В тот период получило распространение такое явление, как грюндерство — по сути учреждение фиктивных акционерных компаний с целью наживы на продаже акций.




«Российское предпринимательство второй половины XIX -
начала XX века»







Санкт-Петербург
1998
План

Особенности формирования капиталистических отношений в России
Влияние реформ Александра II
Роль иностранного капитала
Финансы и банкиры
Развитие тяжелой промышленности и заводчики
Строительство железных дорог
Роль государства в экономике
Народное предпринимательство: артели и кооперативы
Потребительский рынок, фабриканты и коммерсанты Данный период в истории развития предпринимательства России правомерно характеризовать как наиболее активный и плодотворный. Это позволило заметно сократить разрыв между Россией и Западом, войти в начале XX века в число среднеразвитых стран с динамично развивающейся экономикой.

Несомненно, большое воздействие оказали реформы Александра II, которые с полным основанием можно назвать Великими, даже при том, что они не во всем были последовательными и завершенными. Отмена крепостного права, административная, судебная и другие реформы освободили рабочие руки, открыли новые возможности для предпринимательской деятельности во всех сферах, расчистили путь для формирования капиталистического рынка.
Становление рыночных отношений в России проходило в весьма специфических, во многом отличных от других стран условиях, что связано в первую очередь с особой ролью государства - капитализм развивался снизу и насаждался сверху.
Если в странах Запада основная роль в социально - экономическом развитии принадлежала частным предпринимателям, которые нередко в напряженной борьбе с властями добивались необходимых условий, по своей инициативе создавали элементы рыночного хозяйства, то в России многое делалось по повелению или с разрешения властей, причем нередко новации осуществлялись административными методами, когда еще не было достаточных естественных предпосылок (например, открытие бирж). Последствия активной роли государства в экономической жизни России трудно оценить однозначно. С одной стороны, меры и гарантии правительства позитивно влияли на экономику. Например, денежная реформа С.Ю.Витте не только привела к оздоровлению экономики, но оказала сильное стимулирующее воздействие на приток в страну иностранного капитала. С другой стороны - жесткий контроль, вмешательство в дела предпринимательства, политика протекционизма служили тормозом.
Формирование капиталистического уклада, развитие рыночных отношений началось до Великих реформ Александра II, однако они способствовали резкому ускорению процессов. Усилилось расслоение крестьянства, формирование пролетариата и буржуазии. Более высокая, чем в странах развитого капитализма, норма прибыли сделала возможным исключительно динамичное развитие промышленности, буржуазное железнодорожное строительство.

С 1860 по 1890 год добыча угля возросла в 20 раз, производство чугуна - почти втрое, стали - вчетверо. Возник ряд новых отраслей промышленности, таких, как нефтедобыча и переработка, химическая, приборостроение и др. В эти годы возникли крупные механические заводы Путилова и Нобеля в Петербурге, Листа и Бромлея в Москве и др.
Такие масштабы деятельности требовали огромных капиталов, которых в стране не хватало, что обусловило процессы акционирования, развитие капиталистического кредита, привлечение иностранного капитала.
Поскольку рабочая сила была исключительно дешева, а рабочие политически бесправны, в страну потянулись иностранные предприниматели и капиталы. В 1890 году иностранцам принадлежало уже более 25 процентов всех акционерных капиталов, и это имело большое значение. Правда, деятельность их в России носила противоречивый характер: с одной стороны, вкладывая капиталы, внося передовую технику, технологию и организацию производства, западные предприниматели ускоряли процессы индустриализации, становления новых отраслей промышленности, с другой, нередко нещадно наживались на хищнической эксплуатации природных богатств и рабочей силы, при острой нехватке капиталов вывозили значительную часть прибыли за границу.
Ведущие позиции иностранный капитал занимал в тяжелой промышленности. Так, в 1900 году западные инвестиции составляли 70 процентов всего капитала, вложенного в горную промышленность, 72 - в машиностроение и металлообработку, 31 процент - в химическую промышленность. Из восемнадцати металлургических заводов юга России только четыре были основаны русским капиталом. На примерах деятельности Нобелей, Джона Юза и Сименсов в России можно лучше почувствовать характер их деятельности и роль в создании отечественной промышленности. Следует, однако, отметить, что в начале XX века зависимость национальной экономики от иностранного капитала стала постепенно снижаться, ведущие роли принадлежали уже отечественной буржуазии.

Остро стоял в начале капиталистической реформации вопрос развития внутреннего кредита. Система государственного кредитования дореформенной эпохи никак не могла удовлетворять новым требованиям и была реорганизована. Старые кредитные учреждения, в частности, Заемный банк, ссудные кассы упразднялись. В 1860 году создается Государственный Кредитный банк, первым управляющим которого был назначен А.Л. Штиглиц - крупный предприниматель - банкир.
Однако вскоре возможности Государственного банка оказались недостаточны, отчего в 60-х годах один за другим стали возникать частные коммерческие учреждения. В Петербурге появляются Частный и Международный банки, в Москве - Купеческий, Учетный, Земельный, Волжско-Камский и др. Среди учредителей первых банков преобладали крупнейшие промышленники и торговцы. Так, в Купеческом банке в числе ведущих пайщиков числились фабриканты Морозовы, В.А.Кокорев, И.Ф.Мамонтов, М.А.Горбов. Значительные средства вложили известные петербургские банкиры А.Л.Штиглиц и И.Ф.Утин. Московский Земельный банк был учрежден Лазарем Поляковым.
В 1870 году в стране насчитывалось уже 29 акционерных банков, 15 обществ взаимного кредита со многими отделениями. В дальнейшем рост продолжался, и если в 1870 году в акционерных банках имелось собственного капитала на 15,7 млн. рублей, а вкладов на 96,3 млн., то к 1900 году собственные капиталы увеличились до 280 млн., а вклады до 552 млн. рублей.
В 80-х годах большой интерес к финансированию промышленности стали проявлять крупные петербургские банки. Так, Международный банк установил прочные связи с крупнейшими металлургическими заводами: Путиловским, Брянским, Варшавским и др. В члены правлений этих предприятий входили представители банков. Позже начался переход от кредитования к учредительно-эмиссионной деятельности, что было связано с бурным развитием промышленности, особенно тяжелой. Так происходил процесс сращивания банковского капитала с промышленным, в России стала формироваться финансовая олигархия.
Банкирский промысел был тесно связан с биржевой деятельностью, все финансисты в той или иной степени были участниками операций на фондовой бирже, где совершались операции с ценными бумагами. В тот период получило распространение такое явление, как грюндерство - по сути учреждение фиктивных акционерных компаний с целью наживы на продаже акций. Особенно в этом плане прославились братья-банкиры Поляковы, тесно связанные с крупными государственными чиновниками.

Пути развития России были предметом долгих дискуссий между "западниками" и "почвенниками", выступавшими против индустриализации страны, за сохранение традиционного крестьянского уклада жизни. Наиболее резонный ответ прозвучал из уст Саввы Тимофеевича Морозова на Нижегородской ярмарке 1896 года: "У нас много заботятся о хлебе, но мало о железе, а государство надо строить на железных балках".
Эта мысль была высказана в конце XIX века, однако еще в середине века российские предприниматели дали практический ответ, сосредоточив усилия на развитии металлургии и машиностроения. Хотя горно-металлургическая промышленность России была создана еще в XVIII веке усилиями таких предпринимателей, как Демидовы, Строгановы, Яковлевы, Баташевы и другие, но к началу XIX века позиции были во многом утеряны. Страна, которая прежде экспортировала в год до 3 млн. пудов железа в Англию, испытывала значительный недостаток черных и цветных металлов. Особенно потребности в них возросли с началом железнодорожного строительства в России.
Среди тех предпринимателей, кто практически откликнулся на запросы экономики, имена Н.И.Путилова, П.М.Обухова, Л.Нобеля, Бромеля, Дж.Юза и других, о которых, однако, до сих пор известно было немного.
Большой интерес представляет яркая судьба Николая Ивановича Путилова (1820-1880), инженера-предпринимателя. Выходец из мелкопоместного дворянства, он получил образование в Морском корпусе, служил чиновником кораблестроительного департамента. В период Крымской войны отличился тем, что в короткий срок обеспечил организацию строительства канонерской флотилии, защитившей Кронштадт.
Уволенный в отставку Путилов занялся строительством железоделательных заводов в Финляндии. В 1864 году совместно с Обуховым начал строить металлургический завод на Неве (позже Обуховский).
В 1868 году им был куплен железоделательный завод в Петербурге, названный позже Путиловским (в советское время - Кировским), который стал его главным детищем. Завод, основанный еще в 1801 году, был казенным, нерентабельным и практически бездействовал. Получив заказ казны на производство 2 млн. 800 тыс. Пудов рельсов, Путилов энергично взялся за восстановление производства, проявил чудеса изобретательности. Так, главным его изобретением, давшим огромный эффект, стала технология производства рельсов со стальной головкой, продукция получилась качественная и обходилась заметно дешевле заграничной.
Производство быстро росло и расширялось, одним из первых в России Путилов взялся за производство сложных машин, паровозов, вагонов и других, для чего требовались квалифицированные мастеровые. Он открыл при заводе школу для детей и вечерние классы для взрослых, где преподавали геометрию, черчение, технологию, сумел наладить с рабочими особые, неформальные отношения, заботился о них, завоевав большой авторитет. По мышлению и кругозору Н.И.Путилов значительно опережал свое время.
Прокатное и машиностроительное производство развивались весьма успешно, принося Путилову большие прибыли и славу победителя. Так бы успешно налаженное дело катилось и дальше, тем более что заказов не убавлялось. Однако как истинного предпринимателя его это уже удовлетворить не могло, и он параллельно занялся осуществлением грандиозного проекта - сооружением Морского порта в Петербурге, так необходимого городу.
Задумав построить порт с морским каналом и железной дорогой, очертя голову он бросился в дело, не дождавшись даже правительственной гарантии, без которой поднять такое большое дело было, по сути, невозможно. Правительство не захотело взять на себя расходы, пришлось изыскивать средства на заводском производстве, задерживать зарплату рабочим, что создало напряжение, но не решило проблемы. Крупные финансисты предпочли смотреть со стороны, как разоряется удачливый во всех начинаниях Путилов.
Побывав на вершинах славы, он закончил жизненный путь, когда его дела были в расстройстве. Однако он создал огромное производство; завод, став акционерным обществом, продолжал быстро развиваться. Морской порт был позже достроен, а имя Путилова было заслуженно увековечено в названии одного из крупнейших в стране заводов.

В истории российского предпринимательства XIX века особого внимания заслуживает железнодорожное строительство. Значение строительства выходило за рамки технических и экономических новаций, это был определенный прорыв в цивилизованный мир, о котором мечтали прогрессивные люди России. В эпоху "великих реформ" железнодорожное строительство играет ведущую роль в экономическом развитии страны. При поддержке правительства капитал устремляется прежде всего в эту область. В 1857 году сеть железных дорог составляла 671 версту, в 1867 году - 3 408, в 1876 году - 16 700 верст. На эти цели шло три четверти всех капитальных вложений в народное хозяйство.

Железнодорожное строительство требовало больших капиталов и на первых порах их можно было привлечь только из-за границы, а это требовало от правительства политики поощрения частной инициативы. Почти все строительство проводилось в порядке выдачи концессии предпринимателям, которым государственная казна гарантировала верный доход и еще давала субсидии.
Среди строителей железных дорог - имена таких крупных предпринимателей, как С.С.Поляков, Ф.В.Чижов, И.А.Лямин, С.И.Мамонтов, М.А.Горбов, И.С.Морозов и др.
В дореволюционной истории железнодорожного строительства можно выделить два этапа. Первый подъем относится к концу шестидесятых - началу семидесятых годов, потом железнодорожная горячка пошла на убыль. С начала 90-х годов наметилось оживление, перешедшее в новую волну. Именно на этот период приходится строительство знаменитого Транссибирского пути. Эта самая крупная в мире железная дорога строилась в чрезвычайно сложных условиях и в рекордно короткие сроки - 15 лет (1891-1905) были введены все ее участки. Средний темп укладки пути составлял 642 версты в год, что значительно превышало темпы строительства Канадской железной дороги (сопоставимой по масштабам и условиям) с высшей в мире скоростью ведения работ - 438 верст в год. Следует заметить, что установленный рекорд до сих пор не превзойден в России (темпы строительства Байкало - Амурской магистрали были значительно ниже). Транссибирский путь имел огромное значение для экономического развития восточных районов страны.
Дорога строилась государством, но для российских предпринимателей это были горячие годы. Основные заказы распределялись между заводами европейской России и за границей, хотя и для сибирских промышленников нашлось немало работы. Среди них наиболее известны имена М.Д.Бутина, К.В.Арцыбашева, М.Л.Томара, И.Е.Глотова.

Следует сказать о политике царского правительства в области промышленности. Оно не только не ограничивало монополизм (антимонопольное законодательство в революции так и не появилось, первый закон был принят лишь в 1992 году - ровно 100 лет спустя после принятия его в США), но своей протекционистской политикой только способствовало этому. Протекционизм, в частности, проявляется в том, что русские промышленники получали казенные заказы по ценам заметно выше средних рыночных. Так, при размещении заказов на рельсы для Транссибирской магистрали казна договорилась с русскими заводчиками на поставку по два рубля за пуд, в то время как английские фирмы соглашались поставлять рельсы по 75 копеек за пуд.
Протекционизм оказывал определенное положительное воздействие на экономику, помогая молодой российской промышленности "стать на ноги", выдерживать конкуренцию фирм из развитых стран. Однако стратегически политика протекционизма была ущербной для страны, поскольку задерживала технический прогресс, усиливала технологическую зависимость от Запада, и это - при наличии сильной инженерной школы в стране.
Нельзя не сказать и о роли казенной промышленной промышленности царской России, созданной еще Петром I. Казенное хозяйство не было отличительной чертой только России, оно осуществлялось и в других европейских странах, правда в других масштабах. Главная причина сохранения казенных заводов заключалась в необходимости обеспечения армии и флота вооружением и обмундированием.
В России казенные заводы принадлежали в основном двум министерствам - морскому и военному. В ведомстве морского министра, в частности, находились такие известные заводы Петербурга, как Адмиралтейский, Балтийский, Ижорский, Обуховский, а у военного министра - Сестрорецкий, Тульский, Ижевский оружейный, Пермский орудийный и др. Их отличительная особенность заключалась в том, что они никогда не прогорали. Министр торговли и промышленности С.И.Тимашев заявив в думе: "Казенные заводы имеют одно преимущество перед частными - они не могут обанкротится".
Это важное "преимущество" на деле стало одним из главных тормозов развития и роста эффективности казенного хозяйства, причиной вопиющей бесхозяйственности, казнокрадства. Не проходя испытания рыночной конкуренцией, казенные заводы не имели сильных стимулов для совершенствования производства, внедрения достижений технического прогресса.
На содержание казенного хозяйства правительство и чиновников толкали и чисто политические, антибуржуазные по духу соображения. Правящие круги были напуганы тем, что процессы монополизации в частной промышленности захватили и заводы, отчасти работавшие на оборону. Они боялись, что капиталисты в одночасье откажутся выполнять заказы, связанные с перевооружением армии и флота. Таким образом с помощью казенных заводов хотели регулировать "волчьи аппетиты" монополий.
Следует отметить, что на казенных заводах при строительстве военных судов и выполнении других заказов денег по сути не считали и стоимость заказов определялась по фактическим затратам, которые, естественно, завышались администрацией, поскольку от этого зависел и размер получаемых премий (они обычно составляли 10% от полученной прибыли). Этот принцип "затратной экономики" был целиком воспроизведен и в советской военной промышленности.
После революции ничего менять по сути не пришлось, казенные заводы даже не национализировались, просто в заводоуправления пришли представители пролетариата, которые, используя знания прежней технической интеллигенции, продолжали дело методами, носившими не буржуазно-хозрасчетный, а казенно-административный характер.

В рассматриваемом периоде истории российского предпринимательства нельзя обойти вопрос о народном, мелком предпринимательстве, которое имело давние корни и значительные масштабы. По сути то была ремесленная и кустарная форма хозяйства. Она объединяла сельские кустарные промыслы, городское и сельское ремесленное производство, мелкие промышленные и торговые предприятия, бытовые услуги и др.
Мелкое предпринимательство имело прочные позиции в деревообработке (здесь было занято в четыре раза больше работников, чем в крупных предприятиях), в переработке продуктов животноводства (в полтора раза), в производстве мебели и одежды и др. По форме организации преобладали артели и кооперативы.
Артельный труд был тесно связан с общинным укладом русской жизни, с незапамятных времен существовали ватаги, шарашки, шайки, в которые крестьяне объединялись для разных целей, но хлеб и добычу делили поровну. Недостатками артелей были слабое управление и недолговечность (распадались из-за нарушения дисциплины, незнания рыночной ситуации и других причин). Следовать прогрессу техники и технологии оказывалось невыгодным, прежде всего из-за привычек к приобретенным навыкам и умениям. Это отличало артельщика от капиталиста, которому внедрение новой техники сулило выгоду, но требовало перестройки производства, увольнений, на что не мог пойти руководитель артели. Поэтому производственные артели так и остались в рамках кустарных промыслов, требующих искусного ручного труда.
В отличии от артелей, строящихся непосредственно на морально-религиозных интересах, кооперативы обращаются прежде всего к экономическому интересу, являются хозяйственной организацией в интересах определенной группы лиц. Отличие их от капиталистического предприятия заключается в том, что кооператив не преследует цели изъятия прибавочного продукта, он остается в руках создавших его работников, становится трудовым доходом.
На начало XX века приходится период самого быстрого роста капиталистического движения, с 1902 по 1917 год количество потребительских обществ увеличилось с 600 до 20000, кредитных кооперативов с 837 до 16 055, различных сельскохозяйственных обществ со 137 до 6032. На 1 января 1917 года числилось 47187 кооперативов. Россия стала одним из мировых лидеров кооперативного движения, что является признаком ограниченности данной формы предпринимательства для национального менталитета.

Отмена крепостного права в 1861 году оказалась настоящей революцией во всех отраслях легкой промышленности. Впервые в России появился свободный вольнонаемный рабочий, который мог беспрепятственно пополнять армию наемного труда. Реформа породила массовый отток из деревни в город рабочей силы. Быстрый рост пролетариата означал появление профессиональных рабочих, окончательно порвавших с деревней, а это вело к специализации, росту квалификации и производительности труда на основе внедрения машинных технологий.
Уже в 1875 году в стране насчитывалось 6353 паровых машин мощностью 114 тыс. лошадиных сил, а к 1892 году их число удвоилось (13 тыс.), а мощность утроилась, достигнув 445 тыс.л.с.
Если в 1866 году во всей России было 42 механических бумажно-ткацких фабрики, то 1879 году - 92, а в 1909 - 214 фабрик; число веретен составляло в 1890 году - 3457 тыс., 1903 году - 7145, 1913 году - 9219 тыс. штук. Следует отметить, что техника для крупного машинного производства пришла в страну с Запада благодаря деятельности Л.Кнопа и других предпринимателей.
Развитие внутреннего рынка привело к необходимости его исследования, поискам мест сбыта, рекламе, что послужило толчком для фабрикантов к открытию собственных магазинов, торговых домов. Возросшая конкуренция стала стимулировать внедрение технических усовершенствований, повышение качества продукции. В конце XIX века русские ситцы и некоторые другие изделия российской легкой промышленности приобретают признание на Западе. На всемирных выставках продукция фабрик Прохоровых, Морозовых, Хлудовых, Брокара, Кнопа и других все чаще получает высшие награды.
В этот период активизировался процесс акционирования предприятий, что позволяло получать капиталы для развития, которых явно не хватало, в связи с чем в значительных размерах привлекается иностранный капитал. Однако постепенно и русский капитал растет и к 1914 году вытесняет зарубежный.
Наблюдается все большая концентрация производства в текстильной промышленности. Так, если в 1866 году на мелких предприятиях занято 38 процентов рабочих, а на крупных - 43, то в 1894 году на первых - 15, а на вторых - 72 процента рабочих. Если в дореформенный период домашнее производство успешно конкурировало с фабрикой, то крупное фабричное производство окончательно убило и мелкого производителя и мелкого предпринимателя. Таким образом произошла ликвидация деревенских ткацких светелок. Исключение составило лишь льняное и пеньковое производство, тесно связанное с сельским хозяйством.
Рабочая сила в России оставалась относительно дешевой, о чем свидетельствует сравнительный анализ заработков рабочих. Так, в 80-х годах XIX века на бумагопрядильных фабриках русский рабочий - мужчина получал в месяц 13 руб. 50 коп., английский - 41 руб., американский - 51 руб. Зарплата женщины везде была заметно ниже - соответственно 11, 25 и 32 руб., т.е. равной оплаты не было нигде.
Оценивая в целом эпоху от Великих реформ до октябрьской революции 1917 года, следует подчеркнуть, что это был бурный процесс развития капитализма при непосредственном воздействии государства. Если страны раннего развития капитализма прошли долгий инкубационный период развития машинного производства, чтобы добраться до машин, пароходов, железных дорог и т.п., то в России система крупнокапиталистического производства была создана в невиданно сжатые сроки - несколько десятков лет вместо столетий, и решающая роль в этом принадлежит все же не чиновникам, а предпринимателям, которые, проявляя недюжинную энергию, целеустремленно строили индустрию страны, способствовали развитию образования, культуры и искусства.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Ананьич Б.В. Банкирские дома в России. 1860-1914 гг. Л.,1991
Бовыкин В.Н. Формирование финансового капитала в России. М., 1984
Мартынов С.Д. Финансы и банкирский промысел. СПб, 1993
Мартынов С.Д. Мануфактура и фабриканты. СПб, 1993
Россия на рубеже веков: исторические портреты. М., 1991
13 PAGE 141315



Заголовок 1 Заголовок 2 Заголовок 31515Нумерованный список 3Верхний колонтитулНижний колонтитулНомер страницыЕвгений Несвижский(C:\Мои документы\Предпринимательство.doc
Eugeniy(C:\Мои документы\Предпринимательство.doc
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·q q 5

Приложенные файлы

  • doc 13487582
    Размер файла: 67 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий