В восемнадцать лет он тайно обручился с Женни фон Вестфален. Красивая дворянка, дочь тайного правительственного советника, она была на четыре года старше Карла

ЗА ЧЕЛОВЕКА

Маркс
Ленин
Завенягин
Ручьев
Каюкин
Кузнецов
Савицкий
Любите Магнитку
Ромазан
Бремя выбора
Гуманный склад души
Здесь тебя ждут
Мы - одной крови
Самое дорогое у человека
Кровь за кровь
Красное золото
Кто твой кровный брат?
Донор – значит даритель
Красная история
Красная история
Не судите...
Кровь - это жизнь

















Маркс

В конце XIX века увидел свет третий том «Капитала» Карла Маркса. А каким был великий сын человеческий дома?

В восемнадцать лет он тайно обручился с Женни фон Вестфален. Красивая дворянка, дочь тайного правительственного советника, она была на четыре года старше Карла, но их связывала к этому времени долголетняя дружба и общие интересы. Молодая пара посвятила в свою тайну только отца Карла, ведь до получения образования Карлом не могло быть и речи о женитьбе.

Маркс закончил Берлинский университет и через семь (!) лет наконец осуществил свое заветное желаниеженился на Женни. Она стала для него всем: любимой женой, заботливой матерью их детей, надежным секретарем и корреспондентом, мудрым советчиком и верным соратником по борьбе. Вскоре молодожены вынуждены эмигрировать, они переселяются в Париж. Первого мая 1844 года у них родилась дочь, по желанию отца ей было дано имя его любимой Женни. В 1845 году родилась Лаура, а в 1847 году долгожданный сын Эдгар. О материальном положении семьи можно судить по такому факту на Первый конгресс Союза коммунистов Маркс не приехал не оказалось денег на билет. Потом последовалм «Манифест Коммунистической партии», революция 1848 года, эмиграция после ее поражения в Лондон.

Увы, здесь Марксов ждали тяжелые испытания. Умер годовалый Генрих Гвидо, следом – маленькая Франциска и Эдгар. Маркс был подавлен, но ему очень помог верный друг Фридрих Энгельс.

Вскоре к двум дочерям добавилась третья Элеонора, ставшая общей лю5имицей семьи. Маркс находил .время, чтобы поиграть с детьми, побродить с ними, рассказать им сказку или эпизоды из истории. Он незаметно учил их любить добро и правду, ненавидеть ложь и бесчеловечность, самостоятельно думать и действовать. Дети в шутку прозвали отца за смуглый цвет лица и черные волосы Мавром. Это прозвище все чаще стали использовать с середины пятидесятых годов Энгельс и другие друзья семьи. Вообще в семье Маркса очень любили давать прозвища. Даже во времена самой горькой нужды Карл и Женни не отказывали детям в удовольствии держать домашних животных птиц, ежа, кошек и даже собаку. Карл и Женни воспитывали своих детей прежде всего своим личным примером. Они уделяли им много времени, терпеливо отвечали на их вопросы, учили их сознательно относиться к своим обязанностям и уже в детские годы шаг за шагом вовлекали их в работу, которую мы сегодня называем общественной или политической работой. Тем самым они укрепляли у подраставших девочек чувство ответственности и сознательность. Позже отец все больше поручал им – просматривать международную прессу, вести свою корреспонденцию. Многие революционеры из разных стран, посещавшие дом Маркса, тоже оказывали влияние на мысли и чувства девушек. В этом кругу они нашли и своих спутников жизни: Лаура вышла замуж за французского социалиста Поля Лафарга, Женни за французского журналиста Шарля Лонге, Элеонора за английского врача Эдуарда Эвелинга. Карл и Женни Маркс всей душой любили внуков. Август Бебель писал: «Я был поражен, когда увидел, с какой сердечностью и нежностью Маркс, которого изображали в то время врагом рода человеческого, умел играть со своими внуками и как эти последние были привязаны к деду».



Ленин жив...

У каждого свой Бог. Мой - Ленин. Самое-самое раннее: первоклашкой читаю со школьной сцены Демьяна Бедного:

«И падали, и падали снежинки

На ленинский, от снега белый, гроб»

А в горле - комок. И неудержимые слезы. Дедушка Ленин ассоциировался тогда с личной трагедией – смертью любимого дедушки (для меня-деди), чудом пережившего царизм, первую мировую, революцию, гражданскую, раскулачивание, спецпереселение, Великую Отечественную, восстановление Родины и родины.

Потом, почти иконой, Ленин вошел в плоть и кровь. С удивлением и завистью знакомился с его взглядами, гражданской позицией, настойчивым поиском своего места в российской истории. Поражался его требовательности, бескомпромиссности, даже жесткости в отношениях с ближайшими товарищами по партии. Разгадка - в эпиграфе к главной, на мой взгляд, ленинской книге «Что делать?»: «Партийная борьба придает партии силу и жизненность, величайшим доказательством слабости партии является ее расплывчатость и притупление резко обозначенных границ, партия укрепляется тем, что очищает себя». Ильичу, как его между собой звали друзья - Старику, был тогда 31 год. А то, что эти годы он дружно жил с тещей, с удовольствием колесил с молодой женой на велосипеде, лишь подтверждает его обычность, человечность.

Мне всегда было мало Ленина из школьной или вузовской программы. Интересно было читать его, взахлеб, как художественную литературу, ибо и писал он, словно Бальзак, сразу набело, и действовать был вынужден так же - решительно, уверенно, без тени сомнения.

Царь боится народа и стреляет в безвинных? Ответить вооруженным восстанием. Развязана империалистическая война? Повернуть штыки против ее вдохновителей. Россия погрязла в демболтовне? Взять власть и строить жизнь по новым, справедливым законам.

Ни разу и ни в единой ситуации я не усомнился в верности ленинских поступков. Его били справа и слева, а он выживал. И когда германец лез на Питер и Москву, и когда Антанта, и когда вводили «военный коммунизм» и НЭП, и когда мешали свои в доску «левые коммунисты», и когда бросили Россию настоящие патриоты, не понявшие Октября...

Когда появляется повод, как сейчас - в день рождения Ленина, вспомнить о нем, верная прислужница любого режима - журналистская братия забрасывает нас цитатами, случайно выдернутыми из огромного ленинского наследия. Не забудем, несправедливая критика - это замаскированный комплимент.



Магнитка не верная

Авраамий Павлович Завенягин родился в семье тульского машиниста в первый Первомай ХХ века. В 1917 году вступил в РКП(б). Служил в Красной Армии, в двадцатые трудился в партийных и советских органах. В 30-м окончил Московскую горную академию и сталее деканом. Потом директорствовал в Гипромезе (Ленинград) и на метзаводе имени Дзержинского, откуда и был направлен на Магнитку. В 33 года – и сразу директором. Почти 4 года на должности сумасшедшей ответственности. Показатель – перевели в 37-м первым заместителем наркома тяжелой промышленности СССР. Дважды герой Социалистического труда, лауреат Сталинской премии, зампред Совмина, член ЦК КПСС. Руководил главными предприятиями советской оборонной промышленности. Умер после облучения на испытаниях ядерного заряда в последний день памятного 56-го.

Согласитесь, достойнейший человек. И я испытываю стыд и боль за местных магнитогорских ворошителей советской истории. Почему? Живу на самом берегу Урала на проспекте Ленина и хорошо вижу следы первой плотины, из последнего замеса которой был выполнен бюст Ильича. А остановку автобуса назвали именем Завенягина. И вот ее не стало. Нет, остановка осталась, но имя ее стерли и вывели “Храм Вознесения Господня”. Вижу, действительно посещают по выходным сей объект стоимостью в сотни миллионов рублей, вычтенных без всякого спроса из наших зарплат, десятки и сотни бабулек. А в остальные дни нас пичкают церковной остановочной рекламой вместо напоминания о добром и славном земляке. Словно в доказательство моих слов для посетителей церкви устроили специальную трамвайную остановку и назвали ее “Поселок Старая Магнитка”, а именем храма поименовали находящуюся на значительном удалении другую -крупную.



Певец Магнитки

Страшно огорчает, что 90-летие певца Магнитостроя Бориса Ручьева отмечено исключительно воспоминаниями его современников об эпохе ГУЛАГа. Почему? Нетрудно догадаться. Поэт был репрессирован в 1937-м и реабилитирован в 1956-м. А ведь сам Ручьев не любил распространяться о той поре, считая свой арест несчастным случаем:

У дальнего моря я долю кляну,

Что в горькой разлуке живу я в войну,

Что в первой цепи не шагаю в бою

И люди не знают про доблесть мою.

Смотрите, не личная драма занимала поэта на Колыме, а трагедия родной Страны Советов. И там он помнил о Магнитке, мечтал возвратиться. Даже вот так:

Если я умру без слова,

Люди, будьте так добры,

Отвезите гроб тесовый

До высот Магнит-горы.

Под утесом положите

И поставьте столб с доской:

«Похоронен старый житель

и строитель заводской».

А «старому» жителю было 29 лет...

Да, Борис Ручьев прибыл на Магнитку семнадцатилетним в 1930 году. С амбициями поэта, уже не один год публиковавшегося в газете «Красный Курган». Он и фамилию сменил с Кривощекова на Ручьева.

Второй родиной Борис Ручьев назвал Магнитку. Так же озаглавил он и свой первый поэтический сборник, изданный в Свердловске и в Москве в 1933 году. Ему было только девятнадцать, а он уже поработал и землекопом, и плотником, и бетонщиком, даже выдвинулся в журналисты «Магнитогорского комсомольца».

«Правда» назвала «Вторую родину» лучшим поэтическим произведением о Магнитострое. Ручьева делегировали на совещание Российской ассоциации пролетарских писателей, а потом и на I съезд советских писателей, где ему был вручен членский билет за подписью самого Горького. Потом он поступил в Литературный институт им. М. Горького. Что означало счастье по Ручьеву?

Свой первый город,

недоступный бурям,

Никем еще не виданный вовек,

Весь без церквей,

без кабаков,

без тюрем,

Без нищих,

без бандитов,

без калек.

Сегодня поэт не узнал бы этот город. Кабаков пруд пруди, нищие и калеки на каждом углу. «Новые русские» с завидной легкостью «прикупают» депутатские мандаты.

Борис Ручьев и после реабилитации не озлобился. Он продолжал славить Магнитку, людей труда. И советская Родина его оценила. Он стал лауреатом премии, награжден орденами Трудового Красного знамени и орденом Октябрьской революции. Конечно, кое-кому хочется вспоминать не это, а «большевистские» преследования.

Ручьеву судьба отвела немного – всего шестьдесят лет. Но и этого ему с дивой хватило, чтобы заключить:

Мы оба историей стали,

Хотя и неравен наш век:

Ты мир из бетона и стали

Я мастер твой, но человек.

По праву всего поколенья,

Что было твоим целиком,

Я стал твоим слухом и зреньем

И верным твоим языком.



Звезда Люциана

В Магнитогорске родные и товарищи поздравили с 80-летием со дня рождения одного из авторов энциклопедии Челябинской области Люциана Дмитриевича Каюкина.

Магнитогорск преобразован в город решением Президиума ВЦИК в 1931 году.

В тот же год в курганском райцентре Мокроусово родился Люциан Каюкин. Конечно, это совпадение - случайность, но символ первой советской социалистической пятилетки стал камертоном всей его судьбы, сложившейся словно звонкий гимн ленинской мечте-идее создания общества социальной справедливости и добра. Его главное дело в жизни - слово. Помните, у Валентина Берестова:

“Как хорошо уметь читать!

Не надо к маме приставать,

Не надо бабушку трясти:

“Прочти, пожалуйста! Прочти”.

Не надо умолять сестрицу:

“Ну, почитай еще страницу”.

Не надо звать. Не надо ждать,

А можно взять и почитать”.

Эта детская читалочка невольно сама собой вспомнилась, когда на днях посчастливилось встретиться с юбиляром трудовой Магнитки. Почему? А вот возьмите и почитайте.

В тридцатые годы многие родители называли своих детей вычурно, не избежал этого и наш герой. Отец Дмитрий Тимофеевич, руководитель райпотребсоюза, любитель литературы, назвал сына в честь французского писателя Люцианом. Отец ушел на фронт в Великую Отечественную, погиб... Мать Татьяна Андреевна однолюбка, одна подняла четверых детей. После призвания мужа на фронт устроилась на работу машинисткой в райком партии, так и Люциан приобщился стучать по клавишам. К слову, забегая вперед, и сегодня не отстал от жизни и руки освоились с компьютерной мышкой и клавиатурой, сканером и принтером.

Он как-то сразу самой обстановкой духовного возрождения России потянулся к книге, знаниям и после школы с большой охотой с дружками, начитавшись газетных статей о легендарном ММК, на переломе двадцатого века махнул в Магнитку. Что там говорить, паровоз здесь сельские пацаны увидели впервые в жизни, а чарующий каждого из нас с детства трапецеидальный профиль Магнит-горы и мощь чернометаллургического гиганта не оставила сомнений для выбора вуза – конечно, МГМИ. Так Люциан, насквозь прочитанный ребенок, окунулся на 5 участке, что на теперешней Луговой, в доселе неизвестную ему атмосферу пыльной Горы, горящей агломерации, где невозможно было смотреть как в считанные минуты только что надетая белая рубашка превращалась в подобие рабочей фуфайки. Как знать, может быть, так и вышел бы из Люциана очередной металлург, но не было бы счастья да несчастье помогло вовремя остановиться. Лихой поворот на турнике в барачном общежитии кончился падением и тяжелой травмой правой руки. В институте сразу предложили академический отпуск и отправили студента “на второй год”. Но не тут-то было. Студент вернулся домой, а чтобы не быть обузой матери, устроился по зову души литературным сотрудником в районную газету ”Ленинский путь”, а заодно диктором и корректором. А когда рука поджила и наступил следующий учебный год, Люциан оказался опять в Магнитке, но поступил уже в располагавшийся тогда на гортеатре в Соцгороде педагогический институт на факультет русского языка и литературы. Гордился, что заслужил солидную стипендию в 250 рубликов, на которые можно было прожить и без маминой помощи. Более того, исключительно грамотного, порядочного, дружелюбного, общительного студента избрали председателем комитета тысячной профсоюзной организации, а заодно и членом Ученого Совета с правом решающего голоса. Люциан с огромной теплотой вспоминает добрым словом за науку тогдашнего ректора Ивана Степановича Шмакова и секретаря партийного комитета Арсения Николаевича Державина, у которых учился жить в согласии с совестью. Получив приличные знания, когда настало время выбора рабочего места после дипломирования, Люциан не искал теплого местечка, а с большой радостью и ответственностью, как все выпускники, отправился по распределению сеять разумное, доброе, вечное на первых порах в школу в провинциальный Кыштым. Через два года уже сам распорядился своей свободой и вернулся домой, где неожиданно для себя в комсомольском возрасте стал директором курганской сельской школы. О, это оказалось судьбоносным назначением во всех смыслах. Он не только учил других, но учился сам у учителей его старше и учеников его младше. Из песни слова не выкинешь, выделил из всех выпускниц высокую стройную длинноволосую красавицу, которую вызывал к доске почему-то явно чаще других. Они не хотели признаваться себе, что это уже любовь и спокойно расстались, но их новая встреча была не за горами и уже на-все-гда! Пока Людмила училась профессии, Люциана быстро приметили и командировали прямиком на заведование районо.

И снова потянула к себе Магнитка. Теперь не мальчиком, но мужем тридцатилетний скромный, на знающий себе цену Люциан направился к секретарю горкома Михаилу Федоровичу Ненашеву, который определил его вместо школы в возглавляемый Федором Андреевичем Авраменко Левобережный райком партии инструктором отдела пропаганды и агитации. Потом он трудился заведующим кабинетом политпросвещения, консуль­тантом комсомольского политпросвета горкома партии, после создания Ленинского райкома под началом Евгения Владимировича Ануфриева заведующим отделом пропаганды и агитации, секретарем райисполкома с председателем Александром Васильевичем Кузнецовым, начальником отдела кадров завода металлоконструкций, секретарем заводской партийной организации.

Как видите, не отказывался решительно ни от какой нужной стране и ее людям работы. Как член общества “Знание” вел активную лекторскую деятельность. Везде он был в своей стихии, много читал, много знал и оборачивал свои знания на пользу взрослым и юным землякам. Награжден медалями, Почетными грамотами ЦК комсомола и Челябинского обкома партии, удостоен звания “Ветеран Магнитки”. Перерегистрировался в компартии и продолжил активную общественную деятельность- секретарем горкома партии, активно проводил в жизнь решения партии по месту жительства, в школах и других учебных заведения города.

Люциан Дмитриевич удивительно разносторонний человек. Никакое дело он просто не способен выполнять спустя рукава. Его давние коллеги по партийной и советской работе отмечают его грамотность, желание и умение содействовать в самой неожиданной просьбе. Как лектор по атеистическому воспитанию и международному положению, провел сотни лекций и бесед в рабочих и студенческих аудиториях. Завел садовый участок в “Машиностроителе”. Уговорили войти в правление, стал заместителем и исполнял обязанности председателя товарищества. Со студенческих лет занимался литературным творчеством. В 1970 за поэму, посвященную 100-летию со дня рождения В. И. Ленина, получил 1-ю премию в литературном конкурсе, организованном ММК. Родились дочки Светлана и Елена, он сам ходил на все школьные собрания и мероприятия, проводил интереснейшие классные часы. Помогал дочерям растить внуков Павла и Марию, правнук Даниил в дни встреч искренне бросается на шею и признается: ”Деда, я тебя люблю”. Огромная домашняя библиотека во всю стену его рабочего кабинета заставила перейти на удивительный режим. Пока неметаллургическая Магнитка спит, он с четырех часов утра уже за столом, за книгой или компьютером. Библиотека пополняется и своими заметками, которые находят место в городских, областных и центральных органах массовой информации.

Как венец его красивой и плодотворной общественной деятельности – многолетний труд (уточню, бесплатный!) по подготовке энциклопедии Челябинской области. Этот семитомник Ассоциация книгоиздателей России признала "Лучшим словарно-энциклопедическим изданием".

Свое слово скажут и читатели и почитатели. Знание-сила и земляки-южноуральцы на доброе слово ответят добрым делом. Сейчас на доме, в котором живет Люциан Дмитриевич, красуется доска: ”Первый в СССР крупнопанельный бескаркасный дом”. Думается, наш герой достойно живет и заслужил не меньшего отличия, чем строители. Да украсит сей приют Звезда Люциана.



ИЗ КУЗНЕЦОВ

2007 год проходит в Магнитогорске под знаком 75-летия легендарного металлургического комбината. А Захар Петрович Кузнецов отмечает и личный 75-летний юбилей. Столько он состоит членом Коммунистической партии.

Родился в Белоруссии 20 января 1909 года. В роду все были кузнецами, поэтому и фамилия - Кузнецовы. При царизме еврейских школ не было, так что учился на дому. Евреям запрещали жить и в крупных городах, и иметь землю, оттого их обилие в рядах революционеров. После установления Советской власти пошел в школу, сразу в 4-й класс. И всегда оказывался впереди. В школе сидел на первой скамейке, то ли из-за зрения, то ли хотелось много знать. Правда, в ВУЗе выучиться не удалось, был старшим среди пятерых детей, отец хотел оставить его в кузнице, но он самостоятельно устроил свою жизнь.

В 1926 году Захар поступил в комсомол, сразу стал секретарем районного центра Ляды. В 1927 году началась подготовка к коллективизации, побывал на курсах но землеустройству. А всего учился на 20 курсах, где недели, а где и месяцы. Но это потом, а пока пошел сам на создание еврейского колхоза. Отработал год. Пригласили в райисполком, избрали депутатом райсовета, потом и председателем поселкового Совета. Познакомился там с будущей женой Ниной, потом родившей четырёх сыновей и дочь. Образовали еврейский национальный район (евреев - более 50%), так что приходилось общаться и на русском, н на иврите. Национальным вопросом приходилось заниматься довольно плотно. В 1931 году перевели заведующим в Дубровну. Опять курсы, теперь уже в Минске.

В 1932 году Захар вступил в ВКП(б). В 33-м избрали председателем горсовета. Болезненно, но решали национальный вопрос, например, поступление еврейских детей в белорусские школы, и наоборот, белорусов на мануфактурную фабрику. По раскулачиванию? В районе из 15 тысяч человек раскулачили только одного. Создали и национальную латвийскую школу, организовали рабфак на еврейском языке. Получать благодарности от жителей было очень приятно.

В 1936 году создали специальный отдел в райисполкоме. Уже тогда готовились к войне с Германией. Готовились, готовились к войне. Да, людей ориентировали на спокойный труд, а сейчас это ставят в вину, говорят, что руководство, якобы, ничего не предпринимало. Не все понимали это. Сбежал председатель райисполкома. Захара снова поставили на это место. Одновременно был и партийным секретарём райисполкома, членом бюро райкома партии. Борьба с вредителями шла, и число их множилось, В ГПУ стали больше привлекать рабочих, не очень опытных, так что с их стороны перегибы, конечно, были. Но он никого не боялся, отстаивал своих, если видел несправедливость, разбирались вплоть до ЦК. Получалось. Занимались и текущими вопросами: возвращали скот, хозяйственные постройки или компенсировали их утрату, если ошибочно их передали в колхоз. Сам по зрению оказался невоеннообязанным, но все равно выпрашивался на курсы, готовился воевать, заимел браунинг. Сделали политруком, направили в райком партии.

Пришёл 1939-й год. Без единого выстрела освободили Западную Белоруссию, отодвинули нашу границу, скрытно от фашистов построили аэродром, на это ушло три месяца. Поработал и редактором районной газеты. В 40-м году вызвали в ЦК Компартии Белоруссии, поручили работать в обкоме партии заместителем заведующего отдела пропаганды и агитации. Уехал без семьи в освобожденные районы, начали готовить в лесах склады для организации партизанских отрядов. То, что война неминуема, ощущали все руководители. Для них война не стала шоком. Вывозить семьи руководителям в первые дни войны запрещалось, что6ы не создавать лишней паники. Захара Петровича перевели из райкома в райвоенкомат ответственным по массовой работе среди населения. Продолжалась мобилизация, ввели пропускной режим. Наступление немцев оказалось стремительным. Утром выезжаешь по делим на Восток, а вечером уже останавливают - проезда нет, пункт взят фашистами. Просился в армию, но из-за зрения не взяли. С семьей эвакуировался в Челябинскую область, откуда после войны на родину, в Белоруссию вернуться уже не довелось Работал в Бредах, с шахтерами, началось освоение целины – организовывал по партийной и советской линии и систему снабжения, и органы образования, и культуры. Никогда не считал себя маленьким человеком, однажды дошел до самого Николая Ивановича Рыжкова, правда, еще не премьера, а Свердловского руководителя.

А вышел па пенсию -переехал к дочери в Магнитогорск. Здесь мы с ним и познакомились как соседи-компартийцы 133 микрорайона. Годы и десятилетия возился психолог-воспитатель от бога Захар Петрович Кузнецов и с ребятней, и со взрослыми. Здоровья Вам, Захар Петрович!



Наш человек с Магнитки

Александра Савицкого мало кто не знает в нашем городе. Я знаю его всю жизнь. Ровесники, мы и жили по соседству, и учились в одной школе №4, в одном горно-металлургическом институте, потом комсомольская и партийная работа в Орджоникидзевском районе.

После запрета КПСС Александр Савицкий с должности первого секретаря Магнитогорского горкома ушел на неизведанную стезю возглавил местный лицей Российской академии наук. Я вернулся на комбинат инженером.

С девяностых годов мы с Савицким в политической оппозиции, вместе работаем в бюро горкома КПРФ. Ныне он изгнан из лицея под надуманными предлогами, 12 раз по суду восстанавливался в должности, но так и не допущен до работы мэром Аникушиным. Последний депутат челябинского Законодательного собрания, так что привлечь его к ответственности невозможно. Позицию стороннего наблюдателя занял и губернатор Петр Сумин. Когда-то секретарь обкома КПСС, потому и возглавил областной Совет народных депутатов в начале 90-х, он воздержался от перерегистрации в КПРФ, а ныне слывет верным путинцем, активистом «Единой России».

Но сегодня я хочу рассказать о другом Савицком. Вернее, пусть он расскажет о себе сам. Где, как не в поэзии, человек наиболее искренен, открыт, растревожен!

Нечистая сила на Русь

поднялась

И правит вкривь, как попало...

Душа изболелась и извелась,

И что-то на сердце упало.

Неравнодушный, обожаемый за свое подвижничество лицеистами, он не черствеет от ударов судьбы.

Нам недруги затем даны,

Чтоб мы в своей свободной

доле

Не потеряли собственной

страны,

А им простили наши боли.

Где-то он обронил: «Мне лгать нельзя». И эта искренность составляет суть его характера, его души, его поэзии.

Савицкий удивительно смелый человек. Требовательный

прежде всего к себе, он и других судит, не боясь ответного удара. Слушая Александра, я поражался его неумению, при всей многоопытности партийного лидера, строить речь лаконично, доходчиво, ясно. И тут же прощал ему этот недостаток: ведь настолько поэт ярок. Вот он пишет стихи романса на музыку Г. Свиридова к кинофильму «Метель».

Не уходи, не уходи,

Прекрасных дней моих

Воспоминанье,

Моя надежда и любовь,

Отрада чудная,

Боль и страданье.

Я так люблю, я так люблю.

Нет сил расстаться мне

С твоей красою,

И нежностью, и добротою,

Нет сил расстаться мне

С твоей судьбою.

Че-ло-век так хочется безыскусно сказать о поэте и патриоте, академике и изобретателе, коммунисте и любимом отце и муже Александре Савицком. Ничто человеческое ему не чуждо.

Где кончается лирик и начинается физик?

Когда ты молишься и строго

Кладешь на сердце быстрый

крест,

Я думаю: святые понемногу

Сдвигаются с привычных мест.

Хоть я не верю божествам,

И дух мой ласков, но свободен,

Твоей души чудесный храм,

Любви твоей, мне так угоден.

И совсем неудивительно, что редактирует поэта его Муза любимая жена Любовь. Такой же духовно богатый человек, патриот, коммунист.

Но чистая сила есть на Руси,

Ее не сломить, не изгадить,

Она прорастает: коси не коси,

Ее никому не изгладить!



Любите Магнитку

«Молодая гвардия» подарила нам историю Отечества. Решив еще раз перечитать опубликованную в сборнике бажовский сказ «Медной горы Хозяйка», не мог не обратить внимание на карту едва ли не петровских времен. Там рядом с Магнитогорском стоит знакомый каждому треугольный знак местонахождения железной руды и, главное, дата - 1720 год. Да, именно после Указа Петра I от 10 декабря 1719 года об основных принципах организации и управления металлургической промышленностью и горнозаводским делом в России, поименованного на германский манер Берг-привилегией, вскоре на картах появилась и отметка о Магнитогорске. Ибо сказано в Указе царя: «§ 17. Мы уповаем, что каждый наш подданный сими прибыточными привилегиями или жалованными грамотами к собственному своему и всенародному российскому обогащению подвижен будет, оных подземных богатств проискивать и заводы заводить. Против же того тем, которые изобретенныя руды утаят, и доносить об них не будут, или другим в сыскании, устроении и расширении тех заводов запрещать и мешать будут, объявляется наш жестокий гнев, неотложное телесное наказа­ние и смертная казнь и лишение всех имений, яко непокорливому и презирателю нашей воли и врагу общенародной пользы, дабы мог всяк того стрешися». Но надо было ждать еще 200 лет, чтобы появился новый великий россиянин - Ленин, который петровский завет о заводах во благо России начал реализовывать «на всю железку».

Будучи в Москве, среди музейных экспонатов обнаружил проекты Магнитостроя 20-х, ленинских годов. Нет правобережья. От Центрального перехода по нынешнему проспекту Металлургов и далее на запад, далеко-далеко, до самого Банного озера, ведет единственная дорога. Вдоль нее уютные коттеджи с приусадебными участками, индивидуальными подземными гаражами. Так по мыслям группы авторов должен был выглядеть Магнитогорск. Другой чертеж - металлургический комбинат (по-тогдашнему еще завод). Легкие трамвайчики доставляют трудящихся прямо в цеха, нет ни пешеходных галерей, ни туннелей. Главенствует зеленый цвет фруктовых посадок вдоль чистеньких проездов к промзданиям и бытовкам.

Идиллическая картинка, не правда ли? Однако простим архитекторам, ведь для них Магнитострой против сонной деревни был, видимо, что для нас рынок вместо карточек.

И все же, можно ли любить Магнит-гору, давшую рождение ММК, определившую суть жизненных устремлений десятков, нет, сотен тысяч наших земляков-магнитогорцев?

«Монстр». Этим загадочным словом именуют комбинат те, для кого он лишь источник вредных выбросов. Такого слова, кстати, в русском языке нет. Французы так называют чудовищ, уродов. Если воспринимать комбинат как автомат для переработки руды в прокат, то, пожалуй, можно и согла­ситься, видя зловредное дыхание и испражнения «чудовища». Однако ММК это прежде всего люди, так что оскорбительные ярлыки тут не подходят. Давайте пройдемся по нему.

...Щековая дробилка, магнитный сепаратор, концентрат, возврат, агломашина. Я еще носил пионерский галстук, когда старший брат, выпускник МИТа, привел на гору. Эти слова запомнились, как остались в памяти и чумазые, веселые, говорливые горняки... Природа не храм, но мастерская и человек в ней работник это про них, уверенных, умелых, настоящих мужчин, делающих дело. Прошли годы, и мне довелось вложить свой труд в это дело. Появились в обиходе и новые слова нейтронный влагомер, автоматический уровень, дистанционное управление, автодоза­тор. Да и прекратились серные дожди, движение вперед налицо. А люди сохранились, конечно, другое поколение, но продолжающее лучшие традиции порядок, дисциплина, ритм, качество.

... Перенесемся с высокого холмистого востока на север. Здесь коксохим, где мельчайшую, лезущую в глаза и неплотности в одежде угольную, черную, словно сама землица, пыль обращает в звонкий, легкий, жаркий, раскаленный кокс. Краны-перегружатели, транспортеры, коксовыталкиватели все это руки, умные руки работающих здесь тружеников. Привыкших к шуму, движению, запахам, тряске, огню, ради того, чтобы их продукт уже через час-другой перестал существовать, сгоревши по-данковски, отдав себя во имя других, доменных дел мастеровых. Здеш­ние колдуны, ориентируясь по приборам и еще своей интуицией, потихоньку опускают «пищу» в низ доменной печи, чтобы сквозь пробитую летку, по заранее подготовленному человеком пути, струя (уже металла!) быстро находила себе временное хранилище в чугуновозе.

И снова темп, ритм, борьба за температуру. «Время – деньги» - инкомбанковский лозунг металлургам куда ближе. А миксер принимает новую порцию расплава, чтобы поделиться им со сталеплавильным агрегатом, где также споро, сноровисто орудуют люди. Разливка и прямым ходом на прокатку, где слитки и слябы нагреют, прокатают, измерят, порежут, профилируют, покроют, смотают, упакуют тысячи и тысячи прокатчиков.

Металлургический конвейер не знает отдыха, он неудержим, потому и обслуживают его даже не две пли три, а целых пять бригад, меняясь каждые 8 часов. Все откладывается в сторону - день рождения, рыбалка, ночь с любимой, митинг. И этому режиму поклоняются десятки тысяч магнитогорцев, для кого жизнь на комбинате - главный смысл жизни. И они также досадуют, что столько дыма летит из труб, что отвалы вокруг все растут, значит, ученым и инженерам есть над чем подумать. «Реконструкция» - об этом мне на пионерском слете рассказывал еще тогдашний «Директор Магнитки»
А. Д. Филатов, потом «первые практические шаги» были сделаны при Д. П. Галкине и Л. В. Радюкевиче, но главное произошло в последние пятилетки при И. X. Ромазане, А. И. Старикове и В. Ф. Рашникове.

Не любить Магнитку невозможно!



Память

Есть прекрасное свойство человеческой личности - память. Может быть, именно она единственно и спасает нас, простых смертных, вот в такие, как нынешние кризисные для России, времена.

Ромазан. А слышится - Исполин. Именно такие первыми вылезали из пещер навстречу зверью, осваивали землю, воздух и океан, бились со шведами и монголами, вершили освободительные революции. И когда патриархальная Россия решилась на коренные изменения, именно ромазаны первыми встали в строй. И...

Нет, сначала были победы. Одни победы. И не только на словах. Лозунги перестройки удивительно легко подхватывались миллионами. Ромазаны властвовали - народ процветал.

Ускорение по Ромазану - это не расхищение народной собственности, это не погоня за орденами и славой, это не коленопреклоненность перед За­падом и его пятой колонной в лице кремлевской элиты. Это, в первую очередь, страстный труд, возвышающий человека, созидающий человека как личность, и одновременно дающий ему возможность ценить себя, но не президентское охвостье.

Ни единый современник, хотя бы чуточку знавший о деятельности Ромазана, не сказал и уж не скажет о нем ни единого плохого слова. Этот человек воистину горел на работе. Конечно, случайность, что он оказался волею судьбы в самом чреве металлургии - сталеплавильном производстве. И у главного сталеплавильщика Магнитки Ромазана был один главный девиз - сколько дадут чугуна, столько следует и разлить. Это только пишется так легко - разлить, это не водичка и не водочка, это тяжеленная огнедышащая кипящая масса, угрожающая немедленной смертью каждому, не знающему ее особенностей. Тем и велик дядя Ваня, как его любовно называли рабочие, что он и учил их, но и одновременно требовал за ис­полнение всех параграфов технологических кодексов и инструкций. Жизнь металлурга была для него бесценной, стократ важней даже по сравнению с мировыми рекордами выплавки стали в тогдашних мартенах.

И все-таки не цифирь главенствовала в его директорской деятельности. Че-ло-век.

Ради человека, сотен тысяч магнитогорцев Ромазан изо дня в день, из ночи в ночь, из года в год снова и снова без устали лазал(не нахожу другого, но истинно ромазановского слова) по всем закоулкам комбината, бесконечно проверяя, выверяя и улучшая миллионы цепочек, связывающих ММК в единый организм.

Он не был бессребреником в лучшем смысле этого слова. Нет, лично у него ни зарплата, ни премия не превосходили, как у нынешних "прорабов" лжереформы, доходы работяг в десятки, даже сотни раз. Ну, разы как максимум. Он всегда декларировал (и гарантировал!), в первую голову, благосостояние его величества металлурга. Оглянитесь по углам - львиная доля мебели приобретена в годы правления Ромазана. А сейчас вы позволите себе поменять это? Нет. И этим все сказано об истинной коммунистичности Ромазана, который лозунги перестройки даже не воспринимал. А что нам, говаривал Ромазан, перестраиваться? Мы и так пашем как дай бог еще кому. Был хлеб, была сталь, была песня!

Этим, этой памятью и живем.

И кто знает, может быть, когда-то и вдруг выдвинется из нынешней верхушки руководитель, равный Ромазану. И это будет лучшим памятником Ди­ректору Магнитки конца 80-х. Памятником - от слова память



БРЕМЯ ВЫБОРА

Декабрь – время выбора магнитогорцами лидеров Дома Советов. Совсем недавно их определяли известным номенклатурным способом на бюро обкома КПСС в Челябинске. И уже в третий раз за почти полуторадесятилетнюю историю новейшей России, что, согласитесь, не так уж, мягко выражаясь, и часто, по демократическим законам на альтернативной основе.

Мне довелось самым непосредственным образом участвовать в последних советских выборах, при этом и самому дважды избираться депутатом местных, районного и городского, Советов, да и позже работать помощником депутата, членом избирательных комиссий всех уровней, от участкового до областного, в том числе однажды даже председателем многопартийной городской, так что смею свое суждение иметь о процедуре и эффективности выбора активной части магнитогорцев. Увы, большинство горожан игнорируют выборы, так что за них решает голосующее меньшинство. Да и оно ли?

Сравним Магнитогорский городской совет народных депутатов и Магнитогорское городское собрание депутатов. Там – назначение депутатов (и председателей Совета, исполкома) в тиши кабинетов партии власти, потом агитация, голосование, регистрация. Здесьто же самое!? Разве что авангардная партия сменила имя. Точнее, власть имущие меняют его на потребу публике: коммунисты стали демократами, потом либералами, правыми, центристами, единственнымиСмущает и возмущает то, что досрочный и безальтернативный выбор делают за нас все те же люди, “серые кардиналы”, которым по большому счету наплевать на интересы земляков, на судьбу самой Магнитки. В моде были седовласые, герои войны и труда – и в депутатах Буйвид, Ромазан, Стоббе, Медовиков, Наумкин, Босенко, Лысенко. Потом установился крен на специалистов слова – появились Клювгант, Романов, Рябков, Кучер, Гесс, Мазуль, Сероштанов. Их сменили нынешние деловые люди – Аникушин, Сафронов, Скрипка, Третьякова, Токарев, Евстигнеев. Cпециально называю самые яркие фигуры, определявшие политику, о прочих зачастую и не вспомнить сразу после выборов.

И всегда, подчеркиваю, всегда в лидерах те, в чьих руках финансы, ресурсы материальные, а значит и информационные, позволяющие любой выбор называть правильным. А так ли это?

Кто таков сегодняшний депутат? Это, как правило, чрезвычайно загруженный, не спорю, плодовитый, а потому авторитетный и идеально годный к успешной раскрутке и докрутке до депутатского мандата руководитель, для которого паручасовое заседание МГСД раз в месяц – уже сверхплановая нагрузка. Не поверите, но все вопросы решаются без обсуждения и голосуются еди-но-глас-но. Тогда в чем разность депутатов и между кем и чем выбирает наш брат-избиратель? Вот и плодятся подле них помощники, советники, консультанты при власти. Не во власти, а безответственно при власти.

Ну неужели наша родная трудовая Магнитка не может позволить себе иметь три десятка грамотных, инициативных, полномочных представителей местного люда, но не номенклатуры, способных и решать сегодняшние проблемы, и заглядывать в завтра, да подальше Хуторков и Банного-Абзакова. Выбор в Госдуму 5 раз подряд челябинцев-москвичей Починка-Чершинцева-Крашенинникова, по-моему, наилучшим образом подтверждает мои, да и только ли мои сомнения. За всех депутатов МГСД на прошлых выборах проголосовало 64598 избирателей, то есть менее двадцати процентов! Четверо из каждой пятерки магнитогорцев считают депутатский выборчужим. Побеждает, как водится, непотопляемый при любых режимах аппарат. Скажете, в администрации и так перебор узких специалистов. Вспоминается потрясающий случай, когда назначили начальником управления широко известного Кряквина. День продержался и сбежал из аппарата. И успешно трудится на своем, никем не ограничиваемом месте. Вот о людях такого склада характера я и веду речь.

Почему бы даже в рамках существующего законодательства не устроить по-настоящему открытые выборы? Уже сейчас все партии и движения, богатенькие индивидуальные кандидаты извещены о своих округах (предгоризбиркома Миронов насчитал по 5-7 человек на место), готовятся по-путински проникновенно и вдохновенно прочитать чужие речи, подписать чужие статьи, раздать гостинцы старым и малым за чужие деньги. Кто-то, возможно, и обидится за мои слова. Но большинство-тонет. И от этого можно и должно голосить сейчас, а не перед избирательной урной.

Сколько копий сломано вокруг пресловутого территориального общественного самоуправления. Мне довелось попасть в депутаты вместо Карабельщикова, подготовленного в образцовом 133 микрорайоне к избранию мэром, тогда - председателем горисполкома, поэтому понести заготовленный загодя возок председателя совета самоуправления. Страшно признаться, но это я подписал договор на первый цветочный ларек на Завенягина, дабы получить для жителей-соседей арендную плату для использования на действительно нужные дела: площадки, карусели, дороги. За 15 лет ТОСы не сделали и шага вперед. А ведь мы прописывали в Устав города избрание их председателей в Городское собрание. Имея ввиду дополнение второй половины депутатского корпуса специалистами, озабоченными общегородскими проблемами по ЖКХ, транспорту, образованию, медицине, социальной помощи ветеранам и инвалидам. Этому не суждено было сбыться, вместе с советской купельной водой выплеснули и выношенного демократического ребенка. Ничто не мешает и сейчас остановиться, оглянуться, сообразить единый магнитогорский многомандатный округ, в котором кандидаты боролись бы не против друг друга, а за единую Магнитку. И уж коли так невтерпеж продвигать свои партии к власти, так давайте устроим выборы по партийным спискам, закон это позволяет, а после подсчета голосов пусть победившие партийные отделения отдадут на период депутатских полномочий своих лидеров по указанным направлениям потрудиться на благо горожан. Не успеваем, так Президент и Госдума позволяют продлить полномочия действующих органов местного самоуправления и совместить их, как всегда и было, c региональными. Кстати, там округа сокращаются и вводятся партийные списки, так что я ничего и не придумываю.

ГУМАННЫЙ СКЛАД ДУШИ

Молодой швейцарский банкир Генри Дюнан совершал деловую поездку в июне 1859 года. Совершенно случайно вблизи итальянского города Сольферно он оказался на поле, где только что завершилось кровопролитное сражение. Еще не рассеялся дым орудий. Девять тысяч раненых и умирающих солдат на разных языках взывали о помощи. Генри Дюнан, не имеющий никаких медицинских знаний, набрал медсестер-добровольцев. И прямо в полевых условиях раненым, вне зависимости от национальной принадлежности, обрабатывали раны и раздавали еду. Женщины ис­пытывали патриотические чувства, стараясь помогать больше французским солдатам. Но Генри не уставал разъяснять: "Мы все - братья".

Молодой банкир задался целью создать общество помощи раненым военных сражений и мирных трагедий. И в октябре 1863 года представители 16 государств собрались в Женеве и организовали "Международный Комитет Красного Креста" (МККК). Конференция приняла знак отличия - красный крест в белом круге. В 1867 году был создан и Российский Красный Крест. Сегодня 162 национальных общества Красного Креста/ Красного Полумесяца объединяет более 250 миллионов человек. Основополагающие принципы движения: гуманность, беспристрастие, нейтралитет, независимость, добровольность, единство, универсальность.

В начале 90-ых годов нынешнего века мир лихорадит. Сдвигаются вековые границы, вспыхивают новые конфликты, одна за другой сотрясают катастрофы. Число подверженных голоду и заболеваниям постоянно растет. И задачей Красного Креста становится уже не только прямая помощь, но и убеждение других проявить милосердие, благотворительность, гуманитарную помощь. В России на грань выживания поставлены не только мил­лионы и миллионы наших соотечественников, но и способные хоть как-то облегчить их помощь институты. И в том числе Красный Крест.

В архиве магнитогорского Красного Креста, к счастью, не затерялась самая первая фотография его истории. Из 30-ых годов, когда одним из первых поездов вместе с комсомольцами-добровольцами, спецпереселенцами и заключенными прибыла на Магнитострой и бригада советского Красного Креста. С того и началась насыщенная добрыми делами биография городского общества.

Ираида Григорьевна (фамилию по понятным причинам не называю) в 1931-ом году, еще дошкольницей, вместе с мамой и семью сестренками и братишками выслана в Магнитку. Сорок лет ютилась в бараке, отдавая душу самым маленьким магнитогорцам в детских яслях. Советская власть "покаялась" за радикалов тридцатых - предоставила отдельную квартиру, приличную пенсию. Но демократура девяностых обратила в прах нехитрые накопления, "справедливо" отменила льготы на приобретение лекарств да того же хлеба. Ираида Григорьевна не мешает нынешним властям -телефона нет, ноги дальше подъезда не ходят. Спасибо соседям, которые и хлебушка принесут, и помогут прибраться в квартире, и поговорят. Это тогда, когда прекращается финансирование медико-социальных работников и неделями бабуля предоставлена самой себе. Полуслепая, полуходячая...

Людмила Борисовна - инвалид с детства. В списке сестры милосердия бросилось в глаза то, что у этой женщины не указан размер обуви. По страшной причине его отсутствия... Скажите, может такой человек обслужить себя сам? Из более чем 108 тысяч магнитогорских пенсионеров около 7 тысяч - одинокие. Все они находятся на учете в территориальных или ведомственных службах помощи на дому. А значит, им доставляются на дом продукты и промтовары, им помогают приготовить горячую пищу, убрать квартиру, написать письмо, сдать вещи в стирку, химчистку, ремонт и многое другое. Измерить давление, наложить компресс, поставить очистительную клизму, обработать пролежни, сделать укол, постричь ногти, осуществить перевязку - это и не каждая квалифицированная медсестра сделает. Нужен еще и особо гуманный склад души. Потому и идет последние годы борьба за выживание десятка медсестер милосердия при городском Красном Кресте. А значит, и двухсот самых немощных ветеранов и инвалидов Магнитогорска. И все это при условии, что число "краснокрестенских" медсестер постоянно колеблется от 15 до нуля... Да и может ли быть иначе при нынешней зарплате в двести тысяч?

Всяческого уважения достойны М.Варавина, Л.Марченко, Т.Варакина, В.Вопилова, которых только долг и невозможность уйти от молящих о помощи старческих глаз удерживают на службе милосердия. Красный Крест так и остался общественной организацией. Вот и приходится Н.В.Пикиной, председателю городского общества КК, обивать пороги роскошных кабинетов старых и новых русских. И если А.Цыкунов, П.Бибик, А.Горенков и многие другие помогали миллионными взносами от своих фирм и организаций, то большинство все же остается в стороне. Поэтому ру­чеек постепенно иссякает. Одни безмерно обещают с предвыборных трибун. Помогают - другие. Скажем, заходит в 460-ый кабинет Дома Советов (где как раз и располагается Красный Крест) бригада простых рабочих "Востокэнергочермета" и оставляет премию. Не рассчитывая на рекламу, налоговые льготы и тому подобное. Впервые в этом году, пусть и на

самых минимальных ставках, финансируются сестры милосердия из городского бюджета. А все остальные?

Есть ли выход? Во-первых, расходы могут нести предприятия, на которых трудились те, кто сейчас стали немощными стариками. Во-вторых - внуки, которые после смерти родственников вмиг оказываются наследниками. В-третьих,., сами пенсионеры. Расчеты показывают, что до 2-х миллиардов рублей могут принести аукционы по продаже квартиры после, извините, смерти одиноких. И этот вопрос, сколь бы он ни был сложен в этическом плане, следует обсуждать и решать. И пока мы размышляем, его уже решают иные группировки, терроризирующие стариков. Ведь это не секрет. Но и в Красном Кресте есть свой положительный пример. Покоренный многолетней заботой ветеран отписал Красному Кресту квартиру), сознавая, что вырученные денежки пойдут таким же, как и он, одиноким и обездоленным.

Идут и идут в Красный Крест горожане. С советами и предложениями идут доноры. Социальные работники просят принять "на баланс” своих подопечных, нуждающихся в ежедневном лечении. Кто-то просто поизносился и вспомнил, что ему здесь выдавали бывшую в употреблении одежду по линии зарубежной или местной гуманитарной помощи. Подростковый центр хлопочет - возьмите на попечение старушку, из-за которой готов бросить учебу ее малолетний внук, оставшийся без попечения родителей. А вот просит оказать содействие вернувшийся из мест заключения магнитогорец, которого по дороге ограбили и избили. Американцы просят подтвердить наличие могилы родственника в Магнитогорске. Справка Красного Креста послужила зеленым светом их приезду в Магнитку. И снова звонки, звонки, звонки...





ЗДЕСЬ ТЕБЯ ЖДУТ

Пр. К. Маркса, 160. Этот адрес, похоже, не столь известен магнитогорцам, как, к примеру, пр. К. Маркса, 115 или Ул. Кирова. 70. Трамвайная остановка здесь именуется гордо: «Ул. Сталеваров». Почему я задерживаю ваше внимание на этом? Поясню.

Лет десять назад ко мне подошли на работе: жене С. срочно требуется кровь. Выручишь? Конечно. Потом были чья-то мать, чей-то ребенок, армян­ское землетрясение... Редко давал кровь без повода: стыдно было уходить в рабочее время.

...По вышеуказанному адресу располагается городская станция переливания крови. С болью наблюдаю, как с каждым годом обстановка здесь меняется к худшему. Сотрудники здесь ни при чем: так же внимательны, расторопны, приветливы. Вся причина в нас

Еще совсем недавно в коридорах ОПК было тесно от добровольцев, пришедших дать кровь нуждающимся. Тесно, но по-человечески тепло. Преобладали почему-то далеко не юные. Чувствовалось: люди пришли сюда не за отгулом, не за бесплатной похлебкой, а чтобы помочь попавшему в беду земляку.

Ныне же донорский состав изменился, помолодел. Но это скорее настораживает, когда видишь перед собой мятые, прокуренные, испитые лица. И медики вынуждены принимать таковых из-за отсутствия других. Но давайте подумаем: поможет ли «такая» кровь оказавшемуся в беде человеку? А ведь каждый из нас потенциальный больной и может оказаться на хирургическом столе,



Мы - одной крови

Самое дорогое у человека это жизнь.

Одна-единственная. И как бы тяжко ни жилось, каждый цепляется за малейшую возможность уцелеть. Я не о хлебе, а о самой жизни.

Маркса, 160. Здесь располагается городская станция переливания крови. «Вечно живой», «От съезда к съезду» выцветшие стенды брежневского (?1) периода «наглядно» отражают нынешнее состояние дел. Диаграммы роста числа доноров не продолжаются, ибо идет их повальное сокращение.

Дабы избежать знакомой по прежним временам утренней толкучки жаждущих получить отгул, прибыл на этот раз попозже. И на третьем часу работы оказался... третьим донором моей группы крови. Так что не болейте, магнитогорцы, иначе никакие расхорошие врачи вам не помогут из-за элементарной вещи отсутствия драгоценной крови.

Что же случилось?

Ведь все так же внимательны здешние врачи, тепло благодарят за не требующий особого мужества поступок, администрация любезно оп­лачивает расходы на бесплатное питание, два дня освобождения от работы (день кровосдачи и еще день отдыха), профком выделяет вне очереди путевки в дома отдыха и санатории (сам воспользовался этой льготой в июле). Видимо, причина в нас самих. Так вспомним о родных и просто земляках, оказавшихся в больнице, дадим им шанс, ведь все мы - одной крови.



Самое дорогое у человека

Самое дорогое у мужчины - любимая. И каждого, кто подарит ей что-либо, он уже признает своим другом. А если жизнь? Так случилось, что в критическую минуту жене Владимира Николаевича понадобилась кровь. И я ее без раздумий дал. И теперь, он, много старше меня, здоровается издалека, радостно, первым. Да, потеря крови может быть компенсирована только такой же человеческой кровью.

Лет двадцать назад ученым Ленинграда удалось вывести «формулу кропи», но до практической реализации дело так и не дошло. На что уж прагматичны янки, но и те предпочитают не бросать все силы на искусственный кровезаменитель, а поддерживать дух нации донорским движением. Сравните - в США регулярно сдают кровь 8 процентов населения, в России - 1,5 процента, там почти поголовно (как прежде в СССР) безвозмездно, у нас - за плату. Что случилось? Реформы убили на корню все самое святое - заботу об инвалидах, пенсионерах, материнстве, детстве. Вдруг стало непрестижным быть общественником, то есть дарить обществу плоды своего труда без оплаты. И я не делю здесь члена партии и народного контролера, рабкора и донора, депутата и старшего по подъезду. У рынка должны быть свои пределы, н донорство, на мой взгляд, одна из тех самых запретных территорий.

Давайте зайдем па станцию переливания крови Все здесь сохранилось - чистота, уют, забота медицинского персонала. Одно, и главное, изменилось -доноры. Совсем не случайно стенды Почетных допоров на глазах устарели. Все больше идут сюда поутру не самые здоровые, благородные, а те, кому и сто рублей за кроводачу - деньги, крайне необходимые на хлеб или водку. Логично, что это ведет, да уже привело к потерям донорской крови. Едва истекает 2 месяца после последней кроводачи, на работу звонят с СП К: «Анатолий Михайлович, если можно, придите, нужна ваша группа крови». По-человечески это приятно, но и огорчительно: «А что же другие, молодые, красивые, здоровые?». Признаюсь, моя «норма» в 420 миллилитров не наносит решительно никакого ущерба для организма. Скорее наоборот, чувствуешь и физический, и моральный подъем, сравнимый разве что с актом Любви. Есть мнение, что и женщины живут поболе мужчин в том числе и потому, что "очищаются” ежемесячно. Есть, думаю, в этом своя логика. Хотя, повторюсь, донорство принципиально не может и не должно быть утилитарно выгодным делом.

Готовя это письмо в «Метизник», хотел узнать, а как же обстоит дело у нашего брата - металлурга с донорством. Прежде наше травмоопасное производство лишь на 50 процентов обеспечивалось кровью собственных доноров, за остальное следовало сказать спасибо студентам и селянам. Увы, сделать это мне не удалось. Уполномоченного от| металлургов за Красный Крест... сократили, травмопункт от предприятия ...отделили. В неофициальной беседе выяснилось, что кровь очень и очень дефицитна. Новым Законом «О донорстве крови и ее компонентов» дополнительные льготы донорам: первоочередное выделение путевок по месту работы для санаторно-курортного лечения( учреждениях здравоохранения за счет бюджета, пособие нетрудоспособности в размере полного заработка независимо от стажа. Ей-богу, кровь того стоит.

... А тем временем, в пашей Магнитке среди “доноров” обнаружили трех носителей опаснейшего для человека вируса.



КРОВЬ ЗА КРОВЬ

"Красное золото" - из всех прочих (белых, черных и пр.), да и самого, желтого, это золото -самое ценное. Человеческая кровь - основа жизнедеятельности организма. Сколько веков трудились алхимики, сколько вложено капиталов и интеллекта в XX веке, а воз и ныне там - ничто не способно заменить кровь людскую.

Формула до элементарности проста - кровь за кровь. А значит сколько требуется крови молоденьким мамам, их младенцам, травмированным,- и иным категориям нуждающихся, столько ее и должно прибыть. Откуда? От нас, крепких и молодых, здоровых физически и морально. Это аксиома, не требующая доказательств.

Ежедневно на городскую станцию переливания крови, что на трамвайной остановке "Сталеваров" по адресу Маркса, 160, приходят доноры. Немного, 40-50 человек. Все чаще это и не доноры, а просто родственники, коллеги, соседи, знакомые больных. Отдав долг, они навсегда забывают путь сюда. По

чему? Давайте и мы пройдем по кабинетам, ощутим атмосферу этого заведения.

Итак, ГСПК, как и театр, начинается с вешалки. Здесь вам выдадут, словно в музее, шлепанцы, дабы оградить самое Главное (кровь) от малейшей инфекции. Следом -регистратура. Кроме паспорта - ничего не нужно. Правда, здесь вы обязаны дать клятву, что не болели какой - нибудь желтухой и прочими гадкими болезнями, после которых ваша кровь может быть только вашей, и вы уже не сможете подарить жизнь другому.

Здесь вас и застрахуют на случай непредвиденных осложнений.

Поднимаемся (если хотите - воспаряем) наверх. И первый добрый знак - объединение, по пятеркам. Именно так здесь заведено предварительное медицинское обследование. Пять мужчин. Вроде хоккея, но без вратаря, а значит пятерка того больного, кого чаще всего не узнает ни-ког-да.

Измерение давления, краткая беседа, прослушивание, переход в комнату - интим. где за укромной шторкой вас попросят обнажить каждый укромный сантиметр тела, дабы оградить все того же больного от злоупотребивших доверием. И такие попадаются, их без жалости и стеснения выгоняют вон.

Производится экспресс-анализ крови, дают выпить чашку-две чаю с булочкой и, наконец, обувают в "Белые одежды", сохраняя особенную стерильность в донорской.

В самом далеком зале ГСПК не разговаривают. Тишина, чистота, подчеркнутая бережность врачей, медсестер к "пациентам" из числа здоровых - этот порядок сохраняется свято. "Поработайте ручкой", - и в набухшую вену следует совсем небольной, мастерски выполненный укол. Считанные минуты - и акция окончена.

Теперь обед, отдых в этот день и можно в следующий (хотите-присоедините день к отпуску). А главное - осознанное чувство благородного поступка. Ради этого стоит жить - давать жизнь другим.



Красное золото

В застойные годы был зарубежный фильм с таким названием, Про то, как проклятые янки за гроши или центы скупали кровь бедняков, оставшихся без работы. У нас, конечно, все было не так. Выездные бригады на предприятиях, безвозмездная сдача веселыми, дружными трудовыми коллекти­вами, почет и уважение благородным от благодарных.

Наступает благословенный капитализм. Выездные бригады переключились на еще более безденежных, чем мы, крестьян. Понятно, кровь стала товаром. Растаявшие было очереди в стационарах по переливанию крови вновь образовались: мэрия изыскала наши же налоги в городской бюджет для оплаты 75 процентов доноров. А остальные? Наполовину это родственники, не рискующие класть на операцию своих под чужую кровь - ой, как они правы, но это я забегаю вперед. Остальные 10-12 процентов или уж совсем сверхидейные, или нуждающиеся в свободном дне, а не в деньгах. Короче, проблема решена, план выполняется. Но вопрос есть. И он не только и не столько нравственный, ведь «донор» от латинского «доно» - дарю. Имеет ли право продавец именоваться столь высоким званием? Обращаюсь в свою газету потому, что около 60 процентов крови, заготовляемой в Магнитогорске, по заключению специалистов, требуется травмированным металлургам ММК. Вот давайте и поспорим, насколько нравственно качать в наших коллег сомнительную кровь кого попало. Это не голословное утверждение. И сам -много лет сдаю свою кровь - вижу, как меняется состав доноров: от пышущих здоровьем земляков до закурившихся, залившихся и опустившихся «личностей». Понятно, не всех. И врачи отправляют с комиссии уж самых-самых, но и они люди, когда их умоляет принять кровь тихий бомж, скромная старушка, плачущая мать-одиночка. Конечно, кровь проверяется, но согласитесь - и молоко, и сливки едино молочные продукты. И все-таки для больного, очевидно, важно не только количество, но и качество медицинской помощи. Как сделать так, чтобы безвредный процесс кроводачи охватывал не завсегдатаев пивнушек, а здоровых людей?

Во-первых, их надо найти. Кому? Конечно, не чиновникам из госструктур, а тем и там, где кровь потребляется. Итак, на ММК (в первую очередь) ставится эта задача. Медики при очередном обследовании формируют «банк доноров» - конкретные цифры известны и стабильны как продолжительность жизни человека, плюс-минус считанные проценты. Дальнейшие затраты несет не цех, а комбинат. И льготы -они смехотворны и на сегодня мне и вовсе неизвестны, исключая «Почетных доноров» - куда проще организовать в централизованном порядке, а не спуская этот процесс на волю своевластных начальничков на рабочих местах. Не думаю, что эти затраты превысят гарантированную зарплату. Может быть, путевку в дом отдыха или отпуск в удобное время. И в любом случае это не идет ни в какое сравнение с теми потерями, которые скрытно несет наш трудовой коллектив от неоказания, как минимум, более качественной и, главное, вполне возможной помощи от использования крови братьев по труду. А. МЯГКОВ

«Доно» значит «дарю»

Это не музей, хотя встречают здесь очень приветливо и при входе каждому предлагают надеть шлепанцы. Поневоле хочется говорить тише.

Это не больница, хотя поднявшись на этаж выше, вы будете отвечать на вопросы о здоровье и настроении. И почувствуете заботу о себе.

Это не милиция, хотя здесь, как и там, не принято верить «на слово», а только документам. Это не столовая, хотя вас усадят за стол и предложат горячий чай и булочку...

Кто уже бывал здесь, наверняка догадался, что речь идет о станции переливания крови. Десятки магнитогорцев ежедневно приходят по адресу К. Маркса, 160, чтобы в прямом смысле отдать частичку себя родным, коллегам, соседям, а чаще всего незнакомым землякам, попавшим в беду. Благородные намерения, с которыми появляются посетители станции, объясняют исполнением гражданского долга. Но этот долг можно приравнять к подвигу, ведь они, отдавая свою кровь, продляют жизнь людям.

За три июльские недели на станцию обратились более тысячи горожан. На призыв медиков из выездной бригады откликнулись триста жителей Нагайбакского района. В результате на станции заготовлено 560 литров крови. Но требуется не менее 700 литров. Не хватает крови редких групп...

Для тех, кто прочитав это, не остался равнодушным и хочет помочь своему ближнему, уточню: станция работает в понедельнике 1! до 13 часов, во вторник, среду, четверг и пятницу с 8 до 12 часов. Первый понедельник месяца сандень. При себе необходимо иметь паспорт. Дополнительные сведения можно узнать в регистратуре по телефону: 34-52-13.



Кто твой кровный брат?

Широко распахнутые глаза. Искренний взгляд. Мягкое пожатие теплой девичьей ладошкой моего запястья. Чуть припухлые губы едва открываются, и - проникновенно, почти шепотом: «Вас ничего не беспокоит?» И сама в такт вопросу отрицательно крутит головкой. Конечно, нет. Ведь когда рядом такое доброе существо, знающее, умеющее быстро помочь - нет опасности. Рядом, в палате, еще семь счастливчиков, окруженных столь же трогательной заботой. И уже не так томительно тянется более чем получасовая процедура гемотрансфузии. По-простому - переливание крови. Впрочем, мы - лишь половина «этого». Потребители всегда неизвестны. Может быть, это и к лучшему...

Прокуренный тамбур. Толпа плохо одетых, скучных, неважно выбритых мужчин. «Сколько? Где? С кем?» - вчерашние попойки вспоминаются с удовольствием, с надеждой на сегодняшнее похмелье. Как награда за кро-во-да-чу!?

Увы, обе картинки зарисованы с натуры в одном месте - на станции переливания крови. И уж сколько лет хожу сюда, бывал десятки раз, а с одним душа не может смириться. Обрыноченное начальство визжит от негодования на «прогульщика» - ладно; не понимают друзья и знакомые («Зачем это?») - переживу, но находиться в компании с восьмуганами, для которых и 30-40 тысяч за одно посещение СПК - сумма, просто противно. И не случайно медики то и дело выглядывают из кабинетов, буквально за руки вытаскивают нас, своих давних знакомых, как здесь принято называть -«кадровых доноров», из очередей на обязательную медицинскую комиссию, дабы мы, не дай Бог, не передумали и не сбежали из-за соседства с откровенными наркоманами и алкоголиками. Конечно, большинство из них фильтруется, кто уже в регистратуре, кто у того или иного врача, но многие и добираются до вожделенной кушетки, заслуживая тем самым на опохмелку.

Как избежать этих горе-доноров? Звонки «кадровым», когда крови особенно остро не хватает, не спасают положения То и дело слышишь: «Сдаю первый раз - для имярек, на операцию». Значит, хотя и планы выполняются - потребности не удовлетворяются. Безвозмездное донорство практически уничтожено. Рынок... Компенсации для нормального рабочего или инженера смехотворны и едва превышают одну десятую часть от потерь на производстве. Да и их рост оборачивается, увы, все большим притоком тех, которые так раздражают обслуживающий персонал.

Надо, надо что-то делать. Капиталистическая новая мораль напрочь отвадила от благородного донорского движения здоровую, цветущую моло­дежь. Коллективные формы, вроде выездов на предприятия, натыкаются на разумные с точки, точнее - кочки зрения доводы начальства: «Не пущать, ибо сбивают с рабочего ритма». Это сегодня, когда добрая половина хоть металлургов, хоть кого другого откровенно бездельничает?

Местные власти просто обязаны определить мероприятия по безусловному обеспечению донорской кровью лечебных учреждений. И не абы какой-нибудь, а качественной. Полагаю, считанных тысяч кадровых доноров вполне хватит на Магнитогорск, чтобы закрыть проблему. Но для этого ныне стихийный процесс «захотел - пришел» следовало бы отрегулировать. Скажем, так. Образуется банк доноров (медики более, чем кто-либо, заинтересованы в его качественном составе и потому профессионально помогут его сформировать). Каждый из доноров знает примерный график (такое-то число, раз в 2-3 месяца) своего прихода на СПК. Есть и статус, с определенными необременительными для города льготами - бесплатный проезд и т. п. То же и на предприятии -бесплатная путевка, повышенные нормы расходов на питание. Короче, это все проблемы решаемые. Ведь нельзя же закрывать глаза на то, что все новые и новые, может быть, и сами-то слабые родственники и знакомые спешат (наравне с алкашами) на помощь больным в операционную...



ДОНОР - ЗНАЧИТ ДАРИТЕЛЬ

О том, что донорская кровь служит важнейшим средством спасения человеческих жизней, казалось, знают все. С изумлением воспринял интервью председателя Магнитогорского Красного Креста В. Мазанникова «Вестям» по случаю Всемирного дня Красного Креста и Красного Полумесяца. Юный чинуша, недобрым словом помянув советское добровольно-принудительное распространение марок, похоже, и не подозревает, что тысячи магнитогорцев и сегодня, не заседая в Красном Кресте, действительно творят добро, отдавая бескорыстно самое дорогое - личную красную кровь».

Увы, далеко не каждый посетил станцию переливания крови и совершил благородный поступок. А ведь потребность в крови очень велика. Каждый год в Магнитке счет идет натонны!? Врачам необходимо иметь достаточный запас крови, ведь она незаменима в оказании экстренной помощи при кровопотерях. Кровь используется и для получения ценных препаратов, необходимых для лечения ожогов, заболеваний крови, для лечения и профилактики инфекционных заболеваний.

Где же взять такое количество спасительной крови? На помощь приходят доноры. В переводе с латинского донор-даритель, даритель здоровья, жизни. Кто никогда не сдавал кровь, порой волнуется. И напрасно. Донорство не только безвредно, оно даже полезно. Попутно человек избавляется от вредных привычек, повышает трудоспособность. А почему, думаете. Женщины живут дольше мужчин? Ежемесячные “сдачи” крови ведут к ее обновлению. Так давайте, мужчины, догонять женщин, коли природа не дает нам такого шанса!

Крове очевидной пользы для больных, есть плюсы и для самих доноров. Каждый акт кроводачи сопровождается бесплатным медицинским обследованием здоровья.

Донорство – добровольно. Но помните – вас ждут! По адресу – Карла Маркса, 160. Посоветоваться можно по телефону 34-52-13.

Красная история

1859 год... Юго-западнее Вероны, вблизи Сольферно, итало-французские войска разбили австрийскую армию. Девять тысяч раненых и умирающих солдат взывали о помощи.

Совершенно случайно в этих местах оказался 30-летний швейцарский банкир Анри Дюнан. Не имея никаких медицинских знаний, он, тем не менее, не смог пройти мимо чужой беды. Набрал медицинских сестер, которые прямо в полевых условиях и, самое главное, вне зависимости от национальной принадлежности раненых, оказывали им экстренную помощь. Женщины испытывали патриотические чувства, стараясь невольно больше и лучше помогать своим. Но Анри не уставал разъяснять: «Мы все братья».

Эта беда настолько сильно впечатлила А. Дюнана, что он задался благороднейшей целью - создать общество помощи раненым в военных сражениях и жертвам стихийных катастроф. И у него это получилось.

Более того, в 1863 году в его родной Женеве представители шестнадцати государств собрались и организовали «Международный комитет Красного Креста (МККК)». В 1867 году был создан и Российский Красный Крест. Ровно 100 лет назад Анри Жан Дюнан был удостоен Нобелевской премии Мира в числе самых первых ее лауреатов.

Инициированное А. Дюнаном движение гуманистов ширилось и укреплялось. В царской России вплоть до 1917 года действовал и политический Красный крест - для помощи политическим заключенным и ссыльным. В 1923 году, после образования Союза ССР, был создан советский Союз обществ Красного Креста и Красного Полумесяца. Не только в мусульманских и арабских странах, но и в ряде наших социалистических республик -Азербайджане, Таджикистане, Узбекистане, Туркменистане - создавались общества Красного Полумесяца. А в Иране - общество Красного льва и Солнца.

Сегодня 162 национальные организации Красного Креста и Красного Полумесяца объединяют более 250 миллионов человек. Основополагающие принципы движения; гуманность, беспристрастие, нейтралитет, независимость, добровольность, единство, универсальность.

В последнее десятилетие мир особенно сильно залихорадило. Сдвинуты вековые границы, вспыхнули новые конфликты, одна за другой следуют катастрофы -природные и рукотворные. Число подверженных переселению, голоду, болезням неумолимо растет. В том числе в России и в ее ближнем зарубежье. И задачей Красного Креста становится уже не только прямая помощь, но и убеждение других проявить милосердие, благотворительность, гуманитарную помощь. В России на грань выживания поставлены не только миллионы и миллионы наших соотечественников, но и способные хоть как-то облегчить их участь институты. И в том числе Красный Крест.

В архиве магнитогорского Красного Креста, к счастью, не затерялась самая первая фотография его истории. Из 30-х годов, когда одним из первых поездов вместе с комсомольцами-добровольцами, спецпереселенцами и заключенными прибыла на Магнитострой и бригада советского Красного Креста. С тех лет и началась насыщенная добрыми делами биография городского общества.

...Стала обыденной привычка все мерить золотом. Но есть и другое золото - красное. Кровь людская. Ему нет замены, а значит нет и цены. Элементарный подсчет показа стоит каждому из нас сдать дозу крови единственный раз в жизни - и проблема спасения пострадавших решена. Увы, многие безразличны к чужой беде. А чужой беды не бывает. Просто расплачиваются за всех немногие, так называемые кадровые доноры.

Сотни из нас стали магнитогорскими Почетными донорами России. Ей Богу, лучше бы не «профессионализировать» это действо, а распределить равномерно на всех здоровых и молодых, у кого сердце могуче и горячо, как у того самого Анри Дюнана.

Сталеваров, 160 -адрес, по которому неравнодушных и добрых сограждан ждут на Городской станции переливания крови. Ежеутренне...

Не судите...

«Перевозить льготников в маршрутках-абсурд. Нормальному человеку такая идея даже в голову не придет. Маршрутные такси - коммерческие предприятия, цель которых получать прибыль, а не заниматься социальным обеспечением. Хочет городским власть помочь пенсионерам - пусть поднимет их пенсию, а те сами решат, куда ее потратить». Эта цитата из Интернета больно царапнула душу. До пенсии мне еще далеко, хотя я думаю о стариках и горжусь, что первый сказал «а» в безумном 92-м, когда магнитогорские депутаты вопреки протестам транспортного начальства решили: ветеранам ездить бесплатно. Заслужили. А коли нет денег на высокие пенсии, то пусть берут натуроплатой. О других льготниках -донорах. «Магнитогорский металл» часто рекламирует это движение. Только на станции переливания крови клиентов не прибавляется. Почему?

Рядовой донор лишен даже обычного обеда с шоколадкой. Заменили денежной компенсацией, на которую... нет денег. Половинная оплата коммунальных услуг, на которую имеют право почетные доноры, сдавшие кровь полсотни раз, на деле оборачивается 10-процентной скидкой. Самые «дорогие» статьи под закон не подпадают. Летний отпуск, путевки в дома отдыха – все это пропало вместе с советской властью.

Вот и пусто па донорском пункте. Регистратура не столько регистрирует приходящих, сколько обзванивает сдавших кровь хотя бы один раз и слезно умоляет выручить. Пропали и бомжи, коли не кормят.

Вся стена здесь заполнена списками отказников на получение донорских удостоверений. Видно, не так и дороги эти книжицы.



КРОВЬ - это жизнь

Общество Красного Креста призывает в свои ряды молодых, здоровых, неравнодушных

СРЕДИ самых гуманных поступков, которые совершает человек, несомненно, в ряду первых стоит сдача крови. Если исключить небольшой процент людей, идущих на это ради нескольких дней отдыха или не-

большой суммы денег, то остальные становятся практически донорами по призванию. Именно такой точки зрения придерживается наш постоянный читатель и автор Анатолий Михайлович Мягков.

Стать донором ему довелось совершенно случайно: жене коллеги срочно потребовалась кровь, предстояла тяжелая операция. Молодой и здоровый Анатолий, к которому обратились с такой просьбой, отказать не посмел. Оказавшись в банке данных городской станции переливания крови, да еще имея редкую группу крови, не испорченную ни болезнями, ни алкоголем, ни табаком, стал периодически ее сдавать.

Долгие советские годы администрации предприятий относилось с пониманием к донорам, не жалели свободных дней для сдавших кровь работников. Да и стоило ли сокрушаться о 2-4 рабочих днях, пропущенных человеком ради гуманного дела?

Но в последнее время отношение к донорам изменилось, не любят наши нынешние руководители, особенно частных контор, даже временного отсутствия сотрудника на рабочем месте, мало того, большинство просто

не понимают, насколько это важно и непросто - отдавать часть

себя на благое дело. И лишь в моменты общей беды, когда слушаются катастрофы, теракты, мы вспоминаем о донорстве как о необходимой почетной миссии помощи пострадавшим. Не задумываясь, насколько бывает нужна наша кровь каждый день в больницах города, какую острую нужду подчас испытывают врачи в крови и плазме, как часто эти составляющие могут спасти жизнь человека, висящую на волоске...

«Расчеты показывают, - поделился в своем письме Анатолий Михайлович, - что достаточно каждому здоровому человеку один раз сдать кровь - и многие проблемы будут решены». Вот только сдают ее единицы, причем одни и те же люди, «мелкая прослойка чудаков-кроветвор-цев». Множатся доноры кадровые, почетные, у каждого из них за плечами десятки, а то и больше сотни кроводач. Как правило, эти люди не выпячивают свое «пристрастие» к донорству, предпочитают оставаться незаметными. Анатолий Михайлович утверждает, что не знает ни одного своего реципиента, и никогда не пытался узнать. Добрый поступок совершается от всего сердца, о нем не трезвонят на всех углах, и не важно, кому попадет твоя кровь - ребенку, старику, преступнику...

Эти принципы, заложенные лауреатом Нобелевской премии мира Генри Дюнаном, донорами по призванию приняты разумом и сердцем. Молодой швейцарский банкир, в будущем основатель движения Красного Креста, однажды попал на поле боя, где корчились от боли раненые обеих враждующих сторон. Дюнан набрал сестер-добровольцев, и они стали перевязывать раны и кормить и тех, и других. Тогда у банкира и появилась мысль создать общество медицинской помощи, в основу которого легли бы принципы гуманности, беспристрастия, нейтралитета, добровольности, независимости и единства. Так возник Международный комитет Красного Креста. Донорство является его составной частью.

В одном из первых поездов, везущих на Магнитострой в 30-е годы комсомольцев-добровольцев, спецпереселенцев и заключенных, прибыла и бригада советского Красного Креста. В архиве Магнитогорского Красного Креста сохранилась фотография этого события, И поныне насыщенная добрыми делами история общества продолжается. Только все меньше молодежи в его рядах, большинство - старая гвардия.

«Я не призываю всех и каждого становиться донорами, - пишет Анатолий Михайлович Мягков. - На это способен только здоровый человек. Потому и ждем мы пополнения своих рядов, в первую очередь молодыми, красивыми, сильными».

То, что сдавать кровь благородно, понимают многие, но иногда доноров упрекают в том, что и для себя они ищут выгоду в этом, ведь кроводача полезна для организма.

- Да, это так, - соглашается Анатолий Михайлович. - Не каждому в жизни дано почувствовать физическую и душевную эйфорию, словно взобрался на высоченную гору. Я знаю, каково это. Но чтобы испытать подобное торжество, надо пройти через это - сдать кровь.

Нас так много на планете, мы все разные, но по крови мы очень близки - нас всего четыре типа. Поделившись самым дорогим, что у тебя есть, ты отдаешь частичку себя незнакомому человеку. Но он становится тебе родным. И, возможно, если Обществу Красного Креста удастся пополнить свои ряды молодыми и здоровыми силами, готовыми не воевать за блага земные, а делиться собой с другими, то, может, борьбу за материальные ценности перевесит стремление к пониманию, миру и согласию. Может, это и есть один из способов повернуть нашу жизнь к свету и добру?

Приложенные файлы

  • doc 14386992
    Размер файла: 206 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий