3 курс — Женатики. Учебный год нашего третьего курса начался 1 октября. Наши женатики живут на квартирах. Каяшев с Кадрахиным на квартире тут же за углом на Б.Красной.

Сергей Бурсюк

КАК Я ПОПАЛ В КАИ
НАЧАЛО

Родился я в Мурманске 23 октября 1955 года. Отец мой летал на Ли-2 бортмехаником, в 1960 году Ли-2 сняли с вооружения Северного флота - им на смену пришли АН-12. Отца перевели в вертолетную часть. Он обслуживал КА-15,МИ-4 и МИ-6. В 1964 году закончились его 25 лет в рядах ВС и мы уехали с холодного Севера в жаркую АСТРАХАНЬ. У отца радист с ЛИ-2, Волошин Борис, ехал на родину к жене в этот город. Тогда в Астрахани военным пенсионерам квартиру давали в течение года. Так мы и поселились в одном доме с Волошиными на проспекте Николая Островского. Их сын Эдик родился со мной в один день, но на 2 года раньше - бывает же такое! Отец года 3-4 работал в Речном училище, а потом ушел снова в авиацию: в астраханский отдельный авиаотряд - так назывался Астраханский аэропорт тех лет. Было бы странно если бы в детстве на вопрос"Кем ты хочешь быть" я бы не отвечал МОРСКИМ ЛЕТЧИКОМ. Но ранняя любовь к книгам, суровое северное детство, без солнца в течение долгой полярной ночи, без витаминов сделали меня близоруким, и с 3 класса я стал носить очки. В 1965 году отец выписал мне журнал КРЫЛЬЯ РОДИНЫ. Я увидел в нем чертежи летающих моделей. Все, с этого журнала началась моя осознанная мечта - буду конструктором самолетов. С 5 класса я в Дворце Юных Техников - занимаюсь в авиамодельном кружке у Алексея Михайловича Курносова. Зимой приезжают воспитанники нашего "Шефа": КАИ, ХАИ, Ейское летное, Харьковское техническое и т.п. С первой встречи с Федей Амановым , который уехал в Казань и учился на 1 факе, я решил только КАИ!


АБИТУРА Школу я заканчивал в 1972 году, этот год знаменит тем, что при поступлении стали учитывать оценку по русскому языку и средний бал аттестата. Приехав в Казань 26 июля, и придя в институт к доске "Для абитуриентов...", я вдруг понял, что не знаю на какой факультет приехал поступать. Вроде тянуло к автоматике - я сам делал рулевые машинки для своих моделей - это 3 факультет, паял для них приемники - это 5 - радиофак, проектировал сами модели - 1 - самолетостроительный, но увидев какой на 3 и 5  факультеты конкурс - дрогнул и подал документы на "Самолетостроение" - 1 факультет. Экзамены я начал сдавать аж в 61 группе! В 70 годы быть инженером еще хотели быть многие! Первый экзамен - мой неродной "русский" - трояк - настроение упало... Второй - математика письменная -трояк - стало еще хуже Третий - физика - трояк - принимала , тетка, которая нам потом практику по термеху вела - уже не помню, топила нещадно - в экзаменационном листе 2 тройки - ату его! Мои просьбы задать еще вопрос оставила без ответа. Четвертый - математика устная - четыре. Тетка принимавшая сжалилась - пару вопросов задала, но на 5 не хватило. В итоге у меня 17 балов. Проходной на 1, 2 и 7 факи - 17,5 Декан 1 фака Юрьев собрал нас "17" бальников, всех заслушал, что-то типа мандатной комиссии устроил, и меня перворазрядника, призера и лауреата соревнований авиамоделистов (я привез с собой все свои регалии) передали на 2 факультет - там всегда недобор - факультет тяжелый. "Поучитесь 1 семестр и переведетесь ко мне" - сказал Юрьев. Домой я не поехал после зачисления - 17 бальникам предстояло учиться без стипендии. Хорошо хоть общагу стали с 1972 года всем "первакам" давать, а то взрослые студенты в "каевской авиамоделке", куда я ходил советоваться с Алдошиным, руководителем того периода, рассказывали страсти о жизни на квартирах и в "углах". Во время экзаменов я жил в 326 комнате 4-й общаги с Серегой Фурсовым - моим "земляком - астраханцем", потом до 30 августа до официального поселения, в 325 - с Валерой Даниловым из 9 группы - он потом рулил в редакции курсовой газеты. Я его поразил своим юмором и он еще потом тряс из под меня юморные заметки в газету. Началось поселение первокурсников - тетя Валя начала с 5 этажа, в очереди в ее кабинет ко мне подошел Саня Кандрахин и звеня новыми ключиками пригласил в 528 , третьим у нас стал Шура Щук. Начался 1 курс...
ПЕРВЫЙ КУРС
1 сентября как по расписанию началась осень. С утра пошел холодный дождь, нас собрали на площади им. Ленина – "Посвящение в студенты". Стоять на площади было холодно, речи преподавателей были длинные, никаких положительных эмоций. Кончилось мероприятие и мы помчались в общагу. Учились мы в основном в 6 доме КАИ. Это здание было построено в те годы, когда Н.С.Хрущев решил, что студенты должны с первого дня приучаться к работе на производстве: работать и учиться. Чтобы далеко не бегать у Моторного завода построили корпус КАИ. После Хрущева все опять стало нормально, а здание осталось. Учились в нем мы 5 дней из 6, а на один день выезжали в город на ул. Льва Толстова во 2 дом КАИ, там у нас проходила химия и начерталка. Вся практически группа наша жила в 4 общаге, как-то откололись от нас Мальцев Николай Васильевич, Пономарев Саня и Пономарев Никола. На 5 этаже жили: я, Саня Кандрахин, Саня Щук, Мансур Мухаметов, Миша Алексеев, Юра Максимов, Анвар Ахмадуллин, Роберт Ахтямов, Газизян Ибрагимов, Марсим Махмутов, Гена Чикмарев на четвертом: Равиль Файзуллин, Вова Мельников на третьем Каяшев Слава, на втором Гармай Владимир, на первом Шамиль Латфуллин и Бондарев Саня, Замир , Пишу по памяти, кого-то возможно уже и не вспомнил. Все мы были приезжие, единственный “казанский” в нашей группе был Галкин Вова – наш староста. Да и то он жил в поселке Мирном, это уже не совсем Казань была в то время. Может этим и объясняется , наша сплоченность, которая сохраняется до сих пор. На каждую встречу в 1988, 1993,1998,2003 году меньше 14 человек мы не собирались. К первому октября в общаге появились старшекурсники. Недавно начал читать Николая Помяловского. “Очерки бурсы”. Каждый класс в бурсе – так называлось церковное училище во времена Екатерины II – имел свой статус, так и в КАИ: первокурсников звали “абитура”, второкурсников “негры”, третьекурсников “женатики”, четверокурсников “пижоны” или “студенты” и пятикурсников “люди”. У нас в комнате поселился “негр” - нелегальщик – земляк Шуры Щука – Коля Цигельник. Так и проспал весь учебный год на приставных четырех стульях к Шуриной кровати. В средине октября началась пора контрольных и коллоквиумов - такое "гадкое" изобретение Нины Ивановны Талантовой, читавшей нам матанализ - настоящий промежуточный экзамен. "Скрипели! мы изрядно, график учебы был напряженный. Поездки в центр города в институт были сущим кошмаром приходилось ехать автобусом до Восстания, троллейбусом до площади Куйбышева, там садиться на трамвай и только на нем наконец-то доезжали до 2 дома КАИ . В нем проходила химия и начерталка. 23 октября ко мне приехал отец- привез торт от мамочки, винограда, воблы. Отметили мои 17 лет в 528 комнате. На 7 ноября все ребята стали собираться по домам- все жили относительно недалеко и даже Щук рванул в Москву к дядьке. Студенческий билет на самолете до Москвы стоил 6 рублей. Я не поехал никуда. Мы сходили на демонстрацию. Явка была обязательной и остался я в комнате на праздники один. Вечером в краном уголке устроили танцы - в дело пошла моя "Комета-203" - маленький катушечный магнитофон, который не выдержал такого испытания - регулятор скорости сгорел. к 9 ноября собрались все снова - учеба продолжалась. Впереди уже маячила 1 сессия.

ПЕРВАЯ СЕССИЯ

Приближалась первая сессия. Я на день конституции - тогда еще это было 5 декабря слетал домой в Астрахань Купил по студенческому билет за 13руб 50 копеек и полетел. В Астрахани еще была осень, снега нет - юг одно слово. Из моих одноклассников я из города уехал один За два дня которые длилась моя "побывка" практически ни кого не видел Собрали мне теплых вещей для зимовки и снова я уехал в Казань. Перед сессией сдавали зачеты, работы по начерталке, тысячи по немецкому, лабораторные по химии. Началась она 28 декабря. В подвале четвертой общаги отгуляли Новый год – и начали «зубрить». Первый экзамен у нас был "Аналитическая геометрия" читал нам ее преподаватель по фамилии Ландышев. Приходил со скомканной газеткой, из которой списывал формулы, а все остальное читал по памяти. Ходила легенда , что он был крутым расчетчиком в КБ Туполева. Экзамен я сдал в первых рядах, даже наверное первый или второй - четверка. Мы с Гармаем Вовой такую применили тактику. Галкин тот сдавал последний. Были у нас и двойки – Максимов Юра например попался с учебником. Распорядок в сессию у нас был такой: рано вставали «зубрили» лекции, на обед бежали в столовку «Седьмого завода» и снова учить. За четыре дня, которые нам давали на экзамен можно было по всем лекциям пройтись, если они были. Вторым была начерталка – по практической работе у меня была четверка, и на экзамене я тоже получил четверку. С химией мне повезло – попалось, что-то легкое – тоже четверка. А вот перед матанализом я допустил ошибку – полдня я убил на баню. Нарушил первую заповедь студентов – помылся перед экзаменом, да и просто физически потерял время и темп повторения. Мне это «аукнулось» - Талантова Нина Васильевна поставила мне двойку, прокомментировав – «Пересдадите, вы сможете». После каждого сданного экзамена я устраивал себе разгульный день – шли в кино. После матанализа два «двоюшника» я и Юра Максимов поехали в парк Горького кататься на лыжах, но приехали когда уже темнело, лыж нам не дали, вернулись в общагу – пошли в ДК Воровского на фильм «Русское поле». У Юрки это была вторая двойка. Последний экзамен был «История КПСС». Я оттарабанил его на «5».Принимал у нас прикольный старичок, забыл уже фамилию – похвалил меня и пытался вдохнуть энтузиазма: - «На повышенную стипендию можешь претендовать». На радостях я побежал к Купидонову Сергею Сергеевичу за «разрешилкой» на матанализ. Увидев пятерку в зачетке он возражать не стал – выписал. В полной уверенности в своих силах в этот же день я купил билет домой. 28 в последний день сессии я пришел с другими «двоюшниками» пересдавать. Нина Васильевна долго пыталась натянуть меня на 4, но настроение было уже чемоданное, рисковать не хотелось, и я согласился на 3, чем ее даже огорчил. Вся группа разъехалась - в общаге остались те, кто имел по две двойки. Им предстояла «дополнительная сессия».

2 СЕМЕСТР. СО "СТИПОЙ".

Две недели каникул пролетели мигом.
Самое крупное огорчение - я прозевал вечер встречи в школе. Так собирался, ждал и прозевал. Вечер начался в 15 часов - наша директриса Ларина Надежда Ивановна (насколько я помню так ее звали)  "бдила" порядок. В 18, на которые я ориентировался, ко мне пришел Вовка Лаптев, с которым мы сидели за одной партой в 9 и 10 классах и спросил: "А ты чё не пришел?" Было очень обидно.
Компенсировал в "авиамоделке" там мы собрались почти все. Мишка Глебов и Серега Фурсов учились со мной в КАИ, Избулатов Ильяс и Юрка Макаров учились в ХВАТКУ - Харьковском техническом училище" Наш Алесей Михайлович - руководитель был счастлив - пятеро его воспитанников ушли в авиацию.
Вернулись все с каникул кто уезжал - и как у Лермонтова - стали считать потери. Максимов Юрка ушел - так и не победил аналитику с матанализом, Ахмадев тоже. Группа стала меньше. Начался семестр, он пролетел довольно быстро - впереди была весна и летняя сессия. В начале марта начался набор в строй отряды - предстоял трудовой семестр. Альтернативой июлю и августу в строй отряде с отдыхом в сентябре была работа в июле на институтской стройке и колхозе в сентябре. Агитация за строй отряды была очень активной, тем более что Коля Цигельник собирался ехать второй раз - Шура записался с ним в 21 отряд, который ехал в Пензенскую область - строить на газопроводе компрессорную станцию. Мы с Галкиным записались в 22, туда же записался мой земляк Фурсов.
Вместо начерталки теперь у нас было черчение, появился термех. Талантова снова провела коллоквиум. Мы по прежнему большую часть недели учились в 6 доме, а два раза в неделю выезжали в город. После демонстрации 1 мая - на нее тоже была обязаловка опять все разъехались по домам - съездил и я. Вернулись - сняли нас на неделю на хозработы. В   5 доме мне досталась работа в кочегарке - какие-то железки меняли. В конце мая в стройотряде начались "шабашки" - нужно было зарабатывать на форму сказали нам отцы командиры. Мне досталась работа по разгрузке кирпичей на строительстве 7 дома - в котором теперь Музей. Проработали всю ночь . Приняли вчетвером наверное машин 5, правда  казалось больше. Силикатку валили из пачек еще горячую в кучу на земле . Работали до 6 утра и поехали отсыпаться - наверное первый раз я прогулял лекции.
22 отряд был знаменит своей группой "Цемент" по лету 1972 года - в 1973 году. Они уже не ехали, но наш комиссар Абиняков Вова, продолжая традицию,  создавал агитбригаду. Я, как басист школьной группы, записался. Лучше бы я этого не делал, но кто же знал, что так все будет развиваться. Нас записалось: Фурсов - барабанщик, Я - басист, Вова Козлов - ритм, Леня Бенклер - солист. Абиняков начал собирать аппаратуру - колонки с усилителем получили из ремонта. Гитары не помню – провели первую репетицию во 2 общаге. Встал вопрос об ударной установке и бас гитаре. На бас решили сложиться и купить болгарский «Орфей» за 180 рублей - крутые деньги не помню кто сколько добавлял, но моя доля была 30 рублей – больше половины стипы. С ударной установкой Абиняков пошел в студклуб – там ему сказали, что на 4 общаге числится ударная установка. Поехали смотреть – она была основательно разбита: пластика не было ни на одном барабане, тарелки мятые.Ребята из «Эльфов»(на них она висела) предлагали нам еще битую гитару, но мы решили взять только установку. Теперь уж и не помню, но почему то расписку за установку написал я, хотя я вроде не барабанщик, жил только в 4 общаге. Ну написал и отдал тете Вале. Кто забыл - это была комендант 4 общаги – тетка ростом в 2 метра и соответствующей ширины. Установку отвезли во 2 общагу – там жил Козлов и прочее отрядовское начальство, я по своей дури даже толком не знал у кого в комнате она стала хранится до ремонта.
Как то резко началась сессия. Первый срыв у меня произошел на термехе – я в горячах полез первым и напоролся на 2. Не смог решить задачу. Настроение упало, но я все же собрался - сессию сдал и даже получил стипендию(термех то я пересдал, а как остальное уже и не помню – главное на стипу хватило) Потери были и после этой сессии – Бондарев Саня – наш профсоюзный босс (Я дал ему кличку Босс и она к нему прилипла) остался за бортом – ушел в академку, Замир ушел совсем. Отличился у нас Галкин не явился на экзамен - наверно это была история Мы с Файзулиным и Мельниковым поехали к нему в Мирный. Оказалось он спутал день. Объявили последнее собрание стройотряда. Здесь выяснилось, что наши основные музыканты не сдали сессию и поэтому отчисляются. А нас с Фурсовым поскольку "группа " развалилась зачислили в третью отдельную бригаду, которая в отличие от всего отряда, который ехал в Агрыз, поехала в Актаныш - на границу с Башкирией. Про ударную установку и никто не вспомнил - впереди было стройотрядовское лето!

ТРУДОВОЙ СЕМЕСТР

Основной отряд уехал в Агрыз - на электричке, недалеко от Казани.
Наша бригада собралась на следующий день рано утром в речном порту. Наш бригадир Аношкин Сергей   - цыганского вида третьекурсник и пятикурсник Вова,  кстати тоже почти "астраханец" - из Харабалей  купили билеты и мы пошли на "Метеоре"   до Набережных Челнов. Шли часов 5. В Набережных Челнах пересели на колесный двухпалубный параходик идущий до Уфы. Но мы вышли раньше в Актаныше. Билеты у нас были в трюм, но мы сидели на корме на первой палубе.. Прошли в  Белую. Старый Актаныш находился на берегу Белой. В связи с тем, что готовилась к пуску Нижнекамская ГЭС, старый Актаныш попадал в зону затопления. Поэтому на высоком берегу строился новый райцентр Актаныш - город нового типа с бетонными дорогами, панельными домами с современной телефонной станцией. Вот прокладкой телефонных сетей мы и ехали заниматься. У меня до сих пор есть корочка связиста линейщика на сетях до 1000 В, выданная Татсвязью.
Первую ночь это было 5 июля, мы проспали в квартире   панельного дома новостройки на полу. На утро по плану Аношкина Сергея нашего бригадира мы поставили  солдатскую палатку в лесу  - обосновали там свой лагерь. В обустройстве прошел первый день, а когда проснулись -  на улице дождь! Дождь это с небольшими перерывами шел все лето 1973 года. Ни о каком лагере в лесу ни могло быть речи. Решили устраиваться в доме. На следующий день приехал наш прораб из Таттсвязи. Мужик лет 40. Получили лопаты и отправились копать первую траншею. Траншеи начали бить от здания Телефонной станции. Копать в ручную было   трудно - тем более в городе, там, где только закончилась стройка - сплошная щебенка, кирпичи и прочая ерунда. Работали по дождем и без дождя. Дело шло медленно. Сергей стал шустрить - копать наняли "Белорусь". Мы стали только равнять дно, в траншеи предстояло укладывать трубы, в которые потом надо было затягивать кабели. Дело пошло быстрее. Кроме этого освободился народ и поэтому   в соседней деревне нашли новую шабашку - "свинарник" - туда кинули четверых. Потом нашли еще одну - в дальней деревеньке строить с нуля кормоцех. Туда отправили еще  четверых, вот туда  мы попали с Фурсовым. Эта деревня была вообще глухой - по русски говорил один только бригадир. Там я отработал наверное недели две. Это были лучшие дни  лета - мы работали от темна до темна - залили фундамент, выложили цоколь и начали кладку стен. Кормила нас кухарка из колхоза,  жили в пустом доме. Кормила она нас кониной, которую варила большими кусками и молоком с хлебом. Погода вполне была сносной после первого дня,  когда мы перевезли машину цемента, загрузив и разгрузив 3 тонны в мешках - мы даже сходили искупаться на местный пруд.
Приближались праздники День строителя и День авиации - это были два выходных за все два месяца "целины".Нас вывезли на праздник в Актаныш
А после праздника Аношкин решил оставить  меня снова в городе. Я приехал без вещей - в деревне остались сапоги и куртка, а уже стало холодать. Мест в квартире было недостаточно - я спал на одной кровати с  второкурсником. По работе меня определили подсобником к каменщику - началась уже кладка колодцев. Каменщика звали Вова Барышников. Спокойный такой парень, неторопливый и аккуратный - мы с ним выложили все колодцы на наших трассах - штук наверное 15 -20 .Сейчас уж и не помню. Он меня научил "класть". На следующий год мне его наука пригодилась. Жить в Актаныше было дерьмово - кормились в столовке -совдеповской "тошниловке", вечером спасали только книги, старшекурсники потихонечку "квасили" - поэтому я не упирался, когда в конце августа, после того, как колодцы закончились Аношкин мне предложил собираться домой. Пусть будет меньше рабочих дней, но зато в Астрахани тепло. Мы улетели на самолете ИЛ-14 в Казань с тем второкурсником, с которым делили одну кровать. Это был спокойный паренек уж не помню, как его звали. Помню что он был детдомовский. 28 августа улететь из Казани в Астрахань было проблематично - купил я билет только на 10 сентября, но была надежда на "подсадку" перед вылетом. Правда была проблема куда девать сентябрьский билет - я попросил проводить меня моего отрядовского напарника. Мне повезло - "подсадка" получилась я улетел оставив ему билет с просьбой сдать его. Начались первые каникулы.

У  "ШЕФА" НА КВАРТИРЕ

В сентябре в Астрахани еще лето. Все чего мне не досталось за гнилое лето 1973 года в Актанышском районе я догнал дома: жара, виноград и другие фрукты на даче. Я рассекал в стройотрядовской куртке, ходил в авиамоделку- даже застрогал маленькую модельку из бальзы. В общем каникулы... Одно огорчало - быстро летели дни.
Еще в сессию, когда мы ездили с Мельниковым и Файзулиным к нашему старосте Галкину в поселок Мирный, я в шутку  Вове сказал: "Не дадут мне общагу возьмешь меня к себе на квартиру". Так оно и вышло  - с общагой то у меня вышел облом. Я по оценкам в принципе был в числе претендентов в 6 группе старого состава, но после сессии деканат принял решение о расформировании восьмой группы ВРДешников. Остатки группы распределили по оставшимся группам и к нам пришли Деев, Дудниченко, Каримов, Алиакберов, Надежда Морозова и еще две девушки сейчас имен не помню, да они и не долго у нас задержались - до весеннего семестра, Рашид Ситдиков и еще несколько человек. Мое место в общаге досталось Дееву. Узнали мы это перед отправкой стройотрядов, и хотя мы с шефом попали в разные бригады договор остался в силе. За время каникул я с ним обменялся письмами. Вова написал, что мама и папа его не возражают против "квартиранта" и он ждет меня. У меня уже был куплен билет на самолет - вдруг получаю от Вовы телеграмму: "Начало занятий 2 курса переносится на 7 октября"  Что ж, я поменял билеты и ухватил еще неделю каникул. Прилетел в Казань 6 октября вечером,  добрался в Мирный. Меня действительно радушно встретили и мама и отец Вовы. В их небольшом домике объявился  "квартирант" . Спальное место мне определили на диване, Вова стал спать на раскладушке, не смотря на мои возражения. Утром мы собрали портфели и поехали в "первый дом" - в деканат. Первый дом был пустынным -  в деканате мы нашли только Купидонова Сергей Сергеевича, который очень удивился нашему появлению - оказывается семестр у всех кроме первого курса начался как всегда с 1 октября, но "в соответствии с постановлением партии и правительства" все отправлены на помощь в колхоз. Сергей Сергевич дал установку: "Бегом на автовокзал и в Большие Усады - там работает второй факультет".
На следующий день мы уже ехали с Вовой в Б.Усады. Доехали стали искать своих. Нас послали в какую-то деревню - "Там - говорят Ваши". Шли пешком , дошли , а нас оттуда послали еще в какую-то деревню помельче, Уже начало темнеть, мы добрели до деревни и тут навстречу попались нам Вова Барышников и Шавкат ребята из нашего стройотряда. Они нас забрали к себе в дом, где квартировали у старенькой бабульки. За ужином рассказали о предстоящей работе - уборка капусты в поле, рассказали, как они тут работают вторую неделю. Я бабульке пытался чинить старый приемник - хотелось цивилизации - у нее не было даже телевизора. На следующий день с утра двинули в поле. Работа была простецкая - в поле кучи нарубленной капусты - мы закидывали ее в тракторный прицеп или в ГАЗон, смотря что приходило. Капусты хватило на два дня. На третий мы двинули в правление за новым фронтом работ - нас послали на ферму, грузить какие-то мешки, но что-то опять не связалось у сельских командиров, народ начал бузить и кончилось это тем, что нас отпустил совсем, наверно связано было и с денежными делами   - нам ведь еще и полагалось платить.  Шавкат у нас был за бригадира и выбил оплату за наши с Вовой три дня. Хватило как раз на автобусные билеты.   В понедельник мы наконец-то нчали учиться.  Второй курс по каевской классификации это "негры". Началась наша негритянская жизнь.
Из серьезных наук предстояло долбить термех и сопромат, продолжалась физика, немецкий, философия, черчение, материаловедение и пр. Занимались мы  только в городе, прощай "шестой дом" ! Теперь мы бегали по улице К.Маркса от "первого дома" во второй и в третий. В третьем была кафедра сопромата -нам читал и вел практику добрейший Хасаншин маленький сухонький старичок - каист первого выпуска!
Физику во втором доме читал Земдиханов -  зловредный лысый препод в толстенных очках, термех стал читать Скимель -"фамилие такое" , как говорил кот Матроскин.  
Группа наша старая сильно поредела после второй сессии. Ушли совсем Саня Бондарев, Замир, перевелись  во вновь образованную группу 8, теперь это была вторая на курсе группа теплофизиков, Мельников, Файзулин, Пономарев Саня , зато добавились остатки восьмой группы.
Долгое время пришлые держались  в группе особняком, это и не удивительно,  нам досталась большая часть расформированной 8 группы. Мы выбрали в конце первого курса нового комсорга - Роберта Ахтямова, он   стал жить во второй общаге, там же жил и Газизян Ибрагимов и Коля Мальцев, Шура Щук жил со своими "кулундинскими" земляками в 1 общаге, я у шефа
Все кто не поехал в стройотряд и летом работал на институтской стройке - строили 6 и 7 общаги на Товарищеской. Деканат обещал всем участникам   институтской стройки поселение в общагу. Обещать то обещал, а места уже давно были распределены и придумали такую штуку поселили всю бригаду в 5  общаге в красном уголке. Я часто бывал у наших в этой общаге. Большущая комната была уставлена раскладушками. Там жили ребята со всего курса, но больше всего было наших: и Кандрахин и Мухаметов и Ситдиков и Гармай. На танцульки в праздники я оставался в общаге - из кучи раскладушек всегда можно было найти пустую. После отъезда дипломников в феврале красный уголок расселили - наши получили комнату во 2 общаге на четвертом этаже. Там поселились Мухаметов, Кандрахин, Гармай. Но это было во втором сместре.
У шефа мне жилось, как у родной мамочки: мне выделили отдельный стол за печкой там я долбил науку, Вова работал за парадным столом. В конце октября мы получили стройотрядовскую получку,   я за неполные 2 месяца получил  420 рублей, Вова отработал больше меня на неделю он получил больше . С получки Вова поставил отцу коньяк. Это в те времен был дорогой напиток - водка "коленвал" стоила 2,87, а коньяк стоил 10,12  - три звезды Грузия, САМТРЕСТ. Вовин отец выпил и ругнул - "клопиком" отдает. Я коньяк раньше не пробовал, клопика не ощутил, но поверил.
Первая сессия ничем особенным не запомнилась. Напрягала езда в Мирный - тринадцатый автобус ходил очень дебильно - до какого-то часа от вокзала, а потом от химкомбината Вахитова. Приходилось его ловить, долго ждать на остановке, было холодно и противно. В Мирном я попытался было бегать для здоровья - время было только по вечерам, но быстро прекратил - сначала собаки поселковые за мной гоняться стали, потом все снегом завалило.
Отец у Вовы по выходным ходил на рыбалку с палаткой на весь день. Рыбы я не помню, но подготовку - изготовление палатки, буров и прочей амуниции помню. После зимний каникул я ему привез из Астрахани валенки 40 последнего размера с калошами - спец заказ - мечта рыбака.
На Новый год я решил рвануть домой. 30 декабря мы сдали какой-то зачет и я вместе с Шурой Щуком двинул в аэропорт - Шура собрался в гости к московскому дядьке. Нам повезло- шел какой-то дополнительный рейс - нам продали по студикам билеты и мы оказались в ИЛ-18. Через час уже были в Москве, дальше мне нужно было пробираться во Внуково,а мы почему-то поехали на такси- Шурик вышел в центре, а я поехал во Внуково - во молодость я даже с таксистом торговался и заплатил ему меньше на половину - типа больше денег нет, а их действительно было в обрез. В Астрахань тоже летал ИЛ-18 - рейс Москва-Астрахань-Баку, вылет только утром .30 декабря - билетов нет - надежда только на подсадку. Я сидел где-то в зале старого здания - кантовался до утра и вдруг часа в два ночи услышал объявление для желающих улететь в Волгоград на дополнительном рейсе - рванул в кассу и купил билет - бегу на посадку - оказалось школьников везут на каникулы в Волгоград на ТУ-134(тогда это был довольно новый самолет, в Астрахань например из Казани ТУ-124 летал) Через два часа мы уже садились в Волгоград. В то время - это заканчивался 1973 год - из Астрахани в Волгоград летал почтовый рейс - АН-24, главная задача перевозка ротопринторовских матриц для печати центральных газет, рейс вылетал в 4 с минутами, я рванул на посадку, стал искать экипаж - мы с отцом проговаривали такой вариант, а мне говорят: "Да билеты в кассе есть"  я за билетом и вот через 40 минут мы садимся в Астраханском аэропорту Нариманово, через 30 минут я дома - утром 31 декабря 1973 года. Такой вот вояж! Повезло...
Сессия из за позднего начала семестра начиналась то же  позже. Вернулся я на родном рейсе ТУ-124.
Зачеты сданы - прихожу на первый экзамен термех сдаю в первых рядах, выхожу,   а меня вдруг вызывают в деканат где объявляют, что я не допускаюсь до экзаменов,   потому что похитил государственное имущество - ударную установку 4 общаги.  Это был удар. Я совсем забыл о своей расписке и о том,   где оставил эти злосчастные барабаны. Меня потащили к юристу, который нарисовал мне печальную перспективу:  суд, тюрьма и пр. Мой лепет, что я знать, не знаю где теперь чего после лета искать,  он не слушал: "Сдай что брал и баста" Я стал искать комиссара Вову Абинякова - он руками разводит,  Бенклер Леня и Козлов Вован в академке - а я в его комнате оставлял те злосчастные барабаны. Мои одногрупники мне конечно сочувствовали но помочь то ничем не могли. Настроение паскудное - помог случай. Я с Николаем Мальцевым стоял в первом доме, у буфета на первом этаже  (он был знаменит газировкой и бутербродами с колбасой) только что рассказал ему о своих проблемах и как в фильмах про первые пятилетки говорю:  "Возьмите меня,  что ли на поруки,  как расхитителя госсобственности",  в это время в буфет влетел Нестеров Юрка , пятикурсник - так же как и Мальцев факультетский комсомольский лидер. Здоровается с Николаем, а тот рассказывает ему про меня. Не знаю где сейчас Нестеров, но верю,  что в жизни у него все нормально - он настоящий человек. Ко мне "негру", он отнесся по товарищески вместе со мной съездил к тете Вале в 4 общагу, как более опытный в хозяйственных делах он сразу решил главную проблему - тете Вале нужно было эту злосчастную установку списать - составить акт, а для этого могли быть использованы любые барабаны и тарелки - их ведь нужно было предъявить комиссии и уничтожить - таков был порядок. Это было действительно решение проблемы
. Оставалось немного - добыть какое-нибудь барахло - он со мной пошел в Студ-клуб, который обитал в те годы в "первом" доме нашел мужичка, который пообещал назавтра добыть пару барабанов и тарелок. Ночевал я то же в тот день у Нестерова. Он снимал квартиру в доме на проспекте Ленина. Там где был магазин "Минеральные воды", он уже был женат жил с женой и ребенком, но в зиму жена уехала к родителям. Был он из Елабуги то го же города, что Славик Либанов, я и со Славиком познакомился у него на квартире несколькими днями позже. На завтра я снял со своей стройотрядовской книжки 50 рублей расплатился с "музыкантом" и мы с Юрой отвезли злосчастные барабаны тете Вале.
Инцидент был исчерпан С тех пор я верю в бескорыстных людей и  в везение. С тех пор очень трудно даю кому либо расписки.
Но сессию я сдал без хвостов. Прикол был на сдаче философии у Коныка. Преподаватель он был забавный- устроил досрочный прием по схеме "Заходит группа с одинаковым уровнем знаний - спрашиваю одного ставлю всем". У нас набралась какая-то уж очень большая команда, а выбрал он какого-то слабачка из 7 группы - и поставил всем тройки. Пришлось идти на сдачу в сессию почему-то из группы мы были с Шурой Щуком, то ли остальным повезло при досрочной сдаче или хватило того что имели. У Шуры в парте лежал "Философский словарь" на него мы и надеялись. В этот раз Конык нас начал раскручивать, задавая какие-то вопросы, но я оторвал свою пятерку ответом на вопрос что такое случайность цитатой из Гегеля: "Случайность это неосознанная необходимость" Я сразил этим определением Коныка - он сразу мне сказал:"Давай зачетку".
Для группы сессия прошла сложно было много потерь - из девушек осталась только одна Надежда Морозова, Каримов и еще пара парней из 8 группы то же нас покинули. Они все "хвостовиками" были- помню разборки на комсомольских собраниях с повесткой об успеваемости, но меня тогда они удивляли - ребята то взрослые, не хочешь, разве кто-то заставит?
Каникулы ничем особо не запомнились они были позже, в школу на встречу выпускников, которая проходила у нас 2 февраля,  я не попал - ходил в авиамоделку, на стройотрядовские деньги купил у своего руководителя бортовой комплект радиоаппаратуры СТАРТ-2 , я все еще не терял надежды начать заниматься в "каевской"   авиамоделке. Купил с этих же денег маме пальто - она у меня долго в нем ходила.
Весенняя сессия  началась с конца февраля. Предстояла сдача курсовой по сопромату - это была самая страшилка 2 курса.
На весенние каникулы ко мне приехала мама с сестренкой, я в это время  получил от студенческого профкома путевку в профилакторий, который размещался во второй общаге. По сравнению с ежедневными поездками в Мирный это было так здорово жить в центре прямо у 1 дома! Одной из целей приезда моих в этот раз и стали поиски квартиры где-нибудь в центре и мама нашла такую квартирку - во дворе "восьмого" дома КАИ - так называли пивнушку на углу Ленина и Чернышевского. Старушка татарка согласилась пустить меня в кладовку без окон,  в которой стояла кровать и сундук - я был счастлив! После профилактория я проводил своих в Астрахань, а сам стал "угловым" жильцом у апы Хабибуллиной.    Сын у нее работал в то время на 16 заводе в ЭРО - сидел на какой-то точке, бывал в Казани наездами - у него была жена и ребенок. Жил он у тещи и к маме захаживал за все время раза два. Помню, что был он когда-то летчиком летал на ИЛ-28, но попал под хрущевское сокращение и пошел учиться в КАИ, после которого стал работать в ЭРО.
Так закончилось мое жилье в шефа

НОВАЯ "СТАРАЯ"   ШЕСТАЯ ГРУППА

После того как съехали дипломники ребят, живших  в красном уголке 5 общаги  поселили во второй общаге . У нас появилось место вокруг которого мы тусовались Саня Кандрахин,Шура Щук, Мухаметов Мансур, Гармай Вова. В этой комнате мы делали курсовики переводили тысячи по немецкому, отмечали дни рождения и праздники. Вова Гармай купил магнитофон Дайна, мы слушали музыку, пришла весна ребята сходили в поход на 9 мая - Вова Гармай познакомился со своей будующей женой Валентиной. Где-то в мае снова началась ССО шная эпопея - формирование отрядов. Я было дернулся снова в 22 отряд, но там командиром уже был назначен Аношкин Сергей, на первом собрании он начал кочевряжиться да и у меня впечатления от его прошлогоднего бригадирства  были не самые приятные, а после того, как я поделился этой новостью с Барышниковым Вовой, с которым в прошлом отряде мы долгое время занимались кирпичной кладкой и он сказал, что Аношкин это не тот вариант я принял окончательное решение и записался в 21 отряд. После первого курса в 21 отряд ездил Шура Щук, В этом сезоне наш нелегальщик - земляк Шурика Коля Цегельник ехал уже бригадиром и в его бригаду записалась почти вся 6 группа старого состава: Я, Шура, Кандрахин, Алесеев, Гармай, Мухаметов. Галкин Вова остался в 22 отряде.
Началась сессия. Лето было жаркое и раннее,  мы стали всей компанией ходить на пляж на Волгу. Я все еще жил у Хабибуллиной пытался готовиться в парке у "Черного озера" на воздухе, но практически всегда мимо ши наши на пляж и забирали меня. Притерлись наши новенькие - Алиакберов играл в футбол, Дудниченко  активно работал в ДНД. Рашид Ситдиков,  заядлый велотурист потихоньку вовлекал в это дело Роберта Ахтямова. Группа стала под конец семестра сплачиваться, но все равно до конца учебы сохранялось это разделение старая и новая.
Весело пролетела сессия. Я снова отличился на философии у Коныка. Он принимал весной по той же схеме: "кучкуйтесь в группы с одинаковыми знаниями" , мы закучковали практически всю группу - 18 человек - еле поместились в его кабинете на кафедре. Он все же отошел от своей схемы и стал спрашивать по кругу, кажется только до Марсима не дошла очередь - поставил всем четверки, а мне и шефу по пятерке, опять что то я умное сказал.
К окончанию сессии ко мне приехала мама с сестренкой. До отъезда в строй отряд оставалось пара дней и я провел эти дни с ними. В последний день перед их отъездом я постригся наголо:  на третьем курсе уже начиналась военная кафедра и с "битловской" прической надо было расставаться. Сестренка плакала, когда я вышел из парикмахерской на улице Баумана. Я выпросил у нее панамку,  потом в этой детской панамке отработал все лето.

ССО-КАИ-21

За нами из райцентра Черемшанского района прислали два ЗИЛа с лавками в кузове - мы на них погрузились и поехали. Так началось стройотрядовское лето 1974 года. Приехали мы райцентр и там нас разделили на три бригады. Нас с Мансуром сначала было оставили в центральной -прямо в райцентре, но буквально на следующий день перекинули в бригаду Цегельника. С нами не было Шурика Щука - он попал в третью бригаду со своими прошлогодними корешами.   Зато в бригаде Коли  Цегельника были только второкурсники, потом нам привезли паренька с первого курса - "Француза" , но он был один. Поначалу мы жили прямо на объекте - на свиноферме. Да-да  именно на свиноферме - в татарской колхозной глубинке мусульмае выращивали свиней. Ферма расширялась и нам предстояло достраивать большущую ферму, а еще достраивать хранилище травяной муки. Коля поделил нас на выявленные объекты. Ночевали мы в в бытовом домике - там у нас была большущая комната с железными кроватями, кухня и комната для наших девушек, которые были поварихами - одна- это Татьяна Краснова, а вот вторую сейчас и не вспомню   - моя землячка северная из Полярного. Я с Кандрахиным, Гармаем и Михаиом Алексеевым во главе с Колей  стал достраивать склад. Предстояло  железобетонный каркас из свай с панельной крышей обшить листами шифера и покрыть крышу рубироидом. .
Мы вязали 8 мм проволкой к колонам деревянные брусья 100х100 . На эти вертикальные брусья  впендюрили горизонтальный набор. На это ушло наверное первые две недели.Потом  набор живенько обшили шифером. Классно было вечером уставшему смотреть,  как скелет превращался в здоровенный склад - день прошел не зря!
Июль стоял очень жаркий. Спать в комнате было душно - мы пытались спать на крыше бытовки - прямо под звездным небом.  В одну из ночей нас накрыла гроза - пришлось мигом слететь с крыши.
Потом в конце июля на нас напали полчища мух. Где они были первые три недели? Встал вопрос о переселении. Коля решил и эту проблему - мы перебрались в сельскую школу. Ну не в саму школу, а в эдакий флигель во дворе школы - одноэтажный рубленный барак - интернат. На объект мы теперь ходили пешком .Утром было нормально, а вот вечером... Работали мы с 7 до 7. Да еще и на обед надо было топать. Но все равно было лучше чем с мухами, которые со свиней пытались переключиться на студентов. 
Еще когда жили на ферме мы ходили на танцы в деревню. Забавно было глядеть на молодежь -  в 1974 они еще плясали под гармошку татарские танцы . Помню назывался один "Восьмерка" .  Мы даже с кем-то попросили аборигенов нас обучить. Коля задумал провести в деревне агитконцерт. Мы начали готовиться.
Микрофон у нас был от Гармаевской "Дайны". Усилитель мы взяли от клубной "Украины" - я таким еще в Астрахани в школе пользовался.  Вова Гармай пел и играл на гитаре. Я  с Цегельником  "Отелло и Яго " изображали, да остальные наши бойцы не остались без дела, кто хором пел, кто танцевал. Набрали номеров на целый концерт. Концерт стройотрядовцев из Казани произвел фурор в селе. В зале был аншлаг. Все прошло на Ура.
На объекте дело двигалось - я с Михаилом на циркулярке пилил доски. Из этих досок собрали класный карниз, который Игорь Поморцев со Славиком Либановым красили. Потом начались кровельные дела.  Славик был главным кочегаром - топил гудрон. Мы с Гармаем и Поморцевым катали рубироид по крыше. Главное, что бы не было дождя - кипящий гудрон, когда в него попадала вода круто шипел и булькал. Крыли мы крышу довольно быстро - три слоя, затем посыпка. Я в один из ветренных  дней поймал на левую руку   струю гудрона. Благо внизу работала сушильная печь на солярке - я сунул сразу руку в ведро и смолу смыл, но ожог получился неслабый - шрам у мня до сих пор через 35 лет сохраняется на руке. Стройотрядовская отметина. 
Весело отгуляли два праздника - 13 августа день Строителя, а 18 - День авиации. На день Строителя все бригады собрались в Черемшанах - кстати в райцентре работало еще по крайней мере 3 стройотряда - из Меда, Педа и кажется университета. Был устроен общий праздник на поселковом стадионе.Чем то особенным нас не удивили, правда запомнилась спетая ребятами из педа песенка "На Кавказе есть гора это очень просто.."
День авиации мы отмечали у себя в селе - уехали в лес, а вечером погудели в клубе.
Практически это оказалась наша прощальная гастроль - в бригаде фронт работ сократился и почти все мы были переброшены в бригаду где работал Шура Щук. в соседнее село.
Объект там был точно такой же - склад и кормоцех. Правда в другой стадии - стояли колонны, но не было кирпичного здания цеха. Вот его мы и "лепили" Я наконец-то получил возможность использовать свои навыки полученные   в первом стройотряде с Вовой Барышниковым - я стал каменщиком. В подсобниках у меня были Гармай и Кандрахин.  Втроем мы довольно бойко поднимали стены. Вторым каменщиком я уж не помню кто был, но наверное за 2 недели мы вышли на уровень второго этажа - положили перекрытия. То же была забавная работа - укладывали плиты мужики приехавшие на ЗИЛ-130 кране. Мы плиты равняли.
На этом вообщем и закончили стройку - наступил сентябрь, наш новый бригадир закрыл наряды, заказал в колхозе автобус и мы ранним утром покатили в Казань - стройотрядовское лето кончилось. Было это числа 10 сентября.
***
Дня три вся наша бригада жила во второй общаге - в первый день завтракали в кафе ресторана "Казань" кормил нас бригадир, потом потихоньку все разъехались - я  рванул на волгоградском поезде, а из Волгограда, погуляв день за ночь доехал домой в Астрахань.     Впереди были каникулы до самого 1 октября.

3 КУРС - "ЖЕНАТИКИ"

Учебный год нашего третьего курса начался 1 октября. По прежнему передо мной стояла проблема квартирная - общагу давали  не всем - из всей группы в общаге жили считанные единицы - Роберт Ахтямов - комсорг группы, Мальцев комсорг курса, кто-то из новеньких, но я уже не вспомню. Мы с Мансуром поселились на квартире, которую нашли знакомые. Это был практически "Угол" в двухкомнатной квартире - угол между двумя комнатами в котором стояла двухспальная кровать. Хозяйка квартиры жила с дочерью и вонючей болонкой. До сих пор иногда на улице вздрагиваю от омерзения при таком "собачем" духане.
Учеба на 3 курсе началась по серьезному - предстоял курсовик по ТММ.
У нас этот крутой предмет читал Матвеев. Для все каистов нашего поколения ТММ и Матвеев неразделимы - Матвеев был Зав. кафедры. Теория М...ка Матвеева. Этим сказано все.
 
Курсовик по ТММ был первым. Предстояло писать "пояснительную записку". Вторым крутым предметом были Детали машин. Кроме это начали читать термодинамику, электротехнику, политэкономию, предстояло в сессию сдать экзамен по немецкому.  
В дополнение к набору уже вполне инженерных наук началась военка. Это был еще 6 - "общевойсковой" цикл. На него даже еще не весь   день выделялся, зато была еще гражданская оборона, которую читал полковник с военной кафедры
В общем семестр предстоял "неслабый". Не успели мы войти в русло - подкрался мой день рождения. 23 октября мы отметили в ресторане "Казань".  Почему то мы тогда его облюбовали для дней рождения. Гуляли практически стройотрядовской бригадой- Цегельник, Кандрахин, Щук, Гармай, Галкин, Мансур. Гулял я на "стройотрядовские". К тому времени мы уже получили расчет. Был он "жидковат" -  мы получили рублей по 200. Ходили слухи, что наш командир нас просто "кинул" и слухи эти потом подтвердились, была комсомольская разборка, скандал, но денег нам не добавилось.
В тот вечер я "назюзюкался" - спасибо Мансуру,  он меня дотащил на нашу квартиру. Вечером пошел снег. Снег это символ моего дня рождения -   в те годы снег в Казани выпадал аккурат 23 октября. После дня рождения  я задумался о смене квартиры. Мой прошлогодний квартирный хозяин  за лето провел рокировку в результате, которой, он в квартиру на улице Ленина  с женой и детем въехал поэтому и пришлось искать мне новую квартиру. Я в конце октября заходил к его мамаше, передавал какие-то домашние гостинцы, он был дома и сам предложил мне квартиру своей новоиспеченной тещи. Жила она на Ипподроме, но зато в   в однокомнатной хрущевке и  она работала в охране КГУ на сменах. Я   согласился и вскоре перебрался. Мансур к этому времени  подцепил крутую ангину и временно осел у своего однокласника Зульфата Аюкина во 2 общаге.
Третий курс не зря называют "женатиками" - на третьем курсе первыми в нашей группе женились и Гармай, и Алексеев, и Алиакберов.
Осень быстро пролетела. В начале к нам в группу пришли новенькие за  время семестра  мы привыкли к ним :Бугрову Славе, Шайхутдинову Марселю, Васе Соколову.  Была еще девушка, которая переводом пришла из Чебоксарского политеха, но она с нами дотянула только до сессии.
Спихнули курсовик по ТММ - проектировали какой-то кулачковый механизм - помню пред сдачей не спали с Мансуром всю ночь писали в рабочей комнате  второй общаги. Подкрался Новый год. Это был тот год когда 31 декабря пошел дождь и снег весь растаял - Новый год без снега! Встречал я Новый год в общаге в комнате где обитал Зульфат. Помню с Саней Кандрахиным мы взяли пузырь 0.8 Агдама и сели честной компании на хвост. Когда  стали бить куранты вся общага вывали в коридор - кто-то грохнул стакан и все стали шваркать стаканы об пол - гул стоял наверно минут 5.
Сессию я сдал очень хреново - это моя единственная сессия,  которую я вальнул на все трояки и ... остался на следующий семестр без стипы. Началось с ТММ - я схватил пару, которую пересдал в конце сессии, детали  шли следом и с пустой зачеткой я не глянулся преподу, электротехнику читала нам добрейшая тетка, но я подорвался на правиле буравчика, термодинамику принимал наш зам декана Голдбеев, а политэкономию, что-то уж и не помню мы не сдавали что ли.
С гадким настроением улетел я в Астрахань

ТММ(ТЕОРИЯ М...МАТВЕЕВА)

Каникулы, как всегда пролетели моментально, и снова я в Казани, живу на Ипподроме. У меня из окна Ипподром был виден, но скачки меня тогда не интересовали - нужно было зарабатывать стипу. Второй семестр прошел как-то веселее - к этому времени мы со Славиком Либановым классно скорешились, они жили во второй общаге с Поморцевым, и Реликом. Еще по осени они вскладчину купили Вегу 101 и Ноту 301.За 3 рубля на сутки бралась пластинка и писалась на "школьную" тасмовскую ленту 10 типа. Я переодически садился им на хвост, и моя коллекция стала увеличиваться. После каникул я привез свою Комету 206 и мне было, что слушать. Славик Либанов на 3 курсе сменил Колю Мальцева - стал комсоргом курса. В группе у нас тоже произошли перевыборы - меня выбрали комсоргом . В конце февраля из общаги съехали дипломники и  освободившиеся места поделили среди всех курсов, Славик подсуетился и одно место досталось мне, а второе Ибрагимову Газизяну, но он отдал его  Мансуру.   Мы получили ордера и вскоре поселились в 319 комнату  2 общаги.
Комната была 5 местная , но нас в ней было больше - с нами заехали веселой   компанией "жрд-шники" Вершков Игорь, Бессогонов Сергей, Зеленский Андрей,  Аглицкий Олег со своими раскладушками, еще был паренек с 7 фака - не помню кто,  но он был официальный.
Сейчас,  когда прошло более 35 лет с той весны  4 неполных месяца житья  с бесшабашной компашкой под названием КАНАВА вспоминается по "гулянкам" после танцев в субботу, и по разным другим поводам, подвигам Игоря с бутафорским пистолетом , за который его в КГБ таскали, Андрюхиной выходке, когда он спросонок,  как лунатик отлил прямо за шкаф, который стоял у двери...
Мы с Мансуром долбили детали машин. Я привез из дома 3 листа настоящего ватмана и "залудил" червячный редуктор и какую-то хрень на его основе. Результатом была реабилитация в глазах препода - 4 за курсовик и экзамен.
Сессия прошла вполне успешно - я сдал последний экзамен и в этот же день рванул в аэропорт с Шурой Щуком.  Он собрался к дядьке в Москву, а я в Крым. Мои родители в то время пытались обменять квартиру из Астрахани на Украину и поехали, как раз в Феодосию смотреть вариант - я должен был пробраться к ним. С билетами был голяк - я загрустил, Шуре повезло больше, он записался в очередь, у него был шанс. Мы сидели у кассы и в это время пригласили желающих улететь в Сочи. Я рванул и через 20 минут Шурик мне махал ручкой -  я полетел в Адлер наивно полагая,  что там уже до Крыма как-нибудь доберусь.
Прилетели - вышли,  как в парилку - субтропики. Влажно и жарко. Желающих улететь в Симферополь в 10 раз больше, правда и 5 рейсов, но покрутившись до 4 утра я понял,  что шансов улететь нет и наслушавшись старожилов выработал морской маршрут: Сочи-Керчь- Феодосия.    Вдоль побережья ходила скоростная "Комета" - судно на подводных крыльях. Я на такси доехал до морского порта в Сочи по серпантину вдоль моря. Водила - грузин лихой гнал крутя баранку одной рукой - джигит. Отстояв очередь взял билет и вот в 6.10 мы отвалили от стенки порта и пошли вдоль берега - красота!!!
Я в Казани купил перед отъездом подзорную трубу Турист-2 - изделие Казанского оптико-механического завода. 20 кратная . Берег совсем близко глядя в нее...
Мне в моей авантюре повезло - я в Новороссийске умудрился купить билет на Комету до Феодосии и в 6 часов вечера - 12 часов хода -  я уже оказался в Феодосии. Отец правда уже успел уехать, а я с мамочкой и сестренкой еще 10 дней загорал и купался. Потом мы уехали в деревню к бабушке, которая жила в Полтавской области. В то далекое время  на Украине было вполне прилично развито автобусное сообщение- мы на автобусе Феодосия -Киев домчались до Полтавы.
Так быстро пролетел июль, в августе у нас начиналась практика на Казанском моторостроительном заводе.

ПЕРВАЯ ПРАКТИКА НА КМПО

Практика была рассчитана на месяц и почему-то ее курировала кафедра материаловедения. Распределили всех по цехам. Нам  достался 13 цех.
Саня Кандрахин, Михаил Алексеев и Шурик Щук с Гармаем определились в штамповщики, а мы с Мансуром в слесари. Да простит меня гегемон, но завод и 13 цех такая дыра!!! Я смотрел на нашего мастера - он только весной закончил КАИ- и с тоской думал: "Неужели и мне сюда через 2.5 года. Ужас!!! Я ведь авиацию двигать к вершинам шел учиться , а тут такое" . Настроение   такое преследовало меня  все оставшиеся курсы.
Завод работал в 3 смены. Галкин, поскольку ему было проблематично добираться в свой Мирный, подписался на 3 смену. Месяц мы его не видели. Мы работали через неделю то в первую, то во вторую смену. В 13 цехе начиналась  смена  в 6.15!   Вторая смена после обеда проходила в борьбе с приближающимся сном.
Тем не менее кроме негатива было и несколько положительных моментов. В слесарях я довольно быстро освоился - работал и на сверлильном и на шлифовальном станках - ручной труд, довольно нудный и дешевый. Так делали НК-8.
К середине практики нам с Мансуром подкинули дорогую работу -   мы скручивали кольца для резиновых манжет.   Берешь спиральку из каленой проволоки ( ее приносил мастер из термички)  и делаешь колечко - критерий качества - если сложить 8 и кольцо распрямляется самостоятельно - Качественно, если "залипает" - снова разбирай.
Кончилась практика и нас рассчитали. Заработали рублей по 100. Мы были довольны. Я на свой заработок пошил себе брюки в ателье возле  ЖД вокзала. Перед практикой мы уже поселились во 2 общаге в 446 комнате. Мы,  это я,  комсорг 6 группы, комсорг 5 группы Зульфат Аюкин, активист Шарков Вова, комсорг 7 группы Морев Вова, активист Шура Щук, Мансур на раскладушке "нелегальщиком". Я привез из дома инструменты и готовился начать ходить в авиамоделку.
Практика закончилась нам предстояло ехать в колхоз. Те кто из наших умудрились съездить в стройотряд,  те проходили практику в сентябре. Желания ехать в колхоз у меня не было и я решил воспользоваться своим выявленным еще на 1 курсе повышенным давлением - пошел добровольно сдаваться в поликлинику, которая была в 1 общаге. Врачиха измерила давление - охнула и написала направление в больницу - высокое почечное давление. Я предъявил направление в деканат и... купил билет на самолет и уехал в Астрахань - промывать почки арбузами. В сентябре они там по 3 коп. за кг были!
Сентябрь в Астрахани бархатный сезон. Я ездил на дачу, ходил в моделку. В общем месяц пролетел махом. к 1 октября я полетел в Казань. Начинался 4 курс.

ВТОРАЯ ОБЩАГА

Досталась нам комната 445Б - угловая, последняя в этаком закутке коридора, зато у кухни 4 этажа. Оказалось она к тому же "кривой"
- зауженная по торцевой стене, она не позволяла поставить две кровати! Пришлось ставить двухярусную. На первом ярусе поселился Шарков, а на втором Зульфат. В центре стоял круглый стол, который Мансур на ночь сдвигал, ставя свою раскладушку.
Мы организовали "колпит" - сбрасывались на каждый месяц, закупали картошку, которую жарили на кухне. Поскольку на кухне было всего 8 конфорок на 30 комнат, наше расположение позволяло  чаще других перехватывать вожделенную горелку - ставишь чайник и следишь за ним пока чистится картошка. Каждый раз только мы за стол - стук в дверь - Марсим. "О Марсим, хочешь? Садись..."
Потом с Вовой Моревым в Горьком, мы часто вспоминали "хвостовиков".
Четвертый курс -ПИЖОНЫ!. Так оно и было: все занятия в 1 доме, кроме военки, лекции с 11-45.  Проектный день! Когда вообще спи сколько влезет! Военка конечно доставала - и к 8-00, и к 7 дому, и короткая стрижка и зеленые рубашки с галстуками
Но зато весь год в 1 дом я ходил не одеваясь.
Науки уже были вполне прикладные - Турбомашины, теория ЖРД, технология изготовления авиадвигателей, теплообмен.
Мигом пролетело время -   вот уже 23 октября - отмечали в комнате, закупив любимый "Агдам".
А вот уже и курсовик по турбомашинам пора сдавать.
Наши женатики живут на квартирах. Каяшев с Кадрахиным на квартире тут же за углом на Б.Красной. Рама снятая в коридоре и настольная лампа - СУКА без устали работает в нашей комнате.  Кто забыл это "Студенческий Универсальный Копировальный Аппарат
Проект я "хреново" защитил - на троечку. Огорчился, но пересдавать не пошел, а Шурик вот втихаря сбегал уже наверное 30 декабря и исправил на 4, мы на него подулись немного но простили.
Мы уже заготавливали харчи и выпивку к Новому году, но тут неожиданно приехали мои из Астрахани.Я выпал из "общаговского" праздника. А у меня были такие планы... Дело в том, что мы с Мансуром на одной из вечеринок в субботу в общаговской столовке,там обычно проводились танцульки, а это была встреча с 3 факультетом, познакомились с казанскими девочками и договорились продолжить знакомство на новогодней вечеринке...Сорвалось.
Принеся в жертву свои "лавеласские" планы я встречал Новый год в гостиице с мамой ,папой и сестрой. В этот Новый год состоялась примьера фильма "С легким паром..."
Вечером 1января  я проводил своих на поезд и пошел в общагу готовиться к первому экзамену.
Сессия была вполне успешной. Сдал экзамены и улетел в Астрахань
В Астрахани я встретился со своими в "авиамоделке" Совпали каникулы у Казанцев и Харьковчан. После этой встречи с Избулатовым Ильясом я увиделся только в 2006 году, а Макарова Юрку так и не видел больше.
Для них это были последние каникулы - летом предстоял выпуск молодых лейтенантов вертолетчиков
Еще на 3 курсе когда мы с Мансуром  жили в 319,. глядя на его одноклассника (парень сирота из детского дома, перебравшись в Казань жил в каком то "старом" фонде  в подвале на Кремлевской - ждал квартиру),   который сам шил брюки, решил то же попробовать. В те годы в общем все ходили в основном в продукции швейных ателье. В магазинах не густо было, джинсы были «россейского» пошива из какой-то "джинсоватой" ткани, настоящие "линялые"   только-только появлялись на самых "прикинутых" ребятах. Да и то это были или грузинские самостроки или польские, но уж самое крутое это настоящие Райфел или Вранглер или ЛИ.
В общем я окуппировал мамкину швейную машинку, распорол затертые до дыр "джинсы" мордовского производства, которые мне еще на 3 курсе привез Кандрахин из своей Чамзинки и по их подобию сварганил белые джинсы. Ткань  для них я использовал от фильтров для авиационных заправщиков ТС-22, которые мне принес отец. Такие рукава по 600мм  , которые я распорол.
Получилось вполне достойно.
Началась весенняя сессия. Расписание было все такое же, учились в родном 1 доме. Начались лекции Застелы по теории ВРД.
В эту сессию  предстояло сдавать проект по конструкции ЖРД. Читал нам ЖРД сам Алемасов. В эту сессию в конце февраля мы перебрались в 442 комнату - съехали дипломники. Комната была попросторнее, с балконом. Одна только подлянка - под окном выл вентилятор вытяжки столовки. Начинал в 6-00 и заканчивал в 20-00. Но мы быстро привыкли. Мы благоустроили, как могли комнату - у кроватей сняли металлические спинки и сетки поставили на кирпичи. Была в то время такая "фишка" во второй общаге. Напоминала такая конструкция тахту. У меня еще и чертежная доска была под сеткой для жесткости. У меня единственного была прописка в паспорте. Сначала я был прописан в 4 общаге, а потом, когда поселился во 2-й прописался то же. Прописка была временной, но только с такой можно было в Прокате взять телевизор. Так в нашей комнате появился телек - черно белый Рекорд с экраном 51 см. Вова Морев привез "Ноту" с усилителем. У Мансура был кассетный магнитофон. Вполне цивилизованный быт ПИЖОНОВ из второй общаги!

ШЕСТАЯ ГРУППА - ЛУЧШАЯ В КАИ

Еще наверное в марте, на военке Коля Мальцев дал мне Анкету участника конкурса на лучшую группу КАИ. Проводился такой конкурс не первый раз, но будучи комсоргом курса Николай, что то не предлагал нам такое участие (да и в общем наверное справедливо - учились мы средне), а став рядовым активистом комитета, решился. Это был уже второй год моего "комсоргства".
Я исправно собирал собрания, отгружал отчеты и взносы, не сильно напрягал рядовых, получил даже "оплеуху" от полковника Черенева, который учинив разборку по поводу отсутсвия значков, поднял меня, а я был то же без значка, закричал - "рыба гниет с головы". В общем переизбирать меня еще не собирались мои однокашники.
Я подошел к заполнению Анкеты очень скрупулезно. В общем я и по жизни в дальнейшем делал и продолжаю делать все скрупулезно, иногда даже получая насмешки -"слишком глубоко копаешь".
Анкета кроме пунктов по успеваемости имела разделы по общественной жизни, как это тогда называлось.
Я  отразил все наши общественные достижения, успехи, начинания,   посты и должности, награды и места приложения кипучей энергии одногруппников:

[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Михаил был уже к этому времени отцом, прилично учился,был донором
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Саня не бросал занятия тяжелой атлетикой, учился лениво,но иногда   удивлял в сессию

[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Так же уже был отцом, довольно часто пропускал учебу, но сессии сдавал прилично. Был отличным футболистом . На курсе все футбольные баталии без него не обходились
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Славик был БКДшником ездил в Тюмень, старался учиться прилично,но не всегда успевал

[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Роберт занимался велотуризмом, учился средне, активно работал с ССО
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Шамиль за всех отдувался в культурной жизни - он на баяне играл и принимал участие в каждом КАевском фестивале

[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Ильдар учился старательно, хотя звезд не хватал, был донором и активистом ССО
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Колька один из старичков, ушел из комсоргов курса, что бы заняться учебой, но продолжал активно шевелить  нас и нашу жизнь

[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Слава один из наших "старичков" сходил  в армию вернулся в КАИ на 3 курс,учебу долбил, Рашид его вовлек в велотуристы
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Марсим работал в ДНД и это ему потом пригодилось, учился старательно,но не всегда успешно  пробирался через сессии. Донором был

[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Я кроме комсоргства имел корочку ПОЛИТИНФОРМАТОРА,  окончил школу Молодого лектора, учился вполне сносно без особых провалов.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Серега перевелся к нам с 1 фака. В свое время меня сильно этим удивил, я ведь наооборот хотел на1
Был он заядлым велотуристом

[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Юра  активный ДНД шник, ССО совец и велотурист
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Надежда к 4 курсу  одна осталась в нашей мужской группе и терпеливо доучилась с нами

[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Шеф у нас был практически "круглым" отличником, ССО совцем
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Мансур занимался футболом и борьбой

[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Вова женился на 3 куре, он то же из "старичков" поступил после СА. Учился очень старательно, уже занялся наукой, что то там на кафедре мудрил. Был донором
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Рашид был легендой велотуризма. Еще на 2 курсе он проложил маршрут Казахстан Казань,потом были Казань Брест,Волгоград и Владивосток.

[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Юра учился очень прилично занимался наукой с 3 курса на кафедре турбомашин длобал на НАИРИ
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Вася четвертый наш старичок, уже был к этому времени женат. Жил в 4 общаге. Учился на отлично,немного лишь отставая от Шефа.
Кроме того он был "Неподкупным" председателем учебной комиссии факультета, иногда принципиально жучил даже своих

[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Саня был активнейшим ДНДшником, велотуристом и ССОшником
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Марсель то же к нам перевелся, и как не странно из теплофизиков. Учился легко.У него была и остается та "харизма", которая позволяет иметь друзьями всех.
Его я отметил, как организатора культурных мероприятий все культпожоды билеты и пр. все доставал и организовывал он.

[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Газизян тоже отличился как ССОшник и донор
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Шурик был БКД шиком, футболистом и гитаристом, учился упорно






































В общем статистика великая наука! Заполняя анкету я постарался отметить все достигнутое каждым в тех разделах, которые там были. Был например пункт про ДОНОРСТВО.  Мы практически все сдавали кровь. Был про ССО - мы все были ССО шниками
Потом нам Соколов стал периодически докладывать  прохождение группы по этапам конкурса
Первая ступень конкурса была на курсе - мы стали лучшей группой 1976 года на курсе
Вторая ступень - на факультете - мы стали лучшей группой 1976 года факультета.
Третья ступень - в КАИ - нас подвел средний бал успеваемости, если по общественной работе мы оказались лучшими в КАИ (ура статистике) , то вот по среднему балу ( вот и подлянка от статистики) мы были последними из претендентов 1, 2, 3, 5, 7 и 9 факультетов дневного обучения.
Как объяснил нам Вася - поскольку учеба основное для чего мы в КАИ собрались, нам не смотря на самый высокий общий показатель учебы и общественной деятельности дали только 3 место  в КАИ.
Результаты эти подвели уже во время сессии. Наградой были 10 мест в общежитии на 5 курс!
Мы успели сдать курсовик поЖРД . Самое сложное расчет охлаждения горла сопла Лаваля, нужно было обеспечить приемлемую температуру  путем  длиннющих расчетов методом подстановки
Успели женить шефа
Успели разобрать 6К63 и 6К64 на военке
Много еще чего успели. Я взял на прокат на Лебяжьем озере велосипед СПОРТ и разъезжал на нем по окрестностям Казани. Исколесил дороги от Свияжска до Сухой горы, Ленино-Кокушкино и Камского устья. В велотуристы я не "прокатил", но в Кокушкино разок с ними скатался.
Ходил я и в моделку, заложил небольшую пилотажку, но так ее и не достроил. Обстановка была там довольно индивидуалистская, так бы я сказал - старички пользовались всем, а  новичку ... таскал все свое, а потом  что-то навалилось, так и оставил полуготовый фезюляж на гвоздике. Наступил мечте на горло. Приемник с машинками и Полет на 5 кубиков до сих пор живы.
Сессию сдали легко,    благо науки были  понятные и чисто технические
После сессии мы с Мансуром рванули  на Море.
Мои родители снова были в Крыму смотрели, еще какой-то вариант
Я  под впечатлением прошлого года предложил маршрут такой:  Казань - Адлер - Сочи остановка на неделю. Потом в Сочи садимся на белый пароход и идем до Ялты 4 дня по морю. В Ялте неделя и вылет в Казань , ну,  а я с родителями в Астрахань.
С начала все шло по плану.
Я, Мансур и его земеля 2 курсник Гена прилетели в Адлер. Сняли квартиру и загорая на пляже стали дожидаться 4 участника - набережно-челнинского одноклассника "Шуру Балаганова"
После его прилета, покупавшись еще пару деньков мы наивные собрали вещички и поехали в Сочи в Морской порт.
Конечно нас там не ждали с билетами на Ялту. Мы огорчились, купили билеты на Комету на 6 утра до Новороссийска и пошли прогуляться по вечерней набережной.
Прогулка кончилась хреново - нас со свистом и улюлюканьем догнала толпа местных гопников и начала бить. Чем мы им не глянулись,  мы не поняли, но досталось нам прилично - особенно мне. Сразу сбили очки, а когда стал поднимать жестоко попинали.
Через час, полтора мы разбежавшиеся собрались в здании Морского порта. У меня были крутые фингалы на обоих глазах , которые еле-еле скрывали запасные очки с темными стеклами. Подходил ментовский патруль проверил документы выслушал объяснения, но отпустил, поскольку билеты у нас были на руках, до отхода оставалось часа 4.
Настроение конечно упало, но... могло быть и хуже. Перекантовавшись в зале на лавках, в 6-00 мы вышли в море.
Долетели до Новороссийска - билетов на Комету не достали, поэтому купили на поезд до Феодосии, походили по Новороссийску, искупались, а ночью поехали, переправившись на пароме через Керченский пролив (в ту пору далекую было такое чудо).
Из Феодосии мы уехали в Алушту. Там сняли комнату в квартире 3-х этажки у санатория Украина. К морю ходить можно было пешком,  спускаясь по крутой горе. Я пугал всех на пляже своими фингалами, когда шел без очков в воду. Но благодаря морской воде они довольно быстро исчезли. Дождавшись этого я съездил в Старый Крым, но мои уже улетели в Астрахань.
Мансур умудрился заболеть ангиной, пришлось даже скорую вызывать - чуть не сгорел парень, врачиха, старая тетка, отходила бедолагу  и дала совет: "Не ездите в Алушту, здесь мочи в воде больше чем морской воды" . Но мы уже исчерпали и время и деньги и купив билеты разлетелись, что бы встретиться в Казани на практике.

ЛЮДИ

В августе мы снова в Казани - вторая производственная практика на КМПО. У ЖРД шников практика в Питере, а у нас на КМПО
В конечном счете после 5 курса большую часть нашего выпуска ждет этот завод.
Конечно, с высоты прожитых лет можно только удивляться смыслу этой практики - нас снова ставят на рабочие места по цехам. В конце практики нам предстоит набрать материал для предстоящего курсового проекта по технологии производства двигателей
Я попал в 10 цех на токарно-лобовой станок, на котором мне предстояло обтачивать хвостовики  и наружный радиус статорных лопаток 9 ступени  компрессора высокого давления двигателя НК-8-2У. Вообще я работал под присмотром токаря - мужичка татарина, который работал на соседнем станке и точил все остальные ступени 5,6,7,8. У меня был примитивный кондуктор, в котором я зажимал всего 22 лопатки, а он работал со сплавом ВУДА и водяным котлом - набирал  полное статорное кольцо , а вместо кондуктора заливал лопатки сплавом. Потом  после обработки весь барабан тельфером опускал в большую бочку, сплав, который имеет температуру плавления меньше  100С, вытекал на следующий набор и снова в станок и так всю смену. За такую работу расценки были минимальные типа 25 копеек за лопатку.
Лопатки после нас поступали на ручную шлифовку. Целый участок шлифовщиков. У примитивного точила стоит мужик и формирует по шаблону входную и выходную кромки лопатки. Цена - 5 копеек! При этом в месяц мужички получают по 500 рублей!
Я узнал об этом, когда ко мне стал приходить и поторапливать шлифовщик - ему не хватало  лопаток. Рассказывал о сыне, который пошел учиться на художника и оформляя красные уголки в цехах и колхозах, имеет большую зарплату чем наш брат каевский инженер выпускник. Сочувствовал. Приходил и мужичок , который до меня работал на станке. Он ушел в фрезеровщики, после того, как в очередной раз срезали расценки. Материл начальство. Рассказывал, что когда двигатель только начинали делать, лопатка стоила 2 рубля.
Часть однокашников попала в фрезеровщики в том же цехе, что то там строгали целыми днями, я уж и не помню, Мишка Алексеев с Кандрахиным в 6 цех, Шура щук вроде в 4 кузнечный, Шарков Вовка в 11 цех - компрессорных колес на шлифовку.
Но все были именно на рабочих местах. Через 1,5 месяца мы стали подбирать материалы - практика заканчивалась.
Я выбрал старые чертежи на корпусное кольцо 9 ступени. Оказалось раньше его точили из цилиндрической сварной заготовки, а сейчас из профильной заготовки - борьба за экономию титана.
Практика закончилась, у меня родители все же разменяли квартиру и успели за это время перебраться на Украину из Астрахани - торопились к 1 сентября - к началу учебного года -   сестренка шла в 5 класс. Я решил сгонять на Украину. Билет стоил 22 рубля. Побывка была короткой. Мать была недовольна вариантом - в Астрахани у нас была 3-х комнатная, в центре областного центра, а здесь  военный городок петровских времен Чугуев, 40 км от Харькова, в который можно ездить только на автобусе, но дело было сделано. Зато климат лучше - в полупустыне астраханской мать стала давно жаловаться на сердце.
К 1 октябрю я вернулся в Казань. Там свершилась настоящая жилищная революция - весь 2 факультет решили перекинуть в 3 общагу. 1 фак в 5, 9 в 1-ю.  Были крики и протесты, но в конце концов пришлось переезжать.
Поскольку мы как лучшая группа факультета получили 10 дополнительных мест в общагу, то в результате из 24 человек с учетом женившегося Славы Каяшева, все холостяки стали жить в общаге, женатики кроме Васи на квартирах.
Наша дружная комната разделилась на 3 части, поскольку комнаты в 3 общаге были четырехместными
Шурик, Зульфат и Шарков взяли к себе Шакирова Рамиля.
Мы с Мансуром взяли Кандрахина и Васю Матросова (он занял место Каяшева).
Морев стал жить в комнате с Газизяном, Марсимом и Шамилем.
Роберт с Миргородским, Веретенниковым и Рашидом
Бикмуллин с Бугровым.
Коля Мальцев остался во 2 общаге - их комната удостоилась, какого-то приза за благоустройство и порядок, а Дудниченко остался, как ДНДшник  при своем участке 2 общаги.
Полетели дни учебы - гульнули мой день рождения - приехал Славик Либанов и Поморцев Игорь. Коронкой были бычки, которых мне прислали родители из сухопутного Харькова. Санька Кандрахина проведал отец на октябрьские праздники. Курсовик мы делали технологический - расписывали технологию изготовления детали и  разрабатывали спецоснастку. Я разработал пневматический зажим на  кондуктор для обработки компрессорного кольца.
5 курс это  ЛЮДИ  мы действительно это почувствовали - учиться было легко. Все науки были прикладные и понятные. Я на 21 кафедре  оформил персональный план, руководителем у меня был профессор Кузьмин Георгий Анатольевич. Легендарный преподаватель, автор первого в СССР  учебника по конструкции ВРД.
Его лекции были своеобразными: он по памяти начинал чертить узел двигателя,  комментируя то, что изображал. Мы должны были успеть срисовать и записать. Не всем это удавалось. Все изображения были только у Галкина и у меня. У Шефа лекции всегда были в очередь на списывание . У меня хреновый почерк, и не очень четкая графика, но я все осваивал.
Я взял тему "Двигатель для самолета с вертикальным взлетом", шеф "Двигатель с большой степенью двухконтурности"
Сначала я правда хотел заняться прямоточками. О...  уже ходили слухи, что в КБ у Зубца это профильная тема для военных и можно попытаться распределиться к нему. Но прямоточка и до сих пор имеет два нуля, а тогда Кастерин  предложил заняться доводкой форсажной камеры. Кафедра в то время оседлала конек горения в потоке, всем заправлял Талантов. Мне показалось это не очень интересным и я перешел к Кузьмину.
Новый год отметили в общаге с танцами в красном уголке и выпивкой АГДАМа в комнате.
Сессию сдал я очень даже успешно - получил повышенную стипу 63 рубля.
На каникулы поехал уже в Чугуев. Там осуществил мечту - купил первый фотоаппарат. Первые снимки на слайды я сделал еще на  4 курсе на фотоаппарат Вовы Морева, проявил мне ту первую пленку Поморцев Игорь. Он был продвинутым фотографом - у него был Зенит-Е с Гелиосом 44- жутко дефицитный зеркальный аппарат. .Привозил такие аппараты Ковалевский из Белоруссии.
Я купил ВИЛИю . Самую простую. Была еще ВИЛИЯ АВТО, но она стоила   почти, как Зенит, из-за простейшего автомата , а я купил простую за 24 рубля. Она кстати у меня еще цела и вполне работоспособна. Простейший аппарат для начинающих был Смена 7, стоил вообще 15 рублей, но уж совсем простецкий. ВИЛИЯ была вполне презентабельна и имела приличную 40 мм оптику. 
Был куплен потом и увеличитель и я хоть и запоздало осваивал азы фотографии.
Мои вполне обжились и привыкли к провинциальной жизни. Сестра только все ныла по Астрахани. Ее здесь считали русской и ей тяжело давался украинский язык и литература, которую надо было учить и в русскоязычной городской школе Украины 1976 года
Снова в Казани - последний семестр перед дипломом, предстояло распределение, лагеря, преддипломная практика и диплом - в общем финишная прямая. Перед отъездом я просил отца сходить на авиаремонтный завод ( В Чугуеве был такой по ремонту МИГов) подсуетиться насчет вызова. Отец обещал.
Курсовик я делал с упоением - мы с Кузьминым решили, что я проектирую компрессорную часть двигателя аналога   английского Пегаса - единственного серийного   СВВП Хариер. Я лопатил в библиотеке "Новости ЦИАМА" в поисках статей про Пегас.
Долго не мог понять по схематичным разрезам в статьях конструкцию привода поворотных сопел. Защитился на 5.
У Мансура намечался переезд из старого города Набережные Челны в новую квартиру - он звал съездить пока не снесли домики.
На какой то из выходных мы с ним полетели в легендарный аэропорт Бегишево. Первый раз я в Набережных Челнах. Мансур жил в старом двухэтажном доме, а Зульфат в частном доме по соседству. Встречались с Шурой Балагановым.
На военке мы начали долбить по книжкам 8К64. Железок нам так и не привезли. Ходила "пуля", что нас таких неподготовленных  не возьмут в армию. Здорово!
От военки до военки я в марте решил слетать домой. Почти получилось, но на обратом пути подвела погода - мы почти уже долетели до Казани - оставалось минут 20 - и вдруг завернули в Пензу. Летал ТУ-124, а у него аппаратура не позволяла посадки при малых высотах облачности. Просидели в Пензе 2 дня, у меня уж был план добираться на перекладных, я сдал билет, но потом выяснилось, что денег то не хватит - надо было на поезде до Рузаевки, а там пересадка и уже в Казань. Я снова в кассу - пообещали транзитный ЯК-40. Чудом дежурная меня провела на посадку, а уж в самолете выяснилось, что нет свободных кресел - в самолете был снят ряд у люка. Стюардеса сжалилась и посоветовала - попроси у старушки на взлете внучку на руки взять, а потом сядешь на пол. Так я и прилетел, сидя на полу,  в Казань. А наша ТУШКА еще дня два сидела в Пензе.
Военку все же я пропустил, но как - то обошлось, то ли в тот день на хозработы снимали, то ли полковник Черенев меня простил - в общем без последствий
Кстати о Череневе. Не взлюбил он Ирека Алиакберова. Тот много пропустил из за болезни дитя, дошло до того, что Черенев стал требовать в деканате отчисления. Мы с шефом пообещали Череневу, что парень исправится. Поверил. Я как-то это запарил, а вот Ирек мне напомнил в 1998 году на встрече. Он то помнил. И   сохранил благодарность  за то, что мы его отстояли
Народ на курсе вовсю готовился к распределению, кто писал вызовы, кто пересдавал предметы.

РАСПРЕДЕЛЕНИЕ
Было оно 15 мая. До этого уже были вывешены списки нашего выпуска со средним балом по убыванию.
По этому списку и предстояло нам заходить в 221 аудиторию, где сидела Госкомиссия
Не задолго до  дня распределения Рогожин, который был деканом объявил нам поступившие заявки.
С учетом моего балла 3.68 и места где- то в первой трети, я прикинул варианты
Получилось так
1. Пермь - КБ Соловьева - была заявка на 2 человек
2.Горький - Министерство судостроительной промышленности - приглашались 2 холостых мужчины
3.Калининград - Завод МО
4.КБ Зубца
5.КБ Мухина
 
Исходил я из жгучего желания или покинуть   Казань или на худой конец работать в КБ. Такой настрой я получил после 2-х практик на КМПО.
Вариант в Горький мы планировали  с Саней Кандрахиным - там у его училась сестра и Чамзинка была ближе.
Но не получилось.
Вообще все напоминало совдеповскую очередь за дефицитом.
Выходили довольные отличники, подсуетившиеся с вызовом или женатики, получившие место на КМПО,   которое манило квартирой через год.
Дошла очередь до меня.
"КБ Соловьева в Пермь" - выпалил я в ответ на вопрос Рогожина:  "Куда желаете?"
К сожалению, а может и нет, места в КБ забрали Ситдиков и Миргородский.
Почему, я не отследил, не знаю, наверное потому, что некоторым  давали время подумать, а в то же время продолжалась раздача...
"Тогда Горький" продолжил я. "Молодец" одобрительно сказал Рогожин. "Мы направляем Вас в Горький. Поздравляем. Потом подойдешь ко мне я скажу тебе пару слов о том, что ты выбрал"
Я выскочил и бросился к Саньке - "Саня давай - я в Горький"
Но...  не получилось - дело в том, что Морев Вова  заходивший передо мной, оказывается получил отказ на свой вызов в славный Арзамас 16, откуда был родом, вышедший подумать, он после меня зашел и забрал второе место.
 К Рогожину я подошел и он заговорщески подмигнув шепнул мне "Поедешь экранопланы строить...". Земля ему пухом, ведь сосвсекретное слово сказал, но это я уже потом узнал.
Николай Углев из 7 группы рассказал мне и Мореву, что его бывший одногруппик (Коля пришел к нам на курс из академки) Барышников в прошлом году как раз распределился в Горький. Писал Кольке письма, в которых описывал, что контора находится прямо в центре загадочного, закрытого города Горького
В результате из группы в Казани остались:
Алексеев - КМПО
Ахтямов -КМПО
Бикмуллин -КМПО
Галкин -КМПО
Деев -КМПО
Ибрагимов -КМПО
Кандрахин -КМПО
Махмутов -КМПО
Мухаметов -КМПО
Шайхутдинов -КМПО

КМПО получил свое пообещав всем женатикам квартиры через год.

Гармай - КБ Зубца
В Пермь уехали 5
Ситдиков в КБ
Миргородский в КБ
Латфуллин - завод
Бугров -завод
Веретенников -завод
Вася с Шурой поехали в Омск на завод,
Надежда к мужу Абинякову Вовке в Воткинск
А остальные уехали по вызовам:
Алиакберов на КАМАЗ
Дудниченко на КАМАЗ
Каяшев в Тюмень в аэропорт, где работал его отец
Мальцев в Бугульму, откуда он и был направлен аэропортом
Вот такое было у нас распределение в группе, а вообще по нашей специальности за пределы Казани уехало не очень много народа, знаю вот Шарков в Калининград, Митрофанов в Ейск, Основной урожай собрал КМПО, Мухин и Зубец.

Последний звонок - 20 мая 1977 года
Ходили весь день по улицам КАИсты с огромным колоколом и колоколами поменьше и колокольчиками и звонками.
Прошлись по Карла Маркса от 2 дома до 1 дома. Покуролесили. Вечером мы отмечали это событие в АКЧАРЛАКЕ. Был такой популярный ресторан с небывалой тогда "фишкой" - Варьете. В центре зала фонтан с бассейном. Лепота. Жалко я ничего не помню...
Назюзюкался до отключки. Мои парни дотащили меня до общаги, благо она была рядом. Носки туфлей стертые об  асфальт и квадратная голова на утро. Но к 12 я оклемался и поехал сдавать досрочный экзамен по организации производства. Удивительно ведь сдал на отлично.
Предстоял Госэкзамен  - НАУЧНЫЙ КОММУНИЗМ! На подготовку дали неделю или даже 10 дней. Мы почти всей группой уехали на Волгу к лагерю ИКАР. Поставили палатки в лесу и собрались гудеть до экзамена, но гнусные майско-июньские комары порушили все планы. На третий день выдержав только две ночевки мы позорно бежали в город. Помню только Саньку Понамарева комары не кусали - он объяснял это тем , что у него была 1 группа крови. Не знаю правда или нет, но я до сих пор верю,  не разу не проверив у других счастливых обладателей  1 группы.
Экзамен сдал на Отлично.
Потом началась обычная, хотя и последняя сессия.
Уж точно и не помню, но по результатам я получил повышенную стипендию 67 рублев. Она мне здорово пригодилась на дипломе ведь ее платили аж до апреля 1978 года, да и еще на месте работы выдали  подъемные в ее же размере - вот такое оно было Государственное распределение
После сессии нам предстояла поездка в город Остров на военные сборы - ЛАГЕРЯ!

ОСТРОВ

Второй госэкзамен нам предстояло сдавать в лагерях.
Наша военная специальность, тесно связанная с основной, определила нам прохождение лагерных сборов в городе Остров
Поздним вечером жаркого июльского дня нас построили на перроне   железнодорожного вокзала. Потом команда "По вагонам!"
Загрузили нас в плацкартные вагоны по уплотненной схеме - на 6 обычных полок и 3 багажные нас пришлось по 10 человек. Одному предстояло спать на полу. Распределение мест определила жеребьевка. Мне досталось место на боковой багажной полке. Мансур вроде спал на полу. За ночь домчались до Москвы. В Москве пересадка на поезд до Пскова. Снова жребий - повезло больше - 2 полка.
От Пскова уже на местном поезде еще часа 3. Построили в колонну и в часть! Там  через баню, после, которой мы переоделись в общевойсковую новенькую полевую форму 1947 года!   И вот мы в казарме! Повзводно по двухъярусным   кроватям. Надо мной спит Вова Гармай. Подшивка воротничков и построение для перехода на ужин.
Предстояло нам за месяц освоить курс молодого бойца, научиться портянки мотать в кирзачи, бегать по плацу на зарядку в 6-00, метать гранаты, стрелять из АКМ и ПМ, живьем увидеть те железки, которые так до нас и не доехали, принять присягу СССР и наконец сдать госэкзамен. В Казань мы должны были вернуться уже лейтенантами запаса.
Удивительно, но мне воинская служба даже понравилась! Было напряжно конечно в наряде по кухне драить на "балтике" грязные алюминиевые ложки и миски, да мы попали еще под какую-то генеральскую проверку и солдатикам выдали вилки! Кормили нас в несколько смен в столовке учебного центра, где кроме солдатиков и нас еще учили сержантов. Напряжным был и марш бросок на "Березу" - на  учебную техническую позицию наших железок. Зато увидели псковские деревни с домами покрытыми дранкой и это в 1977 году! Мы ходили строем  и пели строевые песни, которые мы с Гармаем предложили и они понравились остальным "Вдоль по речке по Казанке" и "Хромой король" Вова еще вспомнил про "Служба военная серьезная". А общей песней  был "День Победы"
Я отличился тем, что на занятиях по тактике в пылу атаки потерял пилотку, потом всем взводом, пришлось ее искать. Отдушиной были походы в свободное время в ВОЕНТОРГ, где приколисты покупали лейтенантские погоны, семейные кружевные трусы женам, а любители поесть кефир с булочками. Я увидел там первый раз катушечный стерео магнитофон ОРБИТА, потом в 1980 я купил себе такой.
Первый и единственный раз   пострелял из автомата: очередями по встающим мишеням - как то криво получилось - оправданием было, что местные сказали "Прицел сбит", одиночными вполне типа 25, но похоже Коля Мальцев мне чужую 9 приписал, а моя пуля в молоко ушла..
Стреляли и из ПМ - кто то отличился,  когда нарушив правила, заряженный пистолет направил на майора с криком "А у меня осечка"
Мы с Каяшевым и Шуриком выпускали "Боевые листки", посвященные основным этапам воинской науки. У меня сохранилась пара до сих пор.
Перед самым экзаменом, наш взвод был хозяйственным. Я , Гармай, Кандрахин и Мансур, если не изменяет память,  отправились местному капитану строить гараж. За это он обещал нам протекцию при сдаче экзамена.
Экзамен оказался профонацией, как мне сейчас кажется - оттарабанил заученные описания железок  получил 4. ВСЕ.
Дорога домой была, как всегда гораздо приятнее. В Москве Черенев отпустил командира нашего отделения Соколова и Мальцев поручил мне дорулить последнее построение в Казани на вокзале. От вокзала мы повзводно через ночную Казань с песнями дотопали к 2 общаге. Наша группа подсуетилась заранее - Марсель своим знакомым парням 4 курсникам поручил организацию банкета лейтенантов. Так что мы прибыли к столу. Потом были традиционные подъемы ошалевших абитуриентов в соседних комнатах, хождение строем вокруг общаги по Б.Красной. Потом я пристроился на кровати и проснулся уже часов в 11 следующего дня  и стал с широко открытыми глазами слушать рассказ о подвиге наших бойцов в 3 общаге.
Ведь остальные взводы   отправились в 3 общагу и гудели там. На беду там вокруг ощаги жилые пятиэтажки. Жители позвонили в ментовку - в результате приехали наши несчастные офицеры во главе с Череневым. Приехали они уже после того как все успокоились и ушли спать.
Но полковник не успокоился и решил найти разгильдяев. В своих поисках он зашел в комнату где мирно спали наши Газизян и Марсим. Зачем-то стали будить Газизяна, а он спросонок послал всех на 3 буквы. Черенев был в бешенстве. После разборки пообещал, что не получит Газизян погонов. Но как все потом уладилось, я до сих пор не знаю, на наших встречах с Газизяном не разговорились мы про этот неприятный случай.
Сбором вещей и выпиской из 3 общаги закончилась лагерная эпопея. Предстояла поездка на 2 недели домой, а 20 августа нас с Моревым уже ждали на преддипломную практику в г.Горьком

С МОРЕВЫМ В ГОРЬКИЙ

С Вовой Моревым мы договорились, что я прилечу 19 августа, мы ночуем у его дядьки и утром идем искать нашу контору.
Так в общем и получилось. Летел я через Москву, взлетели в 21-00 и, как раз над Москвой грянул праздничный фейерверк по случаю Дня авиации. Забавное зрелище смотреть на огни не с земли, а сверху!  Летел Ту 134 до Горького минут 40. Вова встречал меня в аэропорту со своими кузинами. Мы доехали до дядьки на проспекте Ленина, переночевали, а на завтра  рванули на Центральную площадь - площадь Горького. Пробежались по кругу - не нашли. Пошли на площадь Минина, это не совсем центральная, но тоже не последняя площадь - у кремля. Там и тем более ничего похожего на КБ в нашем представлении не нашли. Зато нашли будку СПРАВКИ. Тетка по нашим сумбурным объяснениям выдала нам адрес ЦКБ. Приезжаем на улицу Бекетова. Да,  вот это похоже - стеклянное современное здание.  На вывеске "ЦКБ речфлота". На первом этаже теннисный стол. Вова сразу собрался играть в обеденные перерывы. Ищем отдел кадров. Выясняется, что мы попали не туда. Нам надо ехать на завод "Красное Сормово". Едем на 51 автобусе, через Оку, через новые кварталы, потом   дома новостройки кончаются,  начинается прямо какая-то деревня - захудалые деревянные домишки. Вот попали! На исходе   часа пути вновь появились дома похожие на городские, мелькнула гостиница Сормовская, и вот и конечная - проходная завода "Красное Сормово". Суемся в отдел кадров. Нет,  снова не туда. Дают телефон  Зубрилина Евгения Степановича. Звоним. Ура, наконец-то! Он нас направляет в соседнее здание, где сидит его работник. Приходим, заполняем Анкету и пишем автобиографию. "Ну, а теперь ребята отправляйтесь в общежитие, устраивайтесь. Ваша анкета пойдет на проверку. Срок недели 2!"  Вот так попали! Идем в общагу. Вот теперь поняли смысл Барышниковского письма - общежитие находится в районе, который называется "Центр Сормова". Селимся в маленькую 3-х местную комнатку. Вечером приходит наш 3 сожитель - сварщик из Волгограда, приехавший в командировку. Вечером пытаюсь найти Барышникова, но мне говорят, что он в командировке и будет через неделю.
.Неделю болтаемся в Сормове, выезжаем в центр Горького. Оказывается Сормово, находящееся в заречной части города, один из пролетарских районов. Бродим по кремлю. Гуляем по набережной и у памятника Чкалову.
Морева Вову я уговорил   на бег по утрам. Я еще в 3 общаге начал бегать с Матросовым Василием. А в Горьком решил продолжить.
Мы утром бегали в Сормовский парк культуры, там разминались и возвращались обратно. Очень даже приличное место - с рекой, озером и прекрасной сосновой рощей.
Через 2 недели   вечером в красном уголке отловили вернувшегося Вову Барышникова. Вот теперь то он нам  расскажет куда мы попали!
После того как, Рогожин мне сказал, что мы едем строить экранопланы, я почитал в своей подшивке журналов "Крылья Родины" статейку про эти летающие корабли, посмотрел на различные схемы диковинных аппаратов. В принципе грубо ориентировочно представлял, что нам предстоит строить. А вот в деталях...
Вова Барышников поступил в КАИ после службы в армии. Учился он на отлично, закончил КАИ с красным дипломом. Каким образом   он принимал решение распределиться в ЦКБ я в общем сейчас и не вспомню, а может про это и не говорили мы с ним увлеченные подробностями его ЦКБ - шной уже почти годовой карьеры.
Оказалось его год назад так же "мурыжили" с анкетой, но в отличие от нас его "припахали" - послали  на овощную базу на все те 2 недели, пока анкету проверяли компетентные органы. На практику преддипломную его определили в отдел силовых установок судов на подводных крыльях. По словам Вовы в фирме два направления - одно направление экранопланное и оно сугубо закрытое, а второе направление традиционные суда на подводных крыльях - те всем известные Ракета, Метеор, Комета и другие менее знакомые. В отделе силовых установок в то время занимались проектом пограничного катера на подводных крыльях. Силовая установка состояла из газотурбинных двигателей вот и было решено задействовать молодого специалиста,   заканчивающего авиационный институт по специальности воздушно-реактивные двигатели. Но Вове в отделе не понравилось. Было по его словам скучно. Он стал искать другие варианты и даже рассматривал вариант перехода в экспериментальный бассейн - в отделе, как раз работала жена начальника бассейна Аладьина Маргарита.  Но все решилось гораздо проще, когда он приехал после защиты на работу, его направили в отдел силовых установок экранопланов в сектор натурных испытаний.  В этом секторе он и работает в настоящее время. Очень доволен. Основная работа - проведение испытаний двигателя НК-12 на испытательной базе в Чкаловске,  городишко такой в 60 км от Горького. Цель испытаний - отработка мероприятий по повышению ресурса двигателя в морских условиях. Оказывается морская  вода, попадая в тракт двигателя, вызывает коррозию двигателя. Начальник сектора работает над конструкцией специального устройства   - сепаратора, который будет очищать воздух от воды.
Двигатель гоняют на стенде. Стенд в лесу на берегу реки. Рыбалка, грибы -  в общем курорт... А вот командировка, из которой Вова вернулся, заключалась в том, что построенный экраноплан,  погруженный на баржу  отправили на Каспийское море.  Там ему предстояли испытания. Баржу тащил буксир по ночам, а для того, что бы баржу аккуратно протащить через шлюзы по Волжским ГЭС, баржу сопровождали на "Ракете" работники ЦКБ, которые "бурлачили" в шлюзах. Неделю шли до Волгограда, после Волгограда "бурлаки" повернули обратно. Назавтра Вове предстояло ехать в лес...
А у нас назавтра пришли анкеты! При поступлении в КАИ мы ведь уже заполняли анкеты и на 3 курсе давали подписку о неразглашении сведений составляющих   государственную тайну. Видимо это сыграло свою роль. Нас вызвали на собеседование, где рассказали чем занимается ЦКБ по СПК и как нужно охранять тайну. Мы снова поставили свои подписи под документом Подписка... и нам оформили разовые пропуска. И вот мы идем по территории завода Красное Сормово на берег Волги, где и стоит четырехэтажное силикатного кирпича здание. Нас привели в кабинет с табличкой "Зам начальника ЦКБ по кадрам". Это тот самый Евгений Степанович. Он нас помнит, звонит куда-то и через 5 минут приходит за нами представитель отдела, в котором нам предстоит проходить преддипломную практику. Ура! Это тот же отдел, где работает Вова Барышников. Мы будем строить экранопланы!
После оформления в отделе кадров наших трудовых книжек и временных пропусков мы идем на 3 этаж.
Не был я до этого в конструкторских бюро, но имел представление по фильмам.
Ряды чертежных досок - кульманов. У каждого письменный стол. Знакомимся с заместителем начальника отдела ( Начальник в командировке) здоровый такой мужик в очках по фамилии Исаченко. Он заводит нас в кабинет и вызывает начальника сектора,  в который нас и определяют - это сектор натурных испытаний, тот самый.
Начальник лет 40,  с забавной фамилией Химич. Ведет нас знакомиться с сотрудниками, потом проводит инструктаж по технике безопасности. Рассказывает о том,  чем занимается сектор. Оказывается он недавно перебрался из Уфы, где преподавал в УАИ. Теперь вот работает над конструкцией сепаратора. Кроме двигателя НК-12 на экраноплане установлены двигатели НК-8, их уже испытывали в Чкаловске, уже назначили им ресурс по итогам испытаний - 300 часов. Долго рассказывает, что такой маленький ресурс из-за вредного влияния морской воды. Оказывается НК-12 испытывает Госкомиссия под началом военных моряков. Сейчас уже испытания практически завершены и готовятся отчетные материалы по результатам протоколов - вот в этом и будет заключаться наша работа на практике - помощь в оформлении.
Назавтра мы вооружившись миллиметровкой и карандашами строим дроссельные характеристики по данным,  которые нам дает Луиза Васильевна, кстати КАИстка 1965 года выпуска. Есть в отделе,  который состоит из 6 секторов и еще КАИсты.
Геннадий Евгеньевич Хмелевский, Глымбоцкий Станислав, Журкин Александр, Сергеев Петр. Есть и "Куйбаши"   это Химич и Чунаев Валентин Петрович. Но в основном  в отделе выпускники Горьковского политехнического  и водного институтов. Чуть позже в отдел пришли политеховцы Захаров и Воробьева - их определили в сектор,  который занимался установкой двигателей непосредственно на экранплане.
На улице уже был сентябрь, но был он в тот год теплым. Я напросился с Вовой Барышниковым в выходной на рыбалку. Я не рыбак, а Вова заядлый рыбак, но кроме того он только только в городе Дзержинске купил Зенит-Е. Я то же в то время мечтал о таком, в Москве, когда летел в Горький, как лиса у винограда, постоял у витрины ГУМа, но в то далекое время в воскресенье даже ГУМ не работал.
Мы на  трамвайчике речном перебрались на другой берег Волги и оказались прямо напротив ЦКБ. Но берег здесь очень даже дикий. Ряд заливных озер тянется вдоль реки, вот  эти озера Вова собрался пройти со спиннингом. День прошел в разговорах про жизнь, по фотоаппараты и объективы, а вот рыбы мы не поймали.
Вместе с отделом мы поработали на овощной базе - разгружали капусту, в то время это была общесоюзная практика - заготовка овощей силами ИТРов. Ездили и в пионерский лагерь на субботник - готовили лагерь к зиме. Веселая поездка  получилась с обязательным пикником и пьяными песнями в автобусе на обратом пути.  На этих мероприятиях плотнее знакомились с сотрудниками,   с которыми предстояло работать в будущем. В той поездке познакомились с Хомутовым Генадием Михайловичем, который в последствии стал крупным партийным боссом ЦКБ.
В общаге было довольно скучно по сравнению с бурной студенческой жизнью. Вова Морев, благо было рядом,  на выходные съездил в свой Арзамас-16 и привез гитару и "Ноту" с усилителем.
Мы развили бурную деятельность сорганизовали в красном уголке, как-то вечеринку под магнитофон.
Познакомились с Федько Юрием, парнем, который, закончив Николаевский кораблестроительный институт,  приехал строить экранопланы. У  него темой диплома был экраноплан собственной конструкции и вот он уже третий год работал в группе главного конструктора экраноплана Лунь. Парень был жутко активный, пытался расшевелить общаговских , но в одиочку ему не удалось, а тут в нашем лице он получил сотоварищей - мы быстро подружились.
Прошел день рождения Морева - 20 сентября мы посидели в ресторане "Плес", был тогда такой в Центре Сормова.
А в октябре уже и мой день рождения случился, мы опять сидели в "Плесе", к этому времени в отдел пришел еще паренек на должность техника - Сашка Закураев, он был приезжим из Дагестана и поселился то же в общаге  в соседнем холе, часто тусовался у нас, так что мы уже в кабаке были втроем
Так вот пролетело два месяца практики. 1 ноября нас рассчитали и мы начали работу над дипломом.

ДИПЛОМ

К концу практики мы уже с Химичем определились темами дипломов. В ЦКБ существовала своя государственная комиссия и по согласованию с нашим институтом нам предстояло писать и защищать диплом там же в Горьком. Согласовывать приезжал преподаватель из института. Мне предстояло разработать конструкцию двигателя для стартовой   установки за прототип был выбран НК-8, а Мореву двигатель маршевой установки - за прототип был выбран НК-12. Кроме того нужна была специальная часть - у меня это была разработка схемы сепаратора.
Началась работа с дипломом. Расчет параметров, расчет на прочность турбинных лопаток и диска. Пояснительная записка в 200 листов написанная чертежным шрифтом, на каждом листочке рамка и штамп. А главное общий вид двигателя с разрезом газовоздушного тракта. У меня чертеж занял 24 листа. Ходили честно к 8-00, уходили вместе с сотрудниками.
Защита предстояла в середине февраля. Я успел за это время съездить домой на 7 ноября и на Новый год.
Перед 7 ноября в общаге прошел молодежный вечер. Организовывали его комсомольцы ЦКБ и был приглашен, гремевший в те годы ВИА "Второе дыхание". Гулянка была знатной в общагу пришла практически вся комсомолия - расползлись по комнатам своих отдельских - к нам пришла Светлана Лихачева, единственная девица из сектора Петрова Анатолия Петровича. Сектор занимался   воздухозаборниками и газовыхлопами, Виктор Гупало техник из сектора Чистякова Леонида Ивановича, сектор занимался топливной, воздушной, масляной системами и системами управления двигателями СУ. Мы закупились любимым напитком того времени " Агдамом" и размялись перед танцами вчетвером – я, Вова Морев и Закураев  с Гупало.
Танцульки шли в актовом зале на первом этаже. Места было маловато, но вполне сопоставимо с танцульками в каевской 3 или 2 общагами. Назавтра я улетел в Харьков
Прилетев с побывки снова окунулись мы с Вовой в дипломные дела. В это время большая часть сотрудников нашего сектора была в Каспийске - там во всю шли испытания "Орленка". На кульмане Хмелевского я старательно чертил двигатель. Копировать НК-8 один в один я не стал, ведь за плечами у меня был курсовик с "Пегасом". Я вентилятор сделал консольным, вал  ВД разъемным, чтобы обеспечить модульность и возможность замены модулей "на крыле". В то время американцы внедряли такой принцип конструирования, а у нас еще таких двигателей не было. Да как оказалось так и не появилось. А я даже хотел вывести это в спецчасть, но Химич довольно холодно воспринял и мои коструктивные изменения и эту идею и настоял на спецчасти по устройствам сепарации.
Из книжки по паровым турбинам я накропал  несколько схем движения капли под действием центробежной силы и схемы лопаточного колеса, которое обеспечит сепарацию водяных капель
Махом пролетели 2 месяца Наступил канун Нового года 1978. Снова я собираюсь на побывку в Харьков, Вова в Арзамас. 30 декабря в общаге Новогодний вечер.
После Нового года выходим на финишную  прямую - защита Диплома 15 февраля. Каспийчане вернулись и мы работаем в общаге - заканчиваем расчет на прочность, начинаем писать Пояснительную записку.
Перед защитой закупаем с Вовой водки ящик, ставим охлаждаться на окно комнаты. Далеко видно нашу батарею в окне на 8 этаже!
На защиту из КАИ приезжает мужичок с 21 кафедры. Привозит наши документы и документы на оплату Химичу, как нашего руководителя  диплома.
15 февраля в кабинете Главного конструктора ЦКБ по СПК Иконникова Валерия Васильевича развешиваю свой диплом. Я защищаюсь первым. Комиссию возглавляет Чубиков Борис Владимирович - Зам Начальника ЦКБ, к.т.н. еще в комиссии Перельман Борис Семенович и Привалов Эдуард Павлович, это начальник отдела прочности и отдела гидродинамики. Двигателистов конечно нет, но и ладно...
В качестве зрителей все КАИсты отдела. Химич дает отмашку. Начинаю речь перед комиссией.
Тренировки не прошли даром - протарабанил я все вполне бойко. Была правда оговорка, которую заметили только зрители - вместо замка турбинных лопаток "елочка", я сказал "елочкин хвост".
Задают какие то вопросы Отвечаю. Благодарят.
ВСЕ!
Потом сворачиваю ватман и помогаю вешать Вовин движок.
Слушаю Вовин доклад. Все так же . Ну вот и Вова закончил!
Все - выходим из кабинета.
Через 10 минут нас приглашают и объявляют - оба получаем ХОРОШО!
УРА. КАИ закончен!
Ну а вечером круто отмечаем защиту!
Гудим до утра всем этажом.
К этому времени мы уже со всеми перезнакомились и с Гладышевым Санькой и с Виталиком серфингистом и Толиком Ивановым и с Улащиком Александром.
Гудели почти 3 дня.
Потом я уехал в Харьков, поскольку вручение дипломов в Казани назначено было только на 28 февраля.
27 февраля я приехал в Казань. Во 2 общаге жил Коля Мальцев, Саня Дудниченко. Остальые жили в 5 общаге - Кандрахин Саня, Мансур, Марсим, Роберт и Газизян. 
Переночевал я на койке Мальцева - Николай только-только отгулял свадьбу и перебрался к супруге. Но спать особо и не пришлось - всю ночь мы с Дудниченко глянцевали фотографии нашего выпускного альбома. Легли под утро. Зато на вручении дипломов, мы получили выпускные альбомы.
Дипломы в актовом зале вручал Рогожин. Пожал руку и вручил синенькую долгожданную книжечку. Прощай КАИ
Как давно это было 28 февраля 1978 года.
Банкет был в Татарстане. Это полностью заслуга Марселя. На нем была вся организация гулянки.
Гуляли до 12-00. Потом продолжили во 2 общаге.
Последняя студенческая ночь. Прощай Казань. Прощай КАИ.
Очередная встреча  выпуска  у 1дома КАИ 10 июня 1988 года!
Так было написано в нашем выпускном альбоме.
ЗАБУДЬТЕ ДЕДУКЦИЮ, ДАВАЙТЕ ПРОДУКЦИЮ
1 апреля я уже был в Горьком. Вова Морев приехал днем, а я прилетел и добрался в общагу только вечером.
2 апреля - понедельник мы в отделе кадров. Нас ждал сюрприз- по решению Главного инженера нас оформляют в отдел силовых установок СПК. Вот так ! А как же экранопланы?. "Мы лучше знаем, где Вы  нужны..."
Такое решение принял Главный инженер Марков Владимир Александрович. Был он вообще-то электрик, но каким то образом стал главным инженером судостроительного конструкторского бюро. Парадокс кадровых принципов совка... Слыл он снобом, авторитет его как технаря был мягко говоря не очень, но мы это узнали все потом. В тот момент его решение было для нас приказом.
Пришли в отдел. Определили нас к тому же в сектор системщиков - топливная, воздушная   и масляная системы СПК. Начальник сектора Мочалов Эрнест Гаврилович. В секторе три взрослых мужичка - инженеры конструкторы 1 категории, один 2 категории, два техника и три молодых специалиста - я, Вова и девочка из политеха.
Надо отдать должное Эрнест   нарисовал нам радужную перспективу - командировки в Феодосию, Поти. Поманил и возможностью работы над перспективным направлением модульной силовой установкой СПК. 
Мы с Вовой воодушевленные его обещаниями приступили к работе
Сначала действительно было интересно.
Мы с Суплотовым, заместителем главного конструктора "Кометы" Малеханова  стали разрисовывать силовую установку с ГТД вместо судового дизеля М420. Идея блочной установки заключалась в том, что бы для снижения шума и вибрации заменить дизель на ГТД да и еще отделить блок СУ от корпуса собственно судна.
Я побывал в экспериментальном КБ ГАЗ, в котором разрабатывался ГТД для спецмашин. Но был он довольно слабеньки 680 л.с. против 1200 л.с. дизеля.
Следующим вариантом был Ярославский ГТД, который ярославцы мастерили на базе вертолетного ГТД
Мы собрались в первую свою командировку с Вовой вдвоем, но нас вдвоем не пустил Василевский Игорь Михайлович ( В последствии Главный конструктор ЦКБ), посчитал не правильным тратить деньги на поездку двух молодых спецов по одному и тому же вопросу. Поехал я один. Поездка, устройство в гостиницу, тогда это была проблема - я поселился на велотреке! Двигатель был еще сырой, но тем не менее он уже был   адекватным нашей задаче -1500 л.с.
Воодушевленный,с   габаритными чертежами , я вернулся продолжать проектирование... Но все пошло по Райкину:
Забудьте дедукцию, давайте продукцию
Сектор начал перевыпуск документации СПК Восход и Комета на знак качества. Нас запрягли на плановую работу.
Два месяца "вхождения"   закончились. Основы чертежного хозяйства мы познавали на первых рабочих и сборочных чертежах "Восхода". Топливный кран, система тифона(гудка) - это мои первые работы.
В такой текучке пролетело лето, пришла осень, и вот как-то возвращаясь домой с работы я столкнулся с Химичем. Он на ходу стал мне рассказывать, о новых планах сектора и предложил перейти к нему. Честно говоря, работа в "системном" секторе мне уже обрыдла, а главное не видно было какой либо перспективы и его предложению я был рад. Он мне подсказал и как надо действовать - написать  заявление о переводе на имя Маркова. "Он будет возражать, но в конечном счете, есть еще и интересы предприятия и использовать тебя надо  по специальности, а это возможно только в отделе силовых установок экранопланов. Настаивай"
В общем я на следующий день уже был у Маркова. Он прочитал заявление, сначала пытался давить, но по сути я был прав - работали мы с Вовой уже полгода не по специальности. Он вызвал начальника отдела и распорядился перевести в сектор, который занимался непосредственной установкой двигателей, и в частности ГТД на пограничный корабль " Антарес".  Таким образом первый раунд я проиграл - переход в 5 отдел не состоялся.
Месяц проработал я секторе   Конаваленка Анатолия Максимовича. Проштудировал документацию двигателя. Движок был довольно своеобразный. Разрабатывало его Николаевское КБ, которое создавали в 60 годы, переведя часть специалистов из Казани из КБ Микулина, в основе разработки был двигатель АМ-3, который потом стал называться РД-3М500, двигатель для ТУ-16 и Ту104.
Камера сгорания трубчатого типа и пр. В 1978 году это уже был довольно "бородатый" движок, но для судаков это был прорыв!
К сожалению фронта работ не было и здесь - двигатель уже прошел ГИ. Уже был запущен в опытную эксплуатацию первый Антарес. Перспективы я не видел. Я снова написал заявление и пошел к Маркову. Он снова шумел. Но я настаивал на своем и через два дня он сдался и подписал приказ о моем переводе в 5 отдел.
Так я  все же осенью 1978 года начал строить экранопланы!
ЭПИЛОГ
Проработал я в 5 отделе до февраля 1988 года.
Но это уже другая история.   [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] 
В феврале 1988 года я ушел переводом в Казанское проектное бюро машиностроения. Это филиал НПО "Труд", Кузнецова Н.Д, которое занималось сопровождением серийного производства НК на КМПО.
Позади было 10 лет, за которые  много чего я переделал в ЦКБ по СПК - руководство работами с ведущими конструкторскими бюро авиационного моторостроения Куйбышевским научно-производственным объединением “ТРУД” (КБ Кузнецова Н.Д.), КБ Антонова, КБ Ильюшина, Центрального института авиационного моторостроения(ЦИАМ). Координация работ предприятий контрагентов принимающих участие в создании силовых установок. Разработка документации технических проектов, рабочих конструкторских документов, программ и методик испытаний, эксплуатационной документации, обучение членов экипажа . Разработка документации открытого стенда для испытаний двигателя НК-87, разработка документации для предварительных и сдаточных испытаний силовой установки проекта с двигателем НК-87. Присвоение документации системы контроля силовой установки проекта «Орленок» литеры О1.
Меня пригласил на работу в Казань Гриценко Евгений Александрович, он был назначен в 1984 году главным конструктором КПБМ, Кузнецов его отправил в Казань из Куйбышева, поскольку готовил его как своего приемника.
КПБМ  разрабатывало  НК-87 для Луня и  меня ему представили, когда я приехал в очередную командировку, ведь начиная с 1979 года с написания ТЗ я вел все работы по двигателю от ЦКБ. После совместной работы в течении двух лет, в 1986 году он предложил перевод, поскольку планировалась постройка 20 Луней и работы было минимум на 10 лет вперед.
Так что на встрече нашего выпуска я был казанцем.
Наша встреча состоялась, как и было написано в альбоме 10 июня 1988 года.
Теперь мы встречаемся каждые 5 лет
Наш сайт [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Конец формы



15

Приложенные файлы

  • doc 14386890
    Размер файла: 306 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий