режиссёрского факультета ГИТИСА и. мастерской Сергея Женовача Глебом. Пускепалисом киноманы знакомы по. нескольким фильмам, среди которых.


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте файл и откройте на своем компьютере.
ÀÀ Ñ äâàäöàòèäâóõëåòíèì âûïóñêíèêîì ðåæèññ¸ðñêîãî ôàêóëüòåòà ÃÈÒÈÑÀ è ìàñòåðñêîé Ñåðãåÿ Æåíîâà÷à Ãëåáîì Ïóñêåïàëèñîì êèíîìàíû çíàêîìû ïî íåñêîëüêèì ôèëüìàì, ñðåäè êîòîðûõ ñàìûå èçâåñòíûå «Êîêòåáåëü» è «Äâå çèìû è òðè ëåòà». Íåêîòîðûå ìàãíèòîãîð öû çíàþò åãî åù¸ è êàê îäíîêëàññíèêà è äðóãà, à àðòèñòû äðàìàòè÷åñêîãî òåàòðà èìåíè Ïóøêèíà – êàê ñûíà ñâîåãî ãëàâíî ãî ðåæèññ¸ðà Ñåðãåÿ Ïóñêåïàëèñà. ервый раз на сцене Глеб сыграл в полтора года, а в кино снялся в десять лет. На днях он приехал в Магнитку для презентации нового фильма Веры Сторожевой «9 дней и одно утро» и стал гостем «ММ». – Глеб, о вашем мастере Сергее Женоваче говорят, что он бережно относится к актёру, но со студентами суров ради профессии... – Во всяком случае, сниматься не отпускал. Удалось только пару раз отпроситься, когда сни мали маленький эпизодик в «Долгой счастливой жизни», и на съёмки «Две зимы и три лета». Но отпрашиваться у него тяжело. – Кроме Сергея Женовача, кого вы считаете своими наставниками? – Петра Фоменко – учителя Сергея Женовача. Александра Коручекова, Юрия Бутусова: они преподают в мастерской Сергея Женовача в ГИТИСе. На актёрском факультете педагог один на всех, привыкаешь к его творческому почерку, учишься с ним работать, соответствовать единым требованиям. А режиссёрский – хорош тем, что удаётся поработать с разными мастерами: каж дый со своим характером, манерой. Кстати, по пасть к хорошему мастеру недостаточно: нужно уметь наблюдать. В кино это особенно важно. Мне наблюдения помогли, например, когда играл богатого сынка в фильме «9 дней и одно утро»: срисовал повадки, движения, интонации ребят из богатых семей – своих друзей. Они не в обиде, это же не пародия. Друзья помогли организовать творческую встречу в МГТУ, за которую я очень благодарен вузу и Дому кино, где состоялся показ. – О чём новый фильм – «9 дней и одно утро»? – Это история о топ-модели, ко торую когда-то удочерили фран цузы, забрав её из российского детдома. И как часто бывает: вроде всё есть, но она одино ка и счастья нет. Она верну лась на родину, побывала в детдоме, узнала, что у неё есть сестра, встретилась с мэром, которого играет мой отец. А я играю его сына, с которым у неё роман. – А вам фильм чем ин тересен? – Впервые снимался с отцом. Мы сейчас нечасто видимся, оба в разъездах: он снимал «Клинч», собирается снимать про пришельцев, я тоже снимаюсь. А тут – мы вместе даже не в семей ной обстановке, а в рабочей. К тому же приятно видеть, что отца в профес сиональной среде очень уважают. Ещё дорого то, что режис сёр фильма Вера Сто рожева – большой друг нашей семьи. К тому же благодаря съёмкам я по бывал в Ростове Великом – интересный город. – Глеб, в одном из интер вью вы назвали среди правил жизни: «В работе...» – «...есть исход душе» – это из Ан дрея Платонова. – Можно сказать, этим правилом руководствует ся и герой, сыгранный вашим отцом в фильме «Как я провёл этим летом»: работой заглуша ет горечь и тревогу, находит в ней смысл су ществования, продлевает себе жизнь. Но у вас как будто не тот возраст, когда вынашивают привычку к труду как к «исходу душе». – К этому приводит сама актёрская профессия. Если нет работы – словно нет жизни. В ГИТИСе учатся с девяти утра до одиннадцати вечера, без единого выходного. Зимние каникулы – два дня: 30 декабря заканчивали учиться, а 2 января – уже показ. И так четыре года, как загнанный. ГИТИС меня вышколил: работа – в первую очередь. Не могу жить, если нет графика, если не планирую, где завтра буду, скажем, в одиннадцать. Если по графику живу пять дней подряд в неделю – это хорошо. И уж точно лучше, чем когда на завтра планов нет. Конечно, бывает перерыв между репетиция ми: два месяца работаешь полноценно, а потом – нет съёмок, выдаётся неделя безделья. Отли-и- ично: театр, кино, развлечения – но это хорошо неделю. Если дольше – душа твоя мается, не знаешь, куда себя деть, всё не то. Вообще, когда всегда занят, вдруг оказаться выключенным из работы – это самое страшное. А у выпускников театральных вузов такое случается: после учеб ного марафона выпустился, и никуда не взяли. Ждёшь, ждёшь... Это очень тяжело. Но актёрская профессия хороша тем, что она долгоиграющая и непредсказуемая. Когда мне говорят: вы так похожи на отца, отвечаю, что мой отец в двадцать два не играл те роли, которые стал играть к сорока. И я сегодня играю не такие роли, какие ему доставались в моём возрасте. Посмотрим, что сыграю в сорок пять – у меня к этому времени внешность, а может, и содержание не раз изменятся. – Возвращаясь к прежним ин тервью: ваши любимые фильмы – советские, а в списке любимых писателей – авторы от эпохи клас сицизма до Булгакова и Платонова. Ничего – от современности. – Например, если бы я назвал писа теля Ерофеева? ( Улыбается – Ну, к примеру. Чем-то этот от сыл к классике напоминает, что и вашего мастера Сергея Женовача называют старомодным, опирающимся на семейные, христианские ценности. Как вы нашли такого близкого по духу учителя, если только не объяснять эту близость взглядов тем, что ваш отец и Сергей Женовач ученики Петра Фоменко? – Это тоже надо принимать во внимание. Сер гея Женовача знаю с детства. Маленьким играл в спектаклях Петра Фоменко «Фро» и «Безумная Шайо», и значит, мы все погружались в одну среду. Но то – в детстве. Потом вдруг узнаю, что на тот год, когда мне поступать, приходится курс Сергея Женовача. Это просто подарок судьбы. Как он, я тоже христианин, монархист... – Христианин и монархист? – Да, я православный. Участвую в благотвори тельности, поддерживаю детские дома в Москве, не стесняюсь переводить бабушек через дорогу. Вообще, если считаю правильным что-то делать – первым пойду делать. Хожу на исповедь, могу в церкви находиться подолгу. Люблю запах свеч, наслаждаюсь им, как любят запах свежей газеты, не распечатанной книги. Да, я монархист. Вот вы застали многих руководителей страны, а я в 1999 году пошёл в первый класс – это возраст, когда ребёнок только получает общее представление о государстве. Тогда впервые услышал о Путине, и вся моя сознательная жизнь пришлась на эпоху руководства страной одного человека. – Говорят, будущим художникам не ре комендуют писать шаржи, чтобы руку не портить, пока не пройдут школу рисования. А работа аниматором, которой вы зарабаты вали студентом, разве не из разряда шарже вого? Насколько это совместимо с высоким искусством? – Да, я калымил – когда нет денег, будешь где угодно работать. Всю не делю с утра до ночи учился, а в вы ходные надевал костюм мартышки, веселил публику и знал, что мне за это дадут две с половиной тысячи рублей. В профессии артиста ожи дание, что будешь разъезжать на дорогих машинах и представлять фильмы, не сбывается. Но если у тебя был хороший мастер, тебя хорошо научили, то ничем другим не захочешь заниматься. Я впервые снялся десятилетним, а может, следующая моя картина будет в трид цать. И если деньги нужны, то и аниматорство подойдет. – С чем вам в жизни повезло? – Глобально – с родителями, друзьями. ( думывается ). Хватит. – Чего в вашей жизни пока не хватило? – Пяти–шес ти ролей в кино, десятков трёх – в театре. – О чём жалеете? – Есть пара поступков... Не такие, чтобы из менили жизнь, но я не хочу об этом: это личное. Ну один такой: был ещё неопытным водителем, ехал ночью, гаишники прицепились, потребо вали денег. Позвонил дяде, он сорвался ко мне, велел денег не давать – будем разбираться по правилам, а я тем временем сдался – откупился. Стыжусь и того, что пошёл на сделку, и того, что отказался тем самым от поддержки близких. Отец же с детства учил: чужого не брать, в со мнительных делах не участвовать. Урок. – Вы большого роста. Трудно быть высо – Нет, вполне удобно. Я, кстати, среди друзей ещё не самый высокий. В конце осени выйдет четырёхсерийный фильм «Огонь для Олим пиады». Там после многочасовой съёмки была последняя сцена: я в ыхожу из отеля, вхожу в телефонную будку. А уже темно, и из-за моего роста никак не подсветить – упираюсь в потолок. И я, заходя в будку, приседал в кадре – только зрителям этого не видно. – Вы как-то упомянули, что если бы не были тем, кем стали, то были бы гонщиком «Формулы-1». Это потому что не хватает драйва? – Потому что я и в жизни гонщик. Мне нравят ся хорошие машины, очень люблю скорость, и я поклонник «Формулы-1». Надеялся побывать на ней одиннадцатого октября, в Сочи, но десятого у нас премьера – постановка комедии Николая Эрдмана «Самоубийца». Выби раю работу. – Вы много раз меняли прописку, пере двигаетесь по стране и миру. А где бы хотели – Где и живу: на Кавказе. Мы уже несколько лет как переехали в Железноводск, хотя рабо таем в Москве. Люблю Кавказ: горы, воздух, тепло, минеральные источники, очень вкусная пища, Домбай, Эльбрус, достаточно высокий уровень жизни. А если бы жил здесь, то выбрал бы Банное. В Магнитке у меня есть любимые ме ста – набережная, Ледовый дворец, драмтеатр, где успел побывать на премьере «Леса». – Что для вас отдых? – Сон. Море. Путешествия. Не могу долго на одном месте. Вот прилетел из Владивосто ка, был выбор: дома сидеть либо поехать в Магнитогорск. Магнитка меня не отпускает. Однажды, когда приехал под Новый год, друзья подарили майку «Металлурга» – знают, что я его поклонник – с моей фамилией. Недавно у папы выдалась встреча с Женей Малкиным, тот рас писался на майке. Друзья узнали – упали просто. Так что тут выбирать: я здесь свой – и приехал в Магнитку ñóááîòà 11 îêòÿáðÿ 2014 ãîäà Êóìèðû ÒÅËÅÔÎÍ ÎÒÄÅË Çàñëóãîé àêò¸ðà, òàê æå êàê è ïîýòà, ÿâëÿåòñÿ äóøà, ñïîñîáíàÿ ïîñòèãàòü. Àíðè Ñòåíäàëü ÏÓÑÊÅÏÀËÈÑ-ÌËÀÄØÈÉ | Àêò¸ðñêàÿ ïðîôåññèÿ õîðîøà òåì, ÷òî îíà äîëãîèãðàþùàÿ è íåïðåäñêàçóåìàÿ «Â ðàáîòå åñòü èñõîä äóøå...» ãî äî ñèõ ïîð íå îòïóñêàåò àãíèòêà, íàáåðåæíàÿ Óðàëà, äðàìòåàòð åäîâûé äâîðåö

Приложенные файлы

  • pdf 14387036
    Размер файла: 393 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий