Набиуллина Гузель Амировна, (г.Казань). Современные проблемы синтаксиса татарского языка бросается обилие собственных имен и имен существительных, по значению и по звучанию полностью.


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.

38

ИЫАЗТККЗМЫ áТжеКЫ АЛЗПНЭМЫ,

(Г.

КАЗАНЬ)


ö«ВРéМéННЫé ПР«БЛéМЫ öИНТâКöИöâ ТâТâРöК«Г« ГЗЫКâ

С
адавсйас синдайсичдсйас наейа
, имддд аовадод наслдгид и овочнβд наечнβд дваги
иии
. Ед основе
сосдавлсрд двегβ вигнβз ечднβз овдгβгещиз гдссдилдд
ии йай
ǯ.Иававимов, Де.Валиги, ǯ.Алоавов,
В.Ханвилогина, М.З.Зайидв, Р.М.Иававимов, А.М.Кавимова, В.ǯ.Риаавадов, Ф.Р.Рафиеллина и гв.
. В
до ед ввдмс йаегβи одвиог, и
сзогс из
айдеал
о
нβз овоалдм сзβйознанис, сдавид свои загачи, вβгдлсс
свои оаъдйдβ исслдгова
нис.


На сдβйд оослдгниз сдолддии в синдайсичдсйои наейд оосвилисо инддвдснβд наечнβд двегβ,
оосвсщдннβд айдеалонβм овоалдмам нд долойо дадавсйово сзβйознанис, но и в идлом дрвйоловии. За
оослдгнид вогβ в
зогд изечднис вазличнβз сдовон вдчи в синдайсичдсй
ои наейд вознийли
вазличнβд
наовавлднис, йай
вавиадивнβи синдайсис, йомменийадивнβи синдайсис, фенйиионалонβи синдайсис,

йодовβд вндсли в наейе мново новово и оолдзново.

Вссйод новод исслдгованид оо синдайсисе овивлдйадд вниманид, овдегд всдво, имднно сво
ди
айдеалоносдор и наечнои новизнои.
В началд
90
-
з вогов в оаласдо синдайсичдсйиз исслдговании
овишли ечднийи
дайиз
извдсднβз ечднβз
-
синдайсисдов и вдгещиз одгавовов, йай М.З.Зайидв,
Ф.Р.Рафиеллина, Р.М.Иававимов и гв. Наовимдв, о
освлднид моноввафичдсйиз и
сслдговании

А.А.Билсловои, Э.В.Иававимовои, ǯ.А.Нааиеллинои, К.М.Вазимовои, А.ǯ.Рагβийовои,
В.К.Равгидвои, Ф.Б.Ридгийовои, Н.Х.Шайивовои и гв. вндсли аолошои вйлаг в галондишдд вазвидид
синдайсиса дадавсйово сзβйа.
По нашим наалргднисм, за оослдгнид 18 лдд

(1990
-
2008)
аβли
защищднβ гдссдйи йангигадсйиз вааод, оосвсщдннβз изечднир синдайсичдсйиз осоаднносдди
дадавсйово сзβйа.

Цдлор ганнои сдадои свлсддсс йвадйии пйсйевс (в звоноловичдсйом асодйдд) в моноввафичдсйид
исслдгованис и оаоащднид на из основд наеч
нβз госдиеднии в соввдмднном синдайсисд дадавсйово
сзβйа. Длс госдиеднис ганнои идли аβли овоанализивованβ вβшдназваннβд двегβ мологβз ечднβз.

В вааодд
А.Г.Садыковой

на ддме вРооосдавиддлоно
-
диооловичдсйид исслдгованис имдннβз
йомоозидов в вазносисддмнβз
сзβйаз (на маддвиалд дадавсйово и анвлиисйово сзβйов)»

овдгсдавлдн
йомолдйснβи нааов йвиддвидв вазввани
чднис йомоозида и словосочдданис, ейазана вдлдвандносдо ганнβз
йвиддвидв глс дадавсйово и анвлиисйово словослоеднис.
И
сслдгованид А.ǯ.Рагβйовои оойазβва
дд, чдо
аолошинсдво соовнβз воовосов в дадавсйом сзβйд вдшаддсс, в одввер очдвдго, овимднднидм
согдвеаддлонβз йвиддвидв, в до ввдмс йай в анвлиисйом сзβйд
џ
фовмалоно
-
сдвейдевнβз йвиддвидв
[
Рагβйова 1992: 20].

Пвоалдма синдайсичдсйои оавагивмадийи,
c
фовме
ливованнас оддчдсдвдннβми и
завеаденβми
линввисдами, свлсддсс наиаолдд айдеалонои в соввдмднном
сзβйознании и
овдгсдавлсдд ндсомндннβи линввисдичдсйии
инддвдс йай в ддовддичдсйом, дай и в овайдичдсйом
одношднии. В синдайсисд
дадавсйово сзβйа
на овоалдме
оа
вагивмβ овосдово овдглоеднис

сзβйовдгβ
начали оаващадо вниманид
в началд 90
-
з вогов.
В пдом оланд вβзβвадд аолошои инддвдс

моноввафичдсйод исслдгованид
Э.Р.Ибрагимовой

вПавагивмβ овосдово овдглоеднис в дадавсйом
сзβйд (в сооосдавлднии с аналовичнβми оаваги
вмами вессйово сзβйа)»
. А
вдов
водввβд нд долойо в
дадавсйом сзβйознании, но и вооащд в дрвйоловии, сисддмно овоанализивовал фовмβ
и
оавагивмβ овосдβз дадавсйиз овдглоеднии и из
оавагивмадичдсйид и часднβд значднис;

вβсвил сзогсдва и вазличис синдайсичдсйи
з оавагивм и
из фовм в оаоиз сзβйаз;
оовдгдлил
дадавсйо
-
вессйид пйвивалднднβд оаваллдли фовм
овдглоеднии, сосдавлсрщиз оавагивме
[Иававимова 1999: 18].


В вааодд
Р.К. Сагдиевой
вАффийсβ йай свдгсдва вβваеднис йонйвддизиверщиз одношднии в
дадавсйом сзβйд»
(2000) н
овизна исслдгованис
зайлрчаддсс в дом, чдо вааода свлсддсс одввβм
йомолдйснβм
моноввафичдсйом исслдгованидм аффийсов, вβваеарщиз йонйвддизиверщид одношднис
мдеге словами.
Ндсмодвс на до, чдо в дрвйоловии оогвоано изечднβ фенйиии аффийсов, в ганнои
вааодд исслдгердсс фенйиии и лдйсийо
-
вваммадичдсйид значднис аффийсов с дочйи звднис
синдайсичдсйои свсзи. Сайои оогзог й сисддмадизивованноме изечднир йонйвддизиверщдво
одношднис оозволсдд влеаед васйвβдо согдвеанид, смβсловβд оддднйи, воли аффийсов в
овд
глоеднии, из возмоеносди в оосдводнии вдчи.

Оаβчно в вваммадийаз вововидсс о одввосддодннои
воли овдгийадивново одношднис в оавазовании вдчи. По едвдвегднир В.К.Равгидвои, долойо ддснас
свсзо овдгийадивнβз и йонйвддизиверщиз одношднии оавазедд насдосщер вд
чо
[Равгидва 2000: 21].

Исследование Г.А.Набиуллиной
“Синтаксис сложного предложения в татарских пословицах (по
трехтомному сборнику
Н. Исанбета “Татар халык м
ә
кальл
ә
ре²)²
посвящено изучению синтаксиса

215

углубляет детализацию факторов, от которых зависит цвет воды: вс одной стороны,
от цвета неба,
угла наклона солнечных лучей, атмосферных явлений, с другой же стороны, от глубины водного
резервуара, цвета структуры дна» [
Waszakowa
, 2000: 627]. Но важная особенность применения
цветовых прилагательных в микротопонимах
џ
их употребление
не только в цветовом значении.

Для обозначения татарских микротопонимов употребляются и хроматические и ахроматические
имена цвет. Первым основным цветом, часто встречающимся в микротопонимии Закамья Татарстана,
является
кара
вчерный».
Кара елга
вчерная ре
чка»,
Кара куак
вчерный куст»,
Кара чокыр
вчерный
овраг»,
Каратал
вчерная ива»,
Каратау
вчерная гор» и т.д.
Кара
в тюркских языках, известно в
следующих значениях 1) вчерный», втемный», вмрачный», всуровый», впечальный», внесчастный»;
2) вскот», втолпа», в
народ», ввойско»; 3) всуша», вземля»; 4) вхолм», всопка», ввысокий бугор»
[Кононов, 1978: 161]. В татарских микротопонимах цветовые обозначения
кара
больше всего
употребляются в первом и третьем значениях. В некоторых микротопонимах
кара
имеет ряд
дополнит
ельных значений: 1)

Большой, крупный, обильный. Например:
Кара урман
вдремучий лес»;
2) Главный, великий, могучий, сильный [Кононов, 1978: 162].

Как видим, цветовые обозначения в микротопонимах ориентированы на косвенные номинации и
отражают эмоциональное
состояние номинатора. Особенно это заметно в номинациях отдельно
растущих кустов и деревьев, оврагов, гор, возвышенностей. Их номинации никак нельзя связывать с
всушей», вземлей». Они связаны с печальными, несчастными случаями или историями. Если даже
назв
ание
Кара чокыр
вчерный овраг» косвенно показывает размер, глубину оврага, то это все равно
встрашно глубокий, слишком глубокий» овраг. И это показывает отрицательную эмоцию. У татар и
горе черное
џ

Кара кайгы.
Прилагательное
кара
в татарском языке символи
зирует несчастье. Эмоции
являются специфической формой человеческого отношения к миру. Каждая языковая личность,
независимо от культурных различий, переживает одни и те же базовые эмоции, и это роднит людей
различных культур. Но варьирование и интенсивност
ь базовых эмоций у разных народов различна,
что делает каждого человека уникальным [Маслова, 2006: 255].

Общетюркское слово
кара
ң
гы

~
кара
ң
гу
~
кара
ң
ку
: 1)

втемнота», втьма», вмрак»; 2) втемный»,
влишенный света», вчерный» является отыменным производным на

џ
гы /
-
ку
от существительного
каран (< кара
+

-
ң
/
-
н)
“силуэт², “неясные очертания виднеющегося в дали предмета²
[Кононов,
1978: 162].

Кара
ң
гы куак урманы

в
лес темного куста
»
,
Кара
ң
гы кул
в
темная

лощина
»
,
Кара
ң
гы кул
им
ә
нлеге
в
дубрава темного оврага
»
,

Кара
ң
гылык
в
тьма
»
.
В мензелинском говоре среднего диалекта
татарского языка термин
кол~гол, кул
внизина, лощина»; врусло»; вовраг между двух гор или лесов»
[Кононов, 1978: 162].

Вторым, часто встречающимся цветом в микротопонимии Закамья Татарстана, являет
ся
кызыл
вкрасный».
Кызыл битле тау
вбукв. гора с красным лицом»,
Кызыл елга
вкрасная речка»,
Кызыл
к
ү
л
вкрасное озеро»,
Кызыл к
ү
л очы
вулица красного озера»,
Кызыл

тау
вкрасная гора»,
Кызыл
чишм
ә
вкрасный ключ»,
Кызыл ялан
вкрасная поляна»,
Кызыл яр
вкрас
ный берег»,
Кызыл яр
чишм
ә
се
вбукв. родник красного берега». Красный цвет символизирует огонь и солнце, праздник,
молодость и победы. В регионе, близ многих деревень имеются живописные горки, холмы, поляны,
используемые для игр и гуляний молодежи. В советс
кое время определение
кызыл
вкрасный»
получило еще одно нецветовое значении
џ
идеологическое и в этом качестве было включено в состав
множества названий [Поспелов, 2002: 11]. Например
Кызыл к
ү
пер
вкрасный мост»,
Кызыл так

урамы
вбукв. улица прицепи красног
о». Такие топонимы академик Г.Ф.Саттаров называет
всоветизмами» [Саттаров, 1998: 330].

Прилагательное
ак
вбелый» в тюркских языках является одним из самых древних названий
цветов, входит в основной фонд тюркских языков, это подтверждают письменные памятник
и разных
периодов [МК, 1960: 31]. По мнению казахского топонимиста Е. Койчубаева, слово
ак
в составе
гидронимов обозначает обилие воды в реках, озерах, ручьях или же
ак

џ
результат выпадания
аффикса
џ
ык в слове акык втекущий» [Гарипова, 1998: 141].
Ак
в тю
ркских языках известно
преимущественно в следующих значениях: 1) вбелый»; 2)

вчистый», внезапятнанный», вневинный»,
вчестный», вправильный», впрекрасный», вроскошный», ввеликолепный». Слово
ак
в значении
впроточный», вбыстротекущей» вошло в состав словосоч
етаний, обозначающих географическую
номенклатуру [Кононов, 1978: 171].
Цвет
ак
вбелый» в микротопонимах региона употребляется
меньше, чем кара вчерный» и кызыл вкрасный».

Ак чишм
ә

вбелый родник»,
Аксай елгасы

вречка
аксай» букв. речка белай+речка,
Аксай
к
ү
ле
возеро белой речки»,
Актау
вбелая гора»,
Акташ елгасы

вбукв. речка белого камня». Белый цвет у татар символизирует радость, счастье, святость, невинность
человека, нежность, чистоту чувств, отношений между людьми, между природой.


Многие микротопонимы с
компонентом
ак,
при номинации, построены не по квалитативному, а
по релятивному принципу. Например:
Акт
ү
б
ә
зираты
вАктюбинское кладбище»,
Акчишм
ә


214

Шагеев Рафкат Шириазданович

(г.

Альметьевск)


ЦВЕТОМИКРОТОПОНИМЫ К
АК ФРАГМЕНТ ЯЗЫКОВОЙ
КАРТИНЫ МИРА


У каждого народа есть свой фонд имен собственных, национально окрашенный и отл
ичный от
высех других. Каждый народ располагает своей логикой своим представлением об истине, своим
набором ментально
-
лингвальных ценностей, картой понятий, набором предметов и т.д. Имена
собственные во многих случаях отражают ценностную картину мира народ
а, говорящего на данном
языке
[Гаджиахмедов: 2006, 32
-
33].

В микротопонимической языковой картине мира очень важную роль играет цвет.
По
исследованиям некоторых ученых, не во всех случаях мотивом для наименований являются цвета
географических объектов. Пот
ому что всем известно, что цветных, конкретно белых, черных,
красных родников, рек, гор, дорог, лесов не бывает. Это мировидение человека, нации конкретного
ареала. Под цветообозначающими словами скрываются характер, национальная философия
номинатора. Как
пишет М.Э. Рут, каждая новая номинативная единица
џ
это частица информации о
номинаторе. Если субъектом номинации является народ, то систематизация номинативных образов
позволит увидеть основные черты народной картины мира
[
2008, 5
].

В восприятии цвета все
гда присутствует оценочный момент, и аксиологичность
цветообозначения существует в обширном этнолингвистическом пространстве. Скорее всего, это
происходит из
-
за того, что цветообозначение в большей степени, чем какая
-
либо другая сфера языка,
антропо
-
и этн
оцентрично.

Объектом анализа в данной работе является цвет микротопонимов, вернее, его вербальное
выражение в татарских микротопонимах Закамья Республики Татарстан.

Язык каждого народа является зеркалом его мыслей. Умственный склад каждой нации отливается
как стереотип в ее языке, выбивается на нем, как медаль. Сжатость и отточенность придают языку
силу. Язык играет роль посредника для человека при восприятии им большинства важнейших черт
мировых явлений и представляет собой главное орудие, при помощи котор
ого он оказывает обратное
воздействие на внешний мир. Посредством слов
-
цветообозначений могут быть выражены самые
глубокие и сложные человеческие отношения и различные стороны жизни.

В ономастике описанию семантики слов
кара
и
ак
в тюркской географическ
ой терминологии
посвящена работа А. Н. Кононова [1954: 83
-
85]. Топонимы с прилагательными
ак
и
кара
на
территории Республик Тыва и Хакасия анализировались Б.К. Ондар [2001: 120
-
124]. Роль цветовых
обозначений в татарских топонимах и микротопонимах рассматр
ивал Г.Ф.Саттаров, в башкирских
этнонимах рассматривал 3. Г. Ураксин [1987: 127
л
132]. О.Т. Молчановой более или менее
подробному изучению подверглись цветовые прилагательные в составе топонимов Горного Алтая
[1981: 113
-
127; 1986: 192
-
201 и др.]. По ее данн
ым, 14% всех тюркских топонимов на территории
Горного Алтая содержат в своем составе цветовые прилагательные. Из них самыми
распространенными являются цвета
кара
вчерный» (37%),
ак
вбелый» (22,3%),
сары
вжелтый»
(11,2%),
кызыл
вкрасный» (10,3%),
кок
всиний
» (6%) [Молчанова 1981: 113].

В лингвистической литературе цветообозначения принято подразделять на основные
(абсолютные) и оттеночные. Понятие восновное имя цвета» в научный обиход ввели американские
ученые Б. Берлин и П. Кей. По их мнению, основное имя
цвета (basic colour term) должно обладать
следующими качествами: 1) имя цвета должно состоять только из одной морфемы (green, red); 2)
обозначаемый цвет не должен быть оттенком другого (например, scarlet
л
оттенок red); 3) он не
должен относиться лишь к ма
лой группе объектов (например, blond
-
описывает только волосы); 4) он
должен быть широко употребляемым (ср. yellow и saffron) [Berlin, Key 1969: 37].

Основные имена цвета делятся на хроматические (цветные) и ахроматические (бесцветные). К
хроматическим ц
ветам относятся семь цветов спектра: красный, оранжевый, желтый, зеленый,
голубой, синий и фиолетовый. Ахроматические цвета представлены черным, белым и серым
[Бородина, Гак 1979: 129; Брагина 1981: 121].

Исследование этнической колористики в микротопоними
и является неделимой частью
исследований языковой картины мира.

Географические объекты, особенно гидронимы, которые в физическом смысле, как известно,
являются бесцветной и прозрачной жидкостью, может
џ
в зависимости от окружения и от характера
дна водного
объекта вприобретать» цвет путем отражения; кроме того, в ней могут пребывать разного
рода взвеси, придающие ей тот или иной цвет или оттенок [Кульпина, 2001: 205]. К.Вашакова

39

сложного предложения в пословицах как особого класса п
аремиологической системы в татарском
языке. В работе дается структурный и функционально
-
семантический анализ пословиц на материале
сложноподчиненных и сложносочиненных предложений и многочленных конструкций. По мнению
автора, синтаксис пословиц
џ
это синта
ксис живой разговорной речи, доведенный до поэтического
совершенства. Привлекают особое внимание отдельные выводы автора о том, что для выражения
определенного синтаксического отношения важную роль играют лексико
-
грамматические средства,
как, например, ант
онимы, лексико
-
грамматические повторы, существительные (
кљн
,
заман
,
вакыт
),
глаголы (
ќитњ, килњ, бетњ
), числительные, аффикс принадлежности 3 лица ед. числа
[
Набиуллина

2002: 26].


Моноввафичдсйод исслдгованид
Биляловой А.А.

Вавиандносдо и файелодадивносд
о в дадавсйом
сзβйд (в сооосдавлднии с вессйим и анвлиисйим сзβйами)»
оосвсщдно айдеалонои в соввдмднном
сзβйознании овоалдмд вавиандносди сзβйовβз новм и файелодадивноме исоолозованир сзβйовβз
свдгсдв на вазличнβз евовнсз сзβйа
џ
фонддичдсйом, словооавазо
ваддлоном и синдайсичдсйом. В
вааодд вавиадивносдо еовавлднис и вавиадивносдо в йоовгинаиии фовм ооглдеащдво и сйазедмово
исслдгердсс в свавниддлоно
-
сооосдавиддлоном оланд с дадавсйим, вессйим и анвлиисйим сзβйами.
Инддвдсдн дод файд, чдо ндоолнода овдгло
еднис водввβд вассмавдиваддсс йай овосвлднид
файелодадивносди [Билслова 2004: 18].

В вааодд
Н.Х.Шакировой
“Рдвейдевно
-
сдмандичдсйид могдли мновочлдннβз смдшаннβз
слоенβз овдглоеднии в соввдмднном дадавсйом лиддвадевном сзβйд² вβсвлднβ сдвейдевно
-
сдмандичдс
йид могдли мновочлдннβз смдшаннβз слоенβз овдглоеднии, и сдмандийо
-
синдайсичдсйид свсзи мдеге из йомоондндами. В исслдговании дайед оовдгдлднβ вваммадичдсйид
осоаднносди мновочлдннβз смдшаннβз слоенβз овдглоеднии, исслдговано ловийо
-
вваммадичдсйод
члднднид
мновочлдннβз смдшаннβз слоенβз овдглоеднии (МРмРП), овдгсдавлдн оолнβи
сдвейдевно
-
сдмандичдсйии анализ, вβсвлдно сдвейдевнод мновооавазид гвезйомоонднднβз и
мновойомоонднднβз диоов, а дайед овдгсдавлднβ из вазличнβд вавиандβ и йомаинаиии [Шайивова
2006:
22].

В моноввафичдсйом исслдговании
Ф.Б.Ситдиковой

вРоосоаβ одвдгачи имолиииднои инфовмаиии
в дадавсйом лиддвадевном сзβйд»

в
одввβд в дадавсйом сзβйознании имолииидносдо сдала осоаβм
асодйдом вассмодвднис сзβйовβз свлднии. Авдовом вβсвлднβ и ооисанβ основн
βд вазноевовндвβд (на
евовнд слова, словосочдда
нис, овдглоеднис) синдайсичдсйид сдвейдевβ дадавсйово сзβйа, завай
-
ддвизерщидсс ндсиммддвичносдор олана согдвеанис и олана вβва
еднис.
В ганнои вааодд
сгдлана
оооβдйа овимднидо
йовнидивнβи оогзог й вассмодвдн
ир сзβйовβз свлднии, чдо гадд аоло
шид
возмоеносди глс галондишдво вазвидис дадавсйои линввисдийи
[
Ридгийова 2007: 19
].

Оаоащас оослдгнид наечнβд госдиеднис и оиднивас вдсомβи вйлаг новово оойолднис в вазвидид
синдайсиса дадавсйово сзβйа,
моено сйазадо с
лдгерщдд:
моноввафичдсйид двегβ исслдгедмово
одвиога аовадβ инддвдснβми наалргднисми и вβвогами, вазнооавазидм наечнβз оогзогов.
Пвимдчаддлоно, до чдо в
дадавсйом сзβйд наалргардсс новβд исслдгованис
в наовавлднии
ооисаддлоново, йондвасдивново, вавиадивнов
о, йомменийадивново, фенйиионалоново синдайсиса. Чдо
йасаддсс свавниддлоно
-
исдовичдсйово, овавмадичдсйово а дайед пйсовдссивново синдайсиса,
исслдгованид из в моноввафичдсйом оланд
всд
дщд
овоголеадд осдавадосс "гдлом аегещдво".


Л
итератур
а


Билслова А.А. В
авиандносдо и файелодадивносдо в дадавсйом сзβйд (в сооосдавлднии с вессйим и
анвлиисйим сзβйами) /А.А.Билслова // Авдовдф. гисс. йанг. филол. наей.
џ
Казано, 2004.
џ
18

с.


Иававимова Э.В. Павагивмβ овосдово овдглоеднис в дадавсйом сзβйд (в сооосдавлднии
с аналовичнβми
оавагивмами вессйово сзβйа) /Э.В.Иававимова
//
Авдовдф. гисс. йанг филол. наей.
џ
Казано,
1999.

џ
18

с.


Нааиеллина ǯ.А. Риндайсис слоеново овдглоеднис в дадавсйиз оословииаз (оо двдздомноме саовнийе

Н. Исанадда “Садав залβй м
е
йалол
е
вд²) /
ǯ.А.Нааиеллина //
Авдовдф. гисс. йанг филол. наей.

џ
Казано
,
2002
.

џ

26

с.


Равгидва В.К. Аффийсβ йай свдгсдва вβваеднис йонвддизизерщиз одношднии в дадавсйом сзβйд
/В.К.Равгидва// Авдовдф. гисс. йанг филол. наей.
џ
Казано, 2000.
џ
21 с.


Рагβйова А
.
ǯ
.
Рооо
сдавиддлоно
-
диооловичдсйид исслдгованис имдннβз йомоозидов в вазносисддмнβз
сзβйаз (на маддвиалд дадавсйово и анвлиисйово сзβйов)
/
А
.
ǯ
.
Рагβйова //Авдовдф. гисс. йанг филол. наей.
џ

Казано, 1992.
џ
20 с.


Ридгийова Ф.Б. Роосоаβ одвдгачи имолиииднои инфовма
иии в дадавсйом лиддвадевном сзβйд/ Ф.Б.
Ридгийова // Авдовдф. гисс. йанг филол. наей.
џ
Казано, 2007.
џ
19

с.


Шайивова Н.Х. Рдвейдевно
-
сдмандичдсйид могдли смдшаннβз слоенβз овдглоеднии в соввдмднном
дадавсйом лиддвадевном сзβйд /Н.Х.Шайивова //
Авдовдф.
гисс. йанг филол. наей.

-
Соаолосй, 2006
џ

22
с.


40

ИЫРЗАТККЗМ ЛЗУ УЫЙПЗРКЫЛНЭЗЦ,

(Г.

–жЕВСК).


БУЛГâРИЗМЫ В d–ИâЛéКТ«Л«ГИЧéöК«М âТЛâöé

У–МУРТöК«Г« ГЗЫКâe


Сотрудники лаборатори
и
лингвистического картографирования Удмуртского государственного
университета на
ряду с обеспечением удмуртскими материалами Лингвистический атлас Европы с 1992 года
занимаются составлением вДиалектологического атласа удмуртского языка». Вопросник национального
атласа содержит 2200 вопросов для исследования удмуртских диалектов в облас
ти ономасиологии. Авторы
атласа к 2005 году в основном завершили сбор материала в опорных пунктах и с того времени трудятся н
ад
созданием самого атласа. Карты составляются с помощью компьютера на основе электронно
-
цифровой
технологии. Каждая карта обеспечи
вается обширным комментарием, представляющим монографическое
исследование слов, представленных на ней. В комментарии наглядно видна судьба каждого слова. Атлас
предполагается издавать отдельными выпусками. Каждый выпуск содержит в среднем 25 карт. В 2009 г
оду
увидят свет Первый и Второй выпуски. Коллектив в данный момент работает над Четвёртым выпуском.

Специфической особенностью удмуртских диалектов заключается в том, что северные говоры
длительное время развивались под влияним русского языка, южные говоры

џ
татарского, которые
явились диалектообразующим фактором. Но с другой стороны, по мере перемещения на север в
удмуртских говорах появляются элементы близкородственного коми языка
[
Насибуллин 1992: 81
џ
95
]
.

Составители вопросника удмуртского атласа абсолют
но не задумывались о том, какое количество
булгаризмов окажется в их вопроснике. Автор данной статьи размышлял над тем, почему в нём
оказалось довольно много лексических булгаризмов. По последним подсчётам специалистов, в
частности И.В.Тараканова, в удмурт
ском языке насчитывается около 200 булгарских заимствований
[Тараканов 1995].
Почти половина из них вступают в изоглоссные отношения и взаимодействуют с
другими словами
.

Все булгаризмы удмуртского языка относятся к культурному слою лексики. Все они были
ус
воены южноудмуртскими говорами и постепенно перемещались на север. 20 из них стали
достоянием коми языка. После появления русского населения на юге проживания коми булгаризмы
прекратили свое поступательное движение на север: пришедшим с опозданием булгарск
им
заимствованиям преградили путь русские заимствования. Коми, имея уже русские слова типа
деньга
о
деньги

, ш
ќ
вк
ошёлк’
, т
е
лега
о
тел
е
га
’,
г
ќ
сьт
огость’ и др., не стали усваивать слова
уксё
о
деньги
’,
буртчин
ошёлк’,
уробо
о
телега
’,
куно
огость’. Все поздние
булгаризмы стали достоянием только
удмуртского языка.

У отдельных как ранних, так и поздних булгаризмов судьба складывалась по
-
разному: с севера
против них активо высупали русизмы, с юга с небольшой дистанцией за ними шли татаризмы.
Русизмы и татаризмы по
стоянно вступали во взимодействие с булгаризмами. Например, булгарское
њеп
о
карман
’, дошедшее до коми, проникло в южные говоры коми языка, но оно дальше не смогло
продвинуться дальше на север: оно было приостановлено формой
зеп,
усвоенной из русского языка
,
которое в нём также является словом булгарского происхождения. В удмуртском языке
њеп
сохранилось только в северных диалектах. В южных диалектах место
њеп
заняло татарское
кисы
о
карман
’, в срединных говорах
џ

корман
и
карман
из окающих и акающих русских
говоров.

Если
уробо
о
телега
’ в удмуртских говорах устойчиво сохранилось, то
тингыл
'
и
оось
телеги
’ и
питыран
околесо’ от булгарского
п
ĕ
т
ĕ
р
-
окружиться, вертеться’ во многих регионах заменены
другими словами, то татарскими, то русскими, то собственно удмурт
скими словами.

Название яблока
улмо
, на наш взгляд, в серединных и северных говорах было забыто в связи с
наступлением малого ледникового периода, в названных регионах яблоня вся вымерзла, она
сохранилась только в южных говорах. После наступления современн
ого климата русское
яблок

быстро заняло территории распространения серединных и северных говоролв.

Вопросник вДиалектологического атласа удмуртского языка» содержит вопросы, которые
приз
ывают
также собирать материалы, содержащие булгарски
е
заимствовани
я
. Б
удет небезынтересно
познакомиться со списком булгаризмов, которые в отдельных говорах выступают в качестве
основного номинатора того или иного объекта:
бус
отуман, дымка’,
с
'
ил
:
силт
ќ
л
обуря
,
ураган’,
сил
'
зор

оливень’,
бусы
ополе’,
йыран
омежа’, оборозда’,

с
'
ас
'
ка
оцветок’,
с
'
эры
ошпулька’,
с
'
эрыпу
обузина’,
кубиста
окапуста’,
кал
'
отеперь’,
бутник
омята’,
узыри
отрутень’,
акар
охищник’,
койык
олось’,
ыгы

офилин’,
пакар
ожелудок’,
с
ќ
ў
лык
оздоровье’,
эмйум
олекарство’,
с
ќ
сыр
оинвалид, калека’,
чача
ооспа’,
у
кыл
:
укылтэм
ошалун’ (бестолковый) (
укыл
< акыл

оум, разум’,
-
тэм
обез
-
’),
йус
'
и
огоре, печаль’,


213

Таким образом, наше далеко не полное описание концепта палан позволяет нам сделать выводы о
том, что лексема палан как ес
тественная единица природного чувашского языка изначально содержит
в себе такие существенные дефиниции, как х
ĕ
ллехи

ырла (зимняя ягода) и й
ÿ–
ĕ,
й
ÿ–
ек (горечь). При
этом лексема палан, входя в язык чувашской культуры, обрела дополнительную культурную
семан
тику ч
Э
т
Э
мл
Э
х (стойкость, терпеливость) как оппозиции й
ÿ–
ĕ,
й
ÿ–
ек (горечь) и является
образно
-
ассоциативным выражением этой одной из наиболее сущностных черт чувашского характера
(темле й
ÿ–
ĕ/
йыв
Э
р пулсан та
џ
ч
Э
т!). В ходе изменения исторических условий жи
зни и под влиянием
русской культуры произошло расширение ассоциативно
-
образной семантики слова палан, которая,
переварив в процессе заимствования две наиболее главные русские семантики
џ
любовь и разлука,
усвоила в первую очередь последнюю, при этом увяза
в разлуку со стойкостью и терпением.

Как видно из описания, с помощью слова палан в чувашском языке может быть передано не
только явление природного мира, но и состояния человеческой души, что позволяет считать его
концептом чувашской картины мира со свои
ми национально
-
культурными особенностями.
Чувашский концепт палан выражает в первую очередь ч
Э
т
Э
мл
Э
х (выносливость и стойкость), в то
время как русский концепт калина
-
любовь и страсть.

Будучи названием чувашских национально культурных объединений, конц
епт палан прежде всего
подчеркивает тоску и ностальгию чуваша
-
эмигранта по родине, горькую разлуку с родиной и
родными (т
Э
ван

ĕ
ршывпа тата т
Э
вансемпе уйр
Э
лнин й
ÿ–
ек
ĕ),
терпеливость и стойкость чувашского
характера, которому не страшны стужи иноземья (ч
Э
т
Э
мл
Э
х).

Очевидно, что заложенная в нейме палан базовая идея с его ассоциативной семантикой является
одним из тех немногих инсайтов, которые могут проложить наиболее короткий и глубокий путь в
душу и подсознание целевой аудитории, состоящей из чувашей, нос
тальгирующих по родине и со
всем тем, что напомниает им о родине.


Литература

Ашмарин Н.И. Словарь чувашского языка. Выпуск 1Х.
џ

Чебоксары: Чуваш. гос
.
изд
-
во, 1935.

Ашмарин Н.И. Чувашская народная словесность.
џ

Чебоксары: Изд
-
во Чувашского госуниверсите
та, 2003.

Берков В.П., Мокиенко В.М., Шулежкова С.Г. Большой словарь крылатых слов русского языка.

џ

М.:
Русские словари, 2000.

Большой энциклопедический словарь (БЭС).
џ

М.: Большая Российская энциклопедия, 1997.

Дмитриева Юдит. Чувашские

народные

названи
я

дикорастущих

растений
.
џ

Debrecen: University of
Debrecen, 2000 (Studies in Linguistics of the Volga Region.
Volume I).

Куданова З.М. Определитель высших растений Чувашской АССР.
џ

Чебоксары: Чуваш. гос
.
изд
-
во, 1965.

Лекарственные растения. 100 рецептов
здоровья.
џ

Ижевск:
И
зд
-
во Удмуртского рескома КПСС, 1991.

Маслова В.А. Введение в когнитивную лингвистику.

џ

М.: Флинта, 2006.

Маслова В.А. Лингвокультурология.
џ

М.: Академия, 2004.

Никольский Н.В. Собрание сочинений в четырех томах. Том 1.
џ

Чебоксары
: Чуваш. гос
.
изд
-
во, 2004.

Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка.

џ
М: Азъ Ltd, 1992.

Русско
-
турецкий словарь
/
Сост. Э. М.
-
Э. Мустафаев и В. Г. Щербинин.
џ

М.: Советская Энциклопедия, 1972.

Словарь русского языка
/
Под ред. А. П. Евге
ньевой. Том II.

џ

М.: Русский язык, 1982

Федотов М. Р. Этимологический словарь чувашского языка. Том 1.
џ

Чебоксары: ЧГИГН, 1996.

Чувашские пословицы, поговорки и загадки
/
Сост. Н. Р. Романов.
џ

Чебоксары: Чуваш. гос
.
изд
-
во, 2004.

Чувашско
-
русский слова
рь
/
Под ред. М.Я. Сироткина.
џ

М.: Гос
-
ное изд
-
во иностранных и национальных
словарей, 1961.

Чувашско
-
русский словарь
/
Под ред. М. И. Скворцова.
џ

М.: Русский язык, 1985.

Bayram BЦlent. ÇuvaФ TЦrk–esi
џ
TЦrkiye TЦrk–esi SözlЦk.

џ

Konya
:
Tablet
, 2007.

Cey
lan Emine. ÇuvaФ Atasözleri ve Deyimleri.

џ
Ankara: Simurg, 1996.

Tatarca
-
TЦrk–e SözlЦk. Koordinatör: Fuat Ganiyev.

џ

Kazan
-
Moskva: Тnsan Yayınevi, 1997.

The O«ford Russian Dictionary. Edited by Marcus Wheeler, Boris Unbegaun and Paul Falla.
џ

O«ford New
York,
O«ford University Press, 1997.

The O«ford Turkish Dictionary. Edited by Fahir Iz, H. C. Hony and A. D. Alderson.
џ

O«ford New York, O«ford
University Press, 1995.

The Pocket O«ford Dictionary. Edited by F. G. and H. W. Fowler and R. E. Allen.
џ

O«for
d: Clarendon Press, 1984.

TЦrk–e SözlЦk.

џ

Ankara: TЦrk Dil Kurumu, 2005.



212

[всегда] бывает сытой) или Ир т
Э
н
Э
кай
Э
к вы
–Э
вилмен, тет (Говорят, что птица, которая рано встает, с
голоду не помирает) [Ceylan: 1996, 22]. Напротив, в данной пословице утверждается, что тому, кто
опоздает, п
лоды тоже достанутся, но только горькие
џ
здесь налицо философский подтекст оппозиции

ырла (сладкая ягода)
-
палан (горькая ягода). С данной паремией перекликается пословица Ир пулать
те ка

пулать,
ĕ
м
ĕ
р иртни сис
ĕ
нмест (Наступает утро, наступает ночь
џ
и
не заметишь, как жизнь [век]
проходит) [Ceylan: 2006, 22], которая затрагивает тему судьбы и бытия в целом. Рассматрваемая
паремиологическая единица указывает также на то, что в чувашской языковой картине мира палан
представляется как ягода, которая сохра
няет свои вкусовые качества дольше других ягод и, более
того, со временем их вкус только улучшается. В этом плане палан ассоциируется с образом долгого
времени, а также с выносливостью и стойкостью (чув. ч
Э
т
Э
мл
Э
х), что нашло отражение в
паралеллизации обра
зов пи
–,
палан (сварись/зрей, калина) и ч
Э
т, т
Э
ван (терпи, брат/сестра/родной) в
чувашской народной песне “Пи
–,
пи
–,
палан² (Варись, варись/Зрей, зрей, калина). Здесь же налицо и
другая ассоциация: палан

пи

ĕ
л
ĕ
х, пи

се

итн
ĕ,
т.е. зрелость. Есть и друга
я ассоциация, часто
повторяющаяся в чувашских песнях: там, где палан, всегда уйр
Э
лу (разлука), причем, как правило,
разлука долгая и с неизвестным концом. Как указывает Ашмарин, в старой чувашской рекрутской
песне пелось Рвал и ел я калину. Комментируя сод
ержание песни, ученый пишет: в…молодой рекрут
приходит в отчаяние; его отрывают от своей деревни, дома, родных, товарищей, всего, с чем он
сжился, без чего жизнь ему не в радость» [Ашмарин: 2003, 45]. Тот же мотив разлуки и тоски
пронизывает современную ч
резвычайно популярную песню вУ

ланк
Э
ри палан» (Калина посреди
поляны), в последних строках которого Халь х
ĕ
п
-
х
ĕ
рлех палан, // Пире к
ĕ
тсе упрать в
Э
л

ырлине
(Сейчас красным
-
красна калина, она хранит свои ягодки в ожидании нас) как бы сведены воедино все
эти
ассоциации
џ
стойкость и терпение, разлука и тоска, горечь и зрелось. Если представлять все эти
ассоциации в виде картины, то мы увидим куст калины с красными, сочными, зрелыми ягодами
глубокой осенью или в зимнюю пору
џ
главное, что бросается в глаза и т
рогает за душу в этой
картине, это, конечно же, красный цвет.

Действительно, цвет является важной образной составляющей концепта палан. Причем это не
один только красный цвет, но также и белый, при этом оба этих цвета накладываются друг на друга.
Если крас
ный
џ
это цвет ягод, то белый
џ
не столько цвет цветков в период цветения, сколько цвет
снега и зимы, ведь с наступлением первого снега ягоды калины становятся только вкуснее и сочнее, и
калина может простоять до самых холодов. Примечательно, что если в чу
вашском и русском
языковых сознаниях в концепте палан/калина в цветовом отношении первичен красный цвет ( чув.
загадка Юн
ĕ
пур та чун
ĕ –
ук (Кровь есть, но души нет) [Никольский: 2004, 398], рус. крылатое
выражение Калина красная), то в турецкой картине мир
а красный цвет практически отсутствует и на
первый план выходит белый цвет, что нашло отражение даже в самой номинации
џ
тур. kartopu есть
изафет из двух слов: kar (снег) + topu (комок), что буквально означает снежок (причем турецкое
наименование самого по
нятия “снежок² отличается от наименования понятия “калина² только тем,
что пишется раздельно, в то время как “калина²
џ
слитно. Аналогично и в немецком языке
-

Schneeball означает и снежок, и калину). Более того, у турецкого слова kartopu есть также второе
,
переносное значение, которое обозначает вбелое и округленное/полненькое» [T
Цrk–e SözlЦk: 2005,
1096]. В английском языке понятие вкалина обыкновенная» выражается двумя разными словами
џ

snowball
-
tree (буквально “снежковое дерево²) и guelder rose (“голлан
дская роза²) [The Pocket O«ford
Dictionary: 1984, 712], в которых, как видно из их буквального значения, нашла отражение цветовая
дуалистичность взгляда носителей английского языка на калину.

То, что для носителей чувашского и русского языков палан/калина
ассоциируется с красным
цветом, говорит о том, что образ данного растения воспринимается ими глубже и эмоциональнее, чем
носителями тех языков, в которых в характеристике данного растения первичен белый цвет. Ведь
красный цвет для многих народов мира
-
в п
ервую очередь цвет крови и любви. В приведенной
чувашской загадке палан прямо ассоциируется с юн (кровью), а юн практически у всех народов в
первую очередь ассоциируется с родством (чув. т
Э
ван), например, чув. выражение юнпа п
ĕ
рт
Э
ван
(родной по крови) или
рус. кровное родство. В переносном значении слово “кровный² означает
“прочный, неразрывный благодаря общим интересам, духовной близости²[Словарь русского языка:
1982, 132]. В русских народных песнях калина красная
-
наиболее распространенный символ любви.
Как указывает В. Н. Вакурова, в русских песнях алый цвет ягод отождествляется с пламенем страсти,
а вкус ягод
џ
с горечью неразделеннго чувства или горькой долей замужества [Берков: 2000, 215]. Из
других видов искусства народный песенный образ красной кали
ны нашел наиболее полное
воплощение в художественном фильме В. М. Шукшина вКалина красная», где этот образ проходит
как образ судьбы.


41

куйкы
огоре, печаль, грусть’,
йултош
одруг, товарищ’,
кат
'
осила, мочь’,
бускэл
'
ососед’,
кырс
'
и
озять’
(муж старшей сестры),
ака
остаршая сестра’,
кэн
оневест
ка’ (жена сына),
бэчэ
остарший брат’,
бус
'
он

освояк’,
бэс
'
ка
одеверь (старший брат мужа)’,
шыднар
одеверь (младший брат мужа)’
кудо
осват’,
тукл
'
ачи
осватья’,
та
ў
оспасибо’,
с
'
ур
:
с
'
уратай
оотчим’,
с
'
уранай
омачеха’,
варм
:
вармай
ошурин’,
бултыр
овторая же
на’ (после смерти первой),
акашка
овесенний праздник выноса плуга’,
ашык
оигра
в бабки’,
карта
озагон’,
бурлы
очалый’,
мугло
окомолый’,
сан
'
ик
овилы’,
тыс
'
озерно’,
итым
оток’,
букро
окуколь’,
ту
џ
ко
оскребок для зерна’,
укс

оденьги’,
тэркы
отарелка’,
ту
џ
ко
ожелезный гребок’,
тингыл
'
и
оось телеги’,
эн

рчак
оседёлка’,
зыраны
орастирать’,
чагыр
оголубой’,
шумот
осуббота’,
кэч

окоза’,
чарлан
очайка’,
тутыгыш
опавлин’,
чил
'
ым
окурительная трубка’,
пустол
осукно’,
кунчи

оголенище сапог’,
с
'
акан
орогожа’,
тушмо
н
овраг, неприятель’,
услом
оприбыль, польза’,
куз
'
о
охозяин’,
курок
овор, бандит’,
катанчи
озанавес’,
куч
онательный крест’,
ансыр
оузкий’ и некоторые другие. В
вопросник включены также булгаризмы, которые в отдельных диалектах имеют различный
фонетическ
ий облик такие как: ана ополоса участка обрабатываемой земли’,
џ
ана огалка’,
куно

огость’,
губи
огриб’ и т.д.

Основной причиной замены булгаризмов русскими или татарскими заимствованиями явилось то,
что носители отдельных говоров на булгаризмы смотрели как
на архаику. Для них было модно
использовать слова своего соседа: русского или татарина. Использование слова собеседника для него
означало, что он ничуть не хуже него, что он идёт с ним в
н
огу.

Составление всех карт, содержащих булгарские элементы лексики,
откроет много неизвестного в
судьбе отдельных булгаризмов, бытующих в удмуртском языке. К этой теме учёные ещё не раз будут
возвращаться, потому что они получат всё новые и новые знания в результате наших
лингвогеографических исследований.


Литература

Нас
ибуллин Р.Ш.
Булгаризмы и их отношение к вопросу о времени распада общепермской языковой
общности // Журнал вВордскем кыл».
џ

1992.

џ
№ 2.
џ

С. 81
џ
95

Тараканов И.В.
Удмуртско
-
тюркские языковые взаимосвязи: Теория и словарь.
џ

Ижевск, 1993.
џ

172 с.































42

ИЫРЗОНЭ ГКЧЫС МЫхЗќСТККНЭЗЦ

(Г.

НТЕРЛИТАМАК)


О НЕКОТОРЫХ РУССКИХ ЛЕКСИЧЕСКИХ ЗАИМСТВОВАНИЯХ В ТАТАРСКОМ ЯЗЫКЕ


Татары в местах обитания испокон веков жили в контакте с тюркскими, славянскими и финно
-
угорскими народами. В основных р
айонах проживания эта особенность наблюдается и сегодня:
татары тесно взаимодействуют с башкирами и чувашами, русскими, мордвой, мари и удмуртами.
Многовековые тесные взаимосвязи наложили отпечаток на все сферы их жизнедеятельности, прежде
всего на особенн
ости материальной и духовной культуры, что нашло отражение в национальной
языковой картине мира этих народов.

В словарном составе татарского языка среди иноязычной лексики самый большой объем
составляют заимствования из русского языка. Это является резуль
татом тесного взаимодействия с
древних веков и совместного проживания на смежной территории в течение длительного времени
русского и татарского народов. Русизмы в большом количестве бытуют прежде всего в лексике
материальной и духовной культуры.

Некоторые
русские слова в основных тематических группах татарской лексики являются
мотивированными тем, что они были следствием заимствования самих предметов, их частей или
особенностей. Например, в связи с изменениями в общественном устройстве, социально
-
экономич
еских и ландшафтно
-
климатических условий в повседневной жизни появляются такие
реалии, которые были вообще нехарактерны для данного этноса. Конечно, в результате многовекового
совместного проживания появляется много общего в быте и культуре этих народов.

В
данном контексте было бы интересным рассмотрение нескольких русских лексических
заимствований в татарском языке.

В татарском литературном языке и в основных говорах диалектов вбаня» передается
единственным словом
мунча
. По употреблению этого слова некотор
ые говоры отличаются лишь
фонетической вариативностью:
мунса, муса, муйса, муча, мыса, монча, мыча, мича, мынча
(ср.диал.);
мунца, мынца, минца, минча, мича, муча, монча, мынча
(зап.диал.);
муйылца, муйца, м
ō
л
י
ца,
мул
י
ца,
мулц
ә
(вост.диал.) [1:
305,
306,
310
; 2:
224; 3: 153, 154, 155; 4: 107
]
.

вБаня» зафиксировано уже в памятнике XIII в. вCode« Cumanicus» в форме
mуn
Шa
,
minca
,
mуnca
,
язык которых близкий с мишарским диалектом татарского языка. вПолное совпадение указанного
куманского слова с современным т
атарским, конечно, не случайно. Характерно, что древнейшая
фиксация отнюдь не звучит с общетюркской огласовкой
mon
Ш
а
, хотя, казалось бы, имеются все
основания ожидать это. И, вообще, интерпретация многообразия звучаний исследуемого слова может
привести к р
яду интересных выводов» [5: 138]
.

По мнению Р.Г.Ахметьянова, у куман
мынча
,
минца
, возможно, была землянкой, с чем связаны у
сибирских татар
мульицага т
ө
ш
џ
, у уйгуров и узбеков
мончага т
ү
ш
џ
, которые буквал
ьно имеют
значение вспуститься в баню». Ср.
баш.
му
нса ине
ү
, тат.
мунча кер
ү
,
тат.диал.
минча т
ө
ш
ү
(глз.),
мунча ин
ү
(гай., к.
-
уф.),
м
ō
л
י
ца т
ө
ш
ү,
мунца цуму
(вост.диал.) вмыться в бане»
[1: 147, 305; 3: 153, 155].

Это слово зафиксировано и в других тюркских, финно
-
угорских языках: баш.
мунса
, баш.диал.
мо
са
,
муса
,
мунса
,
муйса
,
мынса
, каз., ккалп., ног., ног.
мноша
,
мунша
, уйг.
монча
, кир.
монча
, узб.
мурча
, узб.диал.
монча
,
морч
ә
, алт., ойр., хак.
мылча
, чув.
мунча
,
мылча
, мар.
монча
,
мунча
,
момца
,
номца
, удм.
мунчо
,
мунзо
,
минчо
,
мунцио
,
мунчем
,
мунчи
в
баня». Слово считается заимствованным
уже из татарского
[6: 147; 7: 135].

По справедливому мнению многих исследователей,
мунча
от др.
-
рус.
мовъ
,
мовъница
,
мыльня
,
мыльница
вбаня». Оно встречается уже в древнерусских письменных памятниках
[8: 634; 6: 147; 7
: 135].

В тюрк. яз. Сибири (алт., хак., бараб., шор., саг., кач., койб., тоб.) рус.
мыльня
зафиксированы
Дмитриевым, Радловым, Гигановым. Ср. рус. нарым., манг., илим. (
XYII
џ
нач.
XYIII
в.)
мыльня
вбаня
(без парилки)», твер., пск., смол., моск., костр., о
рл., ворон., волог., олон., печор., новг.
мыльня
вбаня»,
сев.
-
рус. вотделение в бане, где только моются, но не парятся», твер.
мыльница
вбаня». Сев.
-
рус.
мыльня
исчезает из документов, уступая слову
баня
, к концу
XYI
в. [9: 382
-
383].

вТюрки кочевники ника
ких бань, по
-
видимому не знали. В богатейшем древнетюркском словаре
М.Кашгари (
XI
) нет исконного слова для понятия вбаня». После принятия исламской культуры бани
появились в местах молений и оседлой жизни, например в городах Средней Азии. Мусульманство
тре
бовало ежедневного ритуального омовения и бани на Ближнем Востоке были известны с
древнейших времен. Хотя кипчаки
-
куманы находились в активных контактах с мусульманскими

211

[БЭС: 1997, 481]. В специализированных научно
-
популярных изданиях уточняется, что ягоды калины
используются также против кашля, при головной боли, для снижения кровяного давления и в качестве
м
очегонного средства, для лечения экземы и успокоения нервной системы. Другое ценное качество
калины заключается в том, что она не имеет противопоказаний к применению.Из других
характеристик калины обращает на себя внимание на то обстоятельство, что плоды к
алины по
сравнению с другими ягодами горьки на вкус, хотя, уступая по вкусу, они выигрывают в целебности.
При этом немаловажно, что вкус ягод калины значительно улучшается после первых же заморозков.
[Лекарственные растения: 1991, 10
-
11]. Н. В. Никольский
указывает на некоторые особенности
использования калины в чувашской народной медицине: “У народа идет против золотухи у детей.
Обычно поят отваром коры и купают. Взрослые пьют отвар против удушья и простуды. Сырые ягоды
действуют как слабительное; соком их
мажут прыщи и лишаи на лице² [Никольский: 2004, 335].

В вСловаре чувашского языка» Ашмарина семантика слова палан объясняется переводом его на
русский язык (калина), приводятся производные формы Палан вар
ĕ,
Палан
-
касси, Палан ой
ĕ,
Паланл
Э,
Паланл
Э –
ырми,
Палан
-

от вар
ĕ,
Палан шор
ĕ (
топонимы), палан
-
кай
Э
к и палан лакки
(названия птиц), палан тим
ĕ
рев
ĕ (
название болезни), палан й
Э
в
Э––
и, паланл
Э
х [Ашмарин: 1935, 81].
Другие словари добавляют к этому другие формы и сочетания: палан

ырли (ягоды калины), палан
т
ĕ
м
ĕ (
калиновый куст), упа палан
ĕ (
бузина), [Чувашско
-
русский словарь: 1961, 253; Чувашско
-
русский словарь: 1985, 267].

Так как практически ни один чувашский словарь не содержит толкования слова палан, мы
вынуждены обратиться к толкованиям его лексических
эквивалентов в других языках. Словарь
Ожегова дает следующее толкование: “КАЛИНА. Кустарник сем. жимолостных с белыми цветками и
красными горькими ягодами, а также его ягоды² [Ожегов: 1992, 266]. Малый академический словарь
русского языка вносит незначител
ьные цветовые и вкусовые уточнения
-
вкремовые цветки» и
“красные горьковатые ягоды² [Словарь русского языка: 1982, 21]. Турецкий эквивалент чувашского
палан
џ
kartopu [Bayram: 2007, 147; Tatarca
-
TЦrk–e SözlЦk: 1997, 43;
Русско
-
турецкий словарь: 1972,
312]
, который по своей образной семантике ближе английскому snowball
-
tree [The O«ford Russian
Dictionary: 1997, 183; The O«ford Turkish Dictionary: 1992, 504]. Толковый словарь турецкого языка
дает такое определение: “KARTOPU. 1. Han
ımeligillerden, bir–ok tЦr
Ц sЦs bitkisi olarak yetiФtirilen
zeytinimsi, meyvemsi, kırmızı renkte bir aСa––ık² (
КАЛИНА. 1. Кустарник из семейства жимолостных,
многие виды которого выращивают в качестве декоративного растения, косточковый, плодовый,
красного цвета) [T
Цrk–e SözlЦk: 20
05, 1096].

Этимологические словари и этимологическая литература не раскрывают этимологию слова
палан, ограничиваясь приведением тюркских соответствий: палан/балан в татарском, башкирском,
казахском, азербайджанском, шорском, алтайском (телеутский диалект)
языках, а также марийского
соответствия полан [Федотов: 1996, 381]. Ю. Дмитриева в этой связи замечает: вВ специальной
литературе приводятся данные из одних и тех же языков без указания о происхождении palan/balan
(Егоров 1964, 142; Рясенен 1969, 59; Севор
тян 1978, 52; Федотов 1996, 1, 381). К сожалению, и мы
ничего нового не можем добавить к этому. Нам думается, что palan чувашским языком был
заимствован из татарского, и, таким образом, можно считать его кыпчакизмом. Из чувашского же
слово перешло в марий
ский язык в виде palan окалина’, что еще М. Рясенен отметил. Архетипом
марийского слова он установил чув. *polan, palan» [Дмитриева: 2000, 33
-
34]. Как видим,
этимологический признак (или “внутренняя форма², по определению Ю.С. Степанова) в структуре
конце
пта палан пока еще не совсем доступен исследователям.

Лексическое значение, зафиксированное в словарных дефинициях, обнаруживает основное
значение концепта палан: это кустарник, с белыми цветками и красными горькими ягодами, которые,
так же как и его кора,
используются людьми при лечении ряда заболеваний. Но концепт
џ
это
“многомерное образование, включающее в себя не только понятийно
-
дефиниционные, но и
коннотативные, образные, оценочные, ассоциативные характеристики, которые должны быть учтены
при описани
и концепта» [Маслова: 2006, 59]. Для установления дополнительных признаков
обратимся к фразеологическим и паремиологическим единицам с компонентом палан, а также к
текстам (в семиотическом понимании этого слова) народной поэзии и массовой культуры.

В чува
шском фольклоре зафиксировано всего лишь несколько единиц фразеологическо
-
паремиологического поля с компонентом палан. Одна из таких единиц
џ
это пословица Ир т
Э
ракан

ырла

ин
ĕ,
кая юлакан палан

ин
ĕ (
Тот, кто рано встал, ел ягоду, а тот, кто опоздал, ел
калину)
[Чувашские пословицы: 2004, 79]. Данная поговорка отличается от ряда схожих по смыслу пословиц
и поговорок тем, что тут нет того категоричного утверждения о том, что сытым бывает только тот, кто
встает рано (как, например, в пословицах Ир т
Э
ракан к
ай
Э
к тут
Э
пулн
Э (
Птица, которая рано встает,

210

Чиндыков Борис Борисович

(г. Чебоксары)


НАЗВАНИЯ НАЦИОНАЛЬНО
-
КУЛЬТУРНЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ ЧУВАШСКОЙ

ДИАСПОРЫ И ИХ ПРОЕКТОВ В АСПЕКТЕ ЭТНОЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИИ

(НА ПРИМЕРЕ НАЗВАНИЯ ПАЛАН)


Большинство диаспорных чув
ашских национально
-
культурных объединений (ЧНКО) наряду с
официальным (фирменным) наименованием имеют также и второе, образно
-
поэтическое название.
Ряд ЧНКО имеет собственные (или в соучредительстве с местными органами власти) СМИ (газету
или сайт) и колл
ектив художественной самодеятельности, которым также даются образные названия.
Эти названия адресованы в первую очередь чувашам, проживающим в данной местности, и
выполняют функции привлечения внимания к самому факту существования ЧНКО, вызывания у
потенци
альных участников (на языке маркетинга
џ
потребителей) интереса к деятельности
объединения и желания посмотреть, разузнать о ней подробнее, а также побуждения потенциальных
участников к желательному для ЧНКО действию, т. е. посещению и участию в работе об
ъединения.
Все эти функции являют собой классическую модель действия рекламной коммуникации AIDA
(Attention
џ
Interest
џ
Desire
џ
Action), что позволяет относить рассматриваемые названия к
адвертонимам (по
-
другому
-
рекламным именам) и рассматривать их в к
ачестве неймов.

В нашей картотеке чувашских неймов имеется восемьдесят названий ЧНКО и их проектов.
Характерной особенностью этих неймов является то, что все они, за исключением трех имен, состоят из
слов и словосочетаний на чувашском языке. При этом многи
е названия в той или иной форме
повторяются; среди них наиболее частотны Нарспи, Палан и Т
Э
ван (каждое название повторяется по
четыре раза). Такая частотность позволяет предположить, что для людей, живущих вдали от своей
материнской родины (метрополии), эт
и названия должны выражать что
-
то очень ценное и сокровенное,
связанное с их этническим происхождением. Как нам кажется, с учетом того обстоятельства, что
вмотивация при назывании обнаруживает взгляд носителей языка на тот или иной фрагмент мира, что
позв
оляет в итоге понять специфику мировидения конкретного народа» [Маслова: 2006, 26], будет вполне
оправданно и целесообразно рассматривать эти названия в качестве возможных концептов национально
-
языковой картины чувашского мира. Примечательно, что все эти т
ри названия в той или иной мере
перекликаются с концептами Судьба, Тоска и Воля, которые и только которые А. Вежбицкая считала
фундаментальными концептами русской культуры [Маслова: 2006, 49].

Концепт, по общему определению, это “ментальное национально
-
сп
ецифическое образование,
планом содержания которого является вся совокупность знаний о данном объекте, а планом
выражения
џ
совокупность языковых средств (лексических, фразеологических, паремиологических и
др.² [Маслова: 2006, 37].

Оставив анализ концепт
ов Нарспи и Т
Э
ван темой для отдельных исследований, в данном
сообщении попробуем описать концепт Палан.

ПАЛАН (Калина). В чувашской национально
-
культурной картине мире дерево играет
существенную роль, что обусловлено как географическими, так и исторически
ми условями жизни
чувашского народа. Деревья для чуваша служили и домом (материалом для его постройки), и теплом
(дрова), и пищей (плоды деревьев и лесов, применяемые для употребления в пищу или на корм скоту,
а также дикие животные, обитавшие в лесах
џ
о
бъекты охоты), и одеждой (шкурки животных), и
целительной силой (плоды многих деревьев, а также травы в лесах), и орудием производства (многие
рабочие инструменты изготавливались из дерева), и
џ
зачастую
-
защитой от внешнего мира (лес). Но
было еще одно п
редназначение у дерева как концепта
џ
деревья в концептуальной картине чуваша
играли магическую, или сакральную функцию. Концепт палан, являясь частью более широкого
концепта дерево, аккумулирует в себе такие полезные в прагматическом отношении свойства, к
ак
возможность употребления его в пищу и как целебное средство при лечении ряда болезней.

Семантически слово палан обозначает как само дерево, так и его плод (ягоды). Согласно
“Определителя высших растений Чувашской АССР², это кустарник, до 3 м высотой, с
белыми
цветами и ярко
-
красными ягодами, растет по опушкам смешанных и лиственных лесов, в зарослях
кустарников по берегам озер и болот, цветет в мае и июне, используется в качестве потогонного,
слабительного средства, а также от гипертонии [Куданова: 1965,
284]. “Большой энциклопедический
словарь² сообщает следующее: это род небольших деревьев и кустарников семейства. жимолостных
имеет около 200 видов, растет в Евразии, Северной Африке и Америке, из них несколько видов
џ
в
России; плоды (костянки) съедобны
, кора растения используется как кровоостанавливающее средство

43

народами, они оставались до
IX
в. язычниками. И с баней бревенчатого типа они близко
п
ознакомились в процессе общения с русскими.

В Поволжской Булгарии бани были известны по меньшей мере с Х в. Бани были и в городах
Золотой Орды. В старотатарском языке понятие вбаня» передавалось, как и в Средней Азии и Иране,
арабским словом
хамам
//
х
ә
мм
ә
м
. По всей вероятности, в татарском некогда параллельно
существовали два слова:
х
ә
мм
ә
м

в
городская баня
»
и
мунча

в
деревенская баня
» [5: 138
-
139]. В тур.,
туркм., ног.
хаммам
вбаня», ст.тат.
х
ә
ммам

вбаня, ванна» [10
: 680
].

У булгар в городах, возможно, снача
ла общественные бани все
-
таки были деревянными, т.к. даже
на всем протяжении воторой половины домонгольского периода Булгары, как и прежде, остается
деревянным городом. И только к раннезолотоордынскому периоду (середина
XIII
џ
начало
XIV
вв.)
относится начал
о каменного монументального строительства в центре Булгар. В раскопках начинают
появлятся следы каменных бань.
Например, примечательностью заречного района Булгарского
городища была общественная баня, сооруженная из камня и кирпича, с фонтаном, водозаборны
м
сооружением, площадью перед ней и колодцами, которая датируется серединой
XIV
века. По данным
археологов, известны и другие раскопки бань [11: 407
џ
414; 12: 63, 65, 79].

Вероятно, у русских с древнейших времен существовало параллельно два слова
џ

мовъница
и
баня
, которые отличались не только своей конструкцией в более познее время, но значением и
назначением.

Баня
обычно объясняется как
старое
общеславянское заимствование из
народнолат.
*
bāneum

ср.
-
лат.яз., (ср. лат.
balneum
, греч.
βαλανετον
вванна», вбаня
», перен. вкупание»).
От него в
рус.яз.
бальнеотерапия

џ
букв. влечение купанием».
Отсюда же франц.
bain
,
bagno
. Отмечается, что
русск.
-
цслав. и памятниках древнерусской письменности с XI в.
Сомнительна этимология слова
баня

как суффиксального производного
с тем же корнем, что и нем.
bad

џ
вванна» [13: 120; 14: 28].

в
Баня
(
мыльня
,
байна
) у русских
XYI
џ
XYII
вв. чаще отмечалась в северных и северо
-
восточных
районах, в Сибири, частично в центральных районах... В некоторых районах Ярославской,
Костромской, Вла
димирской, Тверской, Московской губерний бань не было или они встречались
редко, здесь крестьяне мылись в русской печи... Баня как отдельная постройка, типичная для
северных и среднерусских губерний России, не характерна для южных черноземных губерний. Зде
сь
мылись дома в корыте, ушате, летом
џ
на речке» [15: 253, 267, 268].

Вероятно,
мыльня
это впомещение, где моются и купаются», больше всего характерное для
русских селений северных районов, где из
-
за сурового климата и наличия деревянного материала
жилые
и хозяйственные помещения возводились из срубов. Для более теплых районов расселения
русских характерно баня, которое первоначально означало всосуд в котором купаются дома»,
например, ушат, корыта, большая деревянная бадья. По мнению Г.П.Цыганенко,
баня
р
одственно сущ.
б
á
нка
всосуд», первонач. всосуд, в котором купаются». Ср. диал.
банка
вбадья»; словен.
b
ānja

вванна» [16: 24]. Постепенно
баня
вытеснила повсеместно
мыльню
, которое, возможно, сохранилось
только как узколокальное слово в отдельных русских го
ворах.

Рус.
баня
отмечено в многочисленных аборигенных языках Сибири. Интересно в рус. колым.
б
á
ней поставить шкуры
вобернуть шкурами остов у жердей в виде небольшого шатра, где тлеет
огонь, дающий много дыма, и таким образом дымить… шкуры для придания им
прочности». В тюрк.
яз. Юго
-
запада Сибири получило распространение другое рус. назв.
бани
, см.
мыльня
(это слово
госпоствовало в сев.
-
рус. ареале до сер.
XYI
в.,
баня
и несколько позднее
байна
,
байня
его
постепенно вытесняют, см. Дерюгин Эт., 1966: 180
-
18
1) [9: 83].
В татарских говорах Приуралья
бытует узколокальное слово
бана
י
, что является намного более поздним заимствованием от русского
баня
. Ср. также заимствованное в тат.
б
à
н
қ
а
,
бан
қ
ы
в значение
вб
á
нка (сосуд)» [17: 30].

В татарском языке употребляютс
я несколько слов, относящихся непосредственно к
бане
.
Например,
мунчала

и его диалектные варианты
минцала
(байк.),
мичала
(нокр., глз.),
мучала
(минз.)
на первый взгляд кажется, от
мунча
. Однако оно от соответствующего русского
мочало
,
мочалка
(ср.
блр.
м
очула
,
мочулка
) от
мочить
,
мокрый
, потому что производится с помощью вымачивания коры в
воде [8: 666; 6: 147]. Баш.
мунсала
, баш. диал.
муйчала
,
мунсала
,
мынсала
,
муйса

йапра
ғ
ы
,
мунса

йафра
ғ
ы
,
мунса

себертке
вмочалка»,
муйсала
влыко»
,

мунса

себертке

влопу
х» [18:
237
]. Чув.
мунчала
, мар.
мончала
от татарского [7: 135]. Ср. сиб.тат.
муйца

тастымал
вмочалка» [3: 154].

В татарских говорах в значении
в
веник
»
употребляются слова
миллек
(гай., байк., трбс.),
миндек

(стрл., злт.),
минек
(чст., чпр.),
миннек
(мин
з., тпк., стрл., чпр., бар.), заимствованные от
соответствующего русского слова [1: 304, 305; 2: 223;].
В значении ввеник» в тат.лит. употребляется
слово
себерке
,
мунча

себеркесе
, в говорах
џ

йапра
қ
(байк.),
йафра
қ
ввеник»,
йапра
қ
(гай.),
йафра
қ

(гай., к.
-
уф.) вберезовый веник»

[1: 166,
169
; 2:
110, 111
].


44

По справедливому мнению татарских языковедов, значительное число русских заимствований в
татарских говорах, особенно в мишарском диалекте, относится к семантической группе жилища и
надворных построек, и
вообще к терминам, связанным с хозяйственной деятельностью человека

[19: 96; 4: 4]
. Поэтому отдельное научное изучение русских заимствований не потерял
о
актуальности
и для современной татарской лексикологии.


Литература

1.
Диалектологический словарь тат
арского языка
.
џ
Казань, 1969.
џ
643 с.


2.
Диалектологический словарь татарского языка
.
џ
Казань, 199
3
.
џ
459
с.

3.
Тумашева Д.Г.
Словарь диалектов сибирских татар.
џ
Казань, 1992.
џ
255 с.

4.
Садыкова З.Р.
Названия хозяйственных построек и инвентаря в та
тарском языке.
џ
Казань, 2003.
џ
212 с.

5.
Ахметьянов Р.Г.
Общая лексика материальной культуры народов Среднего Поволжья.
џ
М., 1989.
џ
200 с.

6.
Ахметьянов Р.Г.
Краткий историко
-
этимологический словарь татарского языка.
џ
Казань, 2001.
џ
271 с.

7.
Егоров
В.Г.
Этимологический словарь чувашского языка.
џ
Чебоксары, 1964.
џ
355 с.

8.
Фасмер М.
Этимологический словарь русского языка.
џ
М., 1986.
џ
671 с.
џ
Т.
I
I.

9.
Аникин А.Е.
Этимологический словарь русских заимствований в языках Сибири.
З
Новосибирск, 20
03.
З
788 с.

10.
Махмутов М.И., Хамзин К.З., Сайфуллин Г.Ш.
Арабско
-
татарско
-
русский словарь заимствований.
З
Казань, 1993.
З 854
с.

11.
Хованьская О.С.
Бани города Болгара // Материалы и иссследования по археологии СССР.
З
М., 1954.
З
407
-
414.

12.
Хлебни
кова Т.А.
История археологического изучения Болгарского городища. Стратиграфия. Топография
// Город Болгар: Очерки истории и культуры.
З
М., 1987.
З 32
-
88 с.

13.
Фасмер М.
Этимологический словарь русского языка.
џ
М.: Прогресс, 1986.
џ
573 с.

џ

Т.
I.

14.
Шанский Н.М., Иванов В.В., Шанская Т.В.
Краткий этимологический словарь русского языка.
џ
М.,
1961.
џ
403 с.

15.
Русские
.
џ
М., 1999.
џ
828 с.

16.
Цыганенко Г.П.

Этимологический словарь русского языка.
џ
Киев, 1989.
џ
511 с.

17.
Русско
-
татарский словарь
.

џ
Казань, 1988.
џ
462 с.

18.
Диалектологический словарь башкирского языка
.
џ
Уфа, 2002.
џ
432 с.

19.

Махмутова Л.Т.
Опыт исследования тюркских диалектов (мишарский диалект).
џ
М., 1978.
џ


272 с.



























209

18. Суперанская А. В. Имя и эпоха//Историческая ономастика.
џ
М.:
Наука, 1977.

19.

Сухомлин
І. Д. Походження українських прізвищ у говорах Середньої
Наддніпрянщини//Народні говори Наддніпрянщини.
џ
Дніпропетровськ, 1969.

20. Ткаченко О. Б. Українські прізвища з суфіксом
џ
енк
џ
о та спорідненні утворення
(питання походжен
ня)//Слов

янське мовознавство.
џ
К., 1958.
џ
Вип.2.

21. Франко І. Причинки до української ономастики//Іван Франко: Зібр. тв.: В 50 т.
џ
К.,
1982.
џ
Т.36.

22. Фридрак В. Б. Українські прізвища
џ
композити//Культура слова.
џ
К., 1979.
џ

Вип.16.

23. Худаш М.
Л. З істирії української антропонімії.
џ
К.: Наук. думка, 1969.

24. Цілуйко К. К. Підсумки і перспективи розвитку радянської ономастики//Питання
ономастики: Матеріали II Республіканської наради з питань ономастики.
џ
К., 1965.

25. Чучка П. П. Специфіка сло
вотворчого аналізу прізвищ//Питання словотвору
східнослов

янських мов.
џ
К., 1969.

26.
Miklosich Fzanz: Die Bildung der slavischen Personennamen//Denkschriften der
kaiserlichen Akademie der Wissenschaften. Philogisch
џ
historische classe.
џ
Wieh, 1860.
џ

B
d.10.












































208

исследования субстратных и суперстратных явлений во время анализа лексической ономастической
системы
џ
В. Русановский [16], К. Целуйко [24]; русско
-
украинско
-
белорусские параллели в
антропонимии и явления языковой интерференции И. Сухомлин [19].

Весомым вкладом в исследование личных ук
раинских им
И
н является книга П.
П. Чучки
вАнтропонимия Закарпать
я. Конспект лекций» [25]. Автор на материале личных им
И
н закарпатцев
анализирует специфику и место антропонимов в словарном составе языка.

Развитие украинской антропонимической системы совершалось в тесной взаимосвязи из
становлением системы личных названи
й других славянских народов, поэтому особенный научный
интерес вызывают работы русских и белорусских исследователей, посвящ
И
нных проблемам
антропонимики. Изучением личных названий в России занимались известные языковеды:
В.

Бондалетов [2], С. Веселовский [
3], С. Зинин [7], А.Суперанская [18] и др.

Исследованием структуры украинских фамилий разных видов занимались уч
И
ные
џ
языковеды

С. Бевзенко [1], И. Железняк [6], Р. Керста [8], Л. Масенко [13], Ю. Редько [15], И. Сухомлин [19],

В.
Фридрак [22] и др.
Первым шагом к обьяснению мотивов появления антропонимов было
выделение суффиксов в структуре фамилии. Функционирование суффиксов
-
ук,
-
юк,
-
чук
рассматривается в работах П. Чучки, В. Нимчук. Украинские фамилии с суффиксом
-
енко
исследовали А. Ткаченко [2
0], М. Худаш [23]. Фамилии на
-
ов,
-
ев (
-
ив),
-
ик,
-
ын в украинском языке
исследовали В. Коломиец [10] и А. Мельничук. Фамилиями с суффиксом
-
ский занималась

Н. Манакина, И. Железняк анализировала фамилии на
-
ист (
-
и,
-
ий); Л. Масенко
џ
украи
нские
фамилии с суффиксом
-
ий. А.Недилько исследует фамилии из суффиксами
-
ич,
-
ович,
-
евич, а

И. Сухомлин исследовал украинские фамилии с суффиксами прилагательных.

В области антропонимики существует
И
ще много спорных малоисследованных вопросов
, которые
ждут научной развязки. Не в одинаковой мере изучено отдельные виды фамилии, лексико
-
семантические особенности прозвищ, соотношения прозвищ и фамилий на уровне перехода
аппелятивных названий в собственные, совмесность и отличие словообразовательны
х средств общих
и собственных названий. Решение этих и других вопросов порождает и разнообразные аспекты
исследования, которые учитываются и в нашей работе относительно антропонимии Черкасщины.


Литература

1. Бевзенко С. П.
Історична морфологія української
мови. Нариси зі словозміни та
словотвору.
џ
Ужгород, 1960.
џ
416 с.

2.
Бондалетов В. Д. Русская опомастика.
џ
М.: Просвящение, 1983.
џ
224
с
.

3. Веселовский С. Б. Ономастикон. Древнерусские имена, отчества, фамилии.
џ
М.:
Наука, 1974.
-

382 с.

4. Горпинич
В. О.,
Корнієнко І. А. Антропонімія Дніпровського Припоріжжя і суміжних
регіонів України: Монографія/За ред. д. філол. н. проф. В. О. Горпинича//Ономастика і
апелятиви.
џ
Вип. 25.
џ
Дніпропетровськ
џ
Миколаїв: Вид
-
во

Іліон
²
, 2006.
џ
237 с.

5. Гумецька Л.
Л. Народні форми хрещених імен в укаїнській мові XIV
џ

XV

ст.//Українська та діалектна лексика.
џ
К., 1985.

6. Железняк І. М. Семантичні параметри слов

янських антропонімних
етимонів//Слов

янська ономастика.
џ
Ужгород, 1998.

7.
Зинин С. И. Введение в русск
ую антропонимию.
џ
Ташкент, 1979.
џ
125 с.

8. Керста Р. И.
Антропоніми
џ
основа вивчення лексики, що характеризує особисті
властивості людини//З історїї української лексикології.
џ
К., 1980.

9. Ковалик І. І. Діалектичний характер словотвірної структури пох
ідного
слова//Питання словотвору.
џ
К., 1979.

10. Коломієць В. Т. Прізвища на
џ
ов,
џ
ев(
џ
ів) та
џ
ин,
џ
ін в українській мові//Українська
мова і література в школі.
џ
1951.
џ
№3.

11. Кракалія Л. В. Сучасний антропонімікон Буковини//Питання сучасної ономастики
.
џ

К., 1976.

12. Манакіна Н. М. Словотвірна будова антропонімів на
џ
ськ
џ
ий в українській
мові//Питання історичної ономастики України.
џ
К., 1994.

13. Масенко Л. Т. Українські імена і прізвища.
џ
К.: Наук. думка, 1990.
џ
48 с.

14. Німчук В. В. Українські
прізвища з суфіксами
џ
ук,
џ
чук та етимологічно споріднені
утворення//Українська діалектологія і ономастика.
џ
К., 1964.

15. Редько Ю. К. Сучасні українські прізвища.
џ
К.: Наук. думка, 1966.
џ
216 с.

16. Русанівський В. М. Запозичені особові імена і прізви
ща//Складні питання сучасного
українського правопису.
џ
К., 1980.

17.
Степовичъ А. Замътка о происхожден
іи и склоненіи малорусских
фамилій//Филологиические записки.
џ
Воронеж, 1882.
џ
В
ып.6.


45

Насипов Илшат Сахиятуллович

(г. Сте
рлитамак)


О НЕКОТОРЫХ ФИННО
-
УГОРСКИХ ЗАИМСТВОВАНИЯХ В ТАТАРСКИХ

НАЗВАНИЯХ ФЛОРЫ (ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ)


Башкирский, татарский и чувашский этносы в процессе исторического развития на территории
Урало
-
Поволжья вступали в интенсивные и длительные связи с
угро
-
финнами, прежде всего с удмуртами,
марийцами и мордвой. Их многовековые политические, экономические и культурные взаимоотношения
закреплены в словарном составе этих языков. Вопросы тюркских и финно
-
угорских языковых контактов
нашли отражение в многоч
исленных публикациях отечественных и зарубежных ученых. Наиболее
изученными являются тюркские заимствования в марийском, удмуртском и мордовских (мокша, эрзя)
языках. В наибольшей степени тюркскому влиянию подверглись марийский и удмуртский языки. По
мнени
ю Н.И.

Исанбаева, И.В.

Тараканова, Н.В.

Бутылова, в марийском языке зафиксировано более трех
тысяч таких лексических единиц, в удмуртском
џ
около двух тысяч, а в современных мордовских языках
џ

около четырехсот лексем тюркского происхождения. Возможно, тюр
кских заимствований в этих языках
было значительно больше, но многие из них в более позднее время были вытеснены заимствованиями из
русского языка.

Таким образом, тюркские заимствования в восточных финно
-
угорских языках представлены
обширным корпусом слов,
которые детально изучены на всех уровнях языка.
Территория финно
-
угорских и тюркских языковых контактов раньше охватывала, возможно, большие площади, чем
сегодня. Это подтверждается и ономастическими данными.

Влияние ф
инно
-
угорских языков на тюркские
язык
и
Урало
-
Поволжья монографически описано
только по отношению к чувашскому языку (М.Р.

Федотов, Г.В.

Лукоянов и др.). Финно
-
угорские
заимствования в башкирском и татарском языках до сих пор специально не были системно изучены,
по данной проблематике имеются
лишь отдельные публикации (Л.Ш.

Арсланов, Р.Г.

Ахметьянов,
Ф.С.

Баязитова, Н.Б.

Бурганова, Т.М.

Гарипов,
Н.И.

Исанбаев, Н.Х.

Ишбулатов, Н.Х.

Максютова,
Л.Т.

Махмутова, С.Ф.

Миржанова, Д.Б.

Рамазанова, Т.Х.

Хайретдинова и др.). Заимствованные из
финно
-
угорс
ких языков лексические единицы, которые зафиксированы в этих источниках, нуждаются
в систематизации, классификации, научном анализе и монографическом описании. В связи с этим
нами проделана определенная работа, освещенная в нескольких выступлениях на научн
ых
конференциях и отраженная в более ранних публикациях.

Финно
-
угорским заимствованиям в татарских названиях флоры нами была посвящена
специальная статья [Насипов: 2007]
.
В данном сообщении мы хотели бы
обратить внимание на
некоторые
новые лексические един
ицы по данной тематической группе.

Алабай
заказан.
-
атн. вромашка (непахучая)». Слово образовано от тат.
ала
впестрый» +
бай
, где
последний компонент восходит к марийскому слову
вуй
вголова», вколос», т.е. дословно впестрая
голова» [Бурганов: 1976, 140]. В
нормативных словарях зафиксировано в значении впупавка,
пупавник»,
алабай ч
ә
ч
ә
ге
вцветок пупавки». В татарских народных говорах
вариативност
ь
проявляется еще шире [
Хайрутдинова 2004: 102
-
104
]
.

Б
ә
лч
ә

вкисть, гроздь», вплодоножка»,
б
ә
лч
ә
н
дуб.
вкисть, грозд
ь»,
б
ә
рч
ә
атн.
вколос овца или проса»
.
Данное слово восходит к
марийскому
велше
восыпавшийся» [
Бурганова
1976: 140
; Хайрутдинова 2004: 23
].

Б
ә
пчек
блт.
вмолодой отросток»
, пар. вмолодой отросток у овса, деревьев»,
б
ә
пчек к
ү
ш
ә
се

мам.,
б
ә
пшек к
ү
ш
ә
блт.,
б
ә
пш
ек к
ү
ш
ә
се
дуб. вборщевик»,
б
ә
б
ә
к
менз. вборщевик», лш. встрелка
лука». Ср. башк.
б
ә
пк
ә
вмолодой отросток борщевика», башк.диал. взавязь борщевика»,
б
ә
пк
ү
л
ә
н

вгорец птичий». Слово образовано от корня
б
ә
п
џ

(от об
щ
еперм.

pab
вросток, стебель, ботва»)
+
афф.

џ
чек /
џ
шек
, образующего имена уменьшительно
-
ласкательной формы
[Бурганова: 1976, 13;
Хайрутдинова: 2004, 114]
. Ср. коми
паб

[
пабй
џ
] вботва», удм.
пубы
вножка (детская» > общеперм.
pabi
вросток, стебель, ботва», вножка» [Лыткин, Гуляев: 1970, 214].

Коза
w
ыз
,

қ
ызы
w
ыз
нокр. вхвощ полевой». С
лово из удмуртского
кызаузы

вмолодые еловые побеги»,
всеверюха» [Бурганова: 1976, 140; Хайрутдинова: 2004, 128
-
129].
Удм.
кызаузы
от
кыз
вель»; ср.

коми
коз
[
козй
џ
]
, мар.
кож
, морд.
куз
, манс
kawt
, хант.
к
ol
вель» восходят к
общеперм.
koz
џ
, доперм.
k
ō
ze
џ
,
kowse
вель»;
ср. осет.
k

oza
вмолодой хвойный лес», прамонг.
kusi
ввид хвойного леса» [Лыткин, Гуляев: 1970, 127]. вВ
основу номинации данного слова положен признак его схожести с хвойными деревьями. У хвоща полевого
ветви р
асполагаются мутовками по всему стеблю и направлены по косой вверх, как у молодой сосны или ели.
Цвет травы зеленый» [Хайрутдинова: 2004, 128].
Ср. башк. диал.
қ
ара
ғ
ай

ү
л
ә
н

вхвощ полевой», башк. лит.
шыршы
ү
л
ә
н
вхвощ»,
қ
ыр

қ
ыры
қ
быуыны
вхвощ полевой».


46

Курыс
,
қ
уры
лш., кам.
-
усть. влыко».
Употребляется и в других тюркских языках Урало
-
Поволжья: б
ашк.
қ
урыз
,
қ
урыс
, диал.
қ
уры

влыко», чув.
кур
Э
с, кор
Э
с
вмочало (липовое)». Их
происхождение Р.Г.Ахметьянов связывает с удм.
курьес
вкорье» или
курыз
вего кора» (форм
а
притяжательности от 3 л. ед.ч. от удм.
кур
, коми
кыр
,
кырсь
. мар.
кур
.,
кыр
,
кур
,
кыр
влуб, лубок, кора
дерева») [1989, 33]. М.Рясянен считает тат.
қ
урыс
марийским заимствованием через чувашский язык
[1969, 303]. Л.Ш.Арсланов и Н.И.Исанбаев указывают на
непосредственный марийский источник:
мар.г.
каргыж
вкора, корка», ср. венг.
hars
влипа», фин.
kuori
,
kaarna
вкора, лыко»
[1984, 108;
ср.
Федотов: 1996, 312
].

Думаем, следует согласиться, что
курыс
,
куры
восходит к общеперм.
kors
вкора
(дерева)» [Лыткин, Гу
ляев: 1970, 154; Бурганова 1976: 138]
.

Нурды
глз. вотава». Слово соотносится с удмуртским
норди, нордос
вотава»,
норед
вотава»,
впоросль» [Хайрутдинова: 2004, 206].

Паршпил
׳
,
парспил
׳

нукр. вборщевик». Заимствовано из
удмуртского языка:
парс
ьпель

вборщевик
обыкновенный» [Хайрутдинова: 2004, 114].

Пешник
,
пишник
глз.
, нукр.,
м
ечт
ү
к
,
печтек
,
пичтек
перм.
вхвощь полевой». Ср. башк. диал.
печтек
вхвощ полевой». в
По своему происхождению вышеприведенное слово восходит к удмуртскому
пешник

впобег полевого хвоща».
В говорах русского языка бытует
пестик
, который тоже является
съедобным растением» [Хайрутдинова: 2004, 128]. Ср. русск.
пестик
(
Polygonum

Bistorta
) вспаржа в
диком виде», вхолодок»,
пестик
,
песты
,
пестовник
(
Equisetum

arvense
) велка», всосенка», ввид хвощ
а»
.

Пуштурын
нукр. вдушица». Слово заимствовано из удмуртского языка:
пычы, пычытурын,
пыштурын
вдушица» [Хайрутдинова 2004: 82, 206].

Ту
җ
глз. влабазник (таволга)»
.
Слово является удмуртским заимствованием:
тузь
втаволга
лабазник» [
Хайрутдинова: 2004, 14
4, 206
]
.


Чыжым
, чы
җ
ым
мам. вусики у растений»
. Ср. менз., зай.
-
крш.
чыжым
впровод, проволка»
,
чыжым ба
ғ
анасы

втелеграфный столб»
. Слова
состоят из корня
чыж
(от общеперм.
Шuž
вродиться») +
афф.
џ
ым
, свойственного тюркским (алтайским) и финно
-
угорским язы
кам [Бурганова: 1976, 139;
Хайрутдинова: 2004, 30]. С общеперм.
Шuž
вродиться» связаны следующие лексемы: коми
чужны

вродиться», впоявиться», впрорасти», удм.
чыжы
или
чыжы
-
выжы
вродня». врод», мар.
шочаш

вродиться, возникнуть», морд.
-
э.
чачомс
вродиться,
уродиться»
.

Ср. коми
чу
ж
[
чу
жй
џ
] всолод»,
чужъем

всолод», мар.
шож
, морд.
шуж
вячмень» от общеперм.
Шuž
всолод» [
Лыткин, Гуляев: 1970,
312
]
.

Шуйыт
пар. всемена тмина», всемена аниса». Э
то слово составное:
шуйыт
(<
шуй
мар. +
ыт
/
ут

втрава») ванис», втмин»
[
Бурганова:
1976, 133; Хайрутдинова: 2004, 111].

Шырбыз
:
шырбыз йафрак
глз.
вподорожник».
Слово заимствовано из удмуртского языка:
шырбыж

вподорожник», вхвощ полевой» [Хайрутдинова: 2004, 98]
.

Большая часть
рассмотренных нами заимствованных слов имеет ло
кальное функционирование. Сферы
употребления и распространения этих лексем не всегда одинаковы: одни слова характерны для нескольких

говоров, другие
џ
варьируют по говорам, функционируя лишь в определенном регионе. Фиксация того или
иного слова зависит, пр
ежде всего, от особенностей этнолингвистического контакта отдельной группы татар с
тем или иным финно
-
угорским народом. Эти слова финно
-
угорского происхождения указывают на древние
тесные культурно
-
экономические связи татарского населения с марийцами, морд
вой и удмуртами.

Исследование выявленных лексических единиц дает возможность проследить их территориальное
распространение, степень их употребления в литературном языке, семантическое наполнение слова в диах
ронии и
на современном этапе. Лексико
-
семантическ
ие группы являются показателем важнейших социально
-
исторических
процессов, происходивших в ходе формирования народа. Они являются ярким примером того, как изменения

культурно
-
исторических условий жизни влияют на состав определенной лексической группы.


Лит
ература

Арсланов Л.Ш., Исанбаев Н.И. К вопросу о марийских заимствованиях в татарском языке // Советское
финно
-
угроведение.
џ
1984.
џ
№ 2.
џ
С. 104
џ
114.

Ахметьянов Р.Г. Общая лексика материальной культуры народов Среднего Поволжья.
џ
М.: Наука, 1989.

џ
20
0 с.

Бурганова Н.Б. О татарских народных названиях растений
// Вопросы лексикологии и лексикографии
татарского языка.
џ
Казань: ИЯЛИ, 1976.
џ
С. 12
5
џ
1
41
.

Лыткин В.И., Гуляев В.И. Краткий этимологический словарь коми языка.
џ
М.: Наука, 1970.
џ
386 с.

Нас
ипов И.С. Финно
-
угорские заимствования в татарских названиях флоры // Вопросы филологии.
Специальный выпуск.
џ
2007.
џ
№ 4.
џ
С.317
џ
325.

Федотов М.Р. Этимологический словарь чувашского языка: В 2
-
х т.
З
Чебоксары: ЧГИГН, 1996.
З
Т.
I
.
З 470
с.

Хайрутдинова
Т.Х. Народные названия растений в татарском языке.
џ
Казань: Фикер, 2004.
џ
224 с.

RБsБnen M.

Versuch eines
etymologischen

W
j
rterbuchs

der

T
Ц
rk

spra
с
hen
.
LSFU

XVII
. 1.
џ

Helsinki
, 1969.



207

öехЛЗРСПеМЙН ЙКЫВЫ ВЗЙСНПНЭМЫ

(г. Черкассы, Украина)


ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ И ИСТОЧНИКИ ИССЛЕДОВАНИЯ

УКРАИНСКИХ ФАМИЛИЙ


Изучать происхожде
ния украинских фамилий нельзя, не ознакомившись из общими
достижениями славянской антропонимики. Вопросы о возникновении, развитии и словообразовании
собственных им
И
н, в час
т
ности, фамилий давно были предметом заинтересованности не только
языковедов, но и
историков, культурологов и т.д. Начало научного изучения славянской
антропонимии связывают из появлениям работы Ф. Миклошича в
Die

Bildung

der

slavischen

Personennamen
»
[26],
где впервые вста
И
т вопрос словообразования славянских личных им
И
н. Автор
объясняет
образования простых антропонимов и называет суффиксы, с помощью которых они
образовываются, рассматривает форму сочетания обеих компонентов сложного личного имени,
синтаксические взаимосоотношения и порядок компонентов сложного слова. Работа Ф. Миклошича
и
сейчас не потеряла свои научные ценности, все достижения славянской ономастики в разной степени
опираются на не
И.

В конце
XIX

-
нач. ХХ ст.
начинаются научные исследования и в украинской антропонимии.
Первой публикацией об украинских фамилиях была стать
я А. Степовича вЗаметка о происхождении
малорусских фамилий» [17].

Основателем украинской антропонимии считается И. Франко, который в своей роботе вПричинки
до української ономастики» затрагивает проблемы народной антропонимии и подч
И
ркивает, что
личные н
азвания являются важным материалом как для филологов, которые и
сс
ледуют структуру
языка, так и для историков и этнографов [21].

В ХХ ст. украинской антропонимии уделяют внимания Л. Гумецкая [5], И. Ковалик [9],

В. Нимчук [14], Ю. Редько [15]
, И. Сухомлин [19], П. Чучка [25] и другие известные языковеды.
Много внимания появлению личных им
И
н уделяет Л. Гумецкая в своей монографии в
Нарис
словотворчої системи української актової мови
XIV
-
XV
ст.
» [5]. Она анализирует личные названия по
принципу сл
овообразования и указывает на их этимологию. На материале актовых книг
XVII
ст.
личные названия Полтавщины исследует И. Сухомлин [19]. Научный интерес вызывает его статья
в
Українські

прізвиська людей як власні родові назви
», в которых автор доказывает, что
в

фамилии
нельзя глубоко анализировать без уч
И
та их системной связи с прозвищами
џ
этими самыми древними
личными названиями, которые были первоначальным и единственным примером для образования
всех форм современных родовых личных названий» [19, с.38]. В 1
966 г. издается книга Ю. Редько
вСовременные украинские фамилии», которая являет собой первую попытку общего обзора всех
типов современных украинских фамалий со стороны способов их появления и словообразования, а
также географического распростронения. Авто
р определяет четыре основные группы фамилий,
которые образованы: 1) от личных имен; 2) от названия места рождения и места проживания; 3) от
названия социального положения или постоянных занятий; 4) от названий индивидуальных
признаков их первого носителя [
15, с.9]. Словообразовательная структура фамилий рассматривается
им в сравнении с образованием общих названий , на этой основе обнаружены как общие, так и
специфические словообразовательные элементы фамилий.

Как полноценная отрасль украинского языкознания
антропонимика сформулировалась только в
конце 60
-
х годов ХХ ст. Ономастика, которая раньше исполняла функции дополнительной
дисциплины, становится составной частью лингвистики.

Общетеоретические и экстралингвальные проблемы украинской антропонимики
рассмат
риваются в работе М. Худаш вИз истории украинской антропонимии» [23]. Основными
аспектами этой работы есть научное значение антропонимики; состояние изучения украинской
исторической антропонимики; источники исследования украинских личных названий; специфик
а
украинской антропонимической системы; личные имена в исторической жизни и в быту народа.
Автор делает ударение на исторические основы антропонимической системы украинского народа, а
это требует в… чтобы разные явления украинской антропонимии рассматривал
ись исторически, в
непрерывной связи с историей е
И
носителя
џ
украинского народа, и в связи с соответствующими
явлениями в антропонимии других славянских народов» [23, с.5].

70
-
80
-
е года характеризуются активизацией наблюдений над ономастическими и
антропо
нимическими фактами как источниками для изучения сложных процессов языковых
контактов: румынские и венгерские элементы в антропонимии Буковины
џ
Л. Кракалия [11];

206

1997 год. Как отмечает Н.И. Егоров, виз доброй сотни народов разноязыкой
России этимологические
словари такого объема имеют русские и осетины. Первый этимологический словарь чувашского языка
был издан в 1875 году. Я имею в виду вКорневой чувашско
-
русский словарь чувашского языка,
сравненный с языками и наречиями разных народов
тюркского, финского и других племен» Н.И.
Золотницкого, который и по современным критериям, и по сути своей является этимологическим»
[Егоров: 1999, 74].

Словарь необходим студентам как в процессе учебной деятельности, так и для самостоятельных
работ, в п
оиске новых знаний о слове.

Ознакомление с этимологическим словарем происходит на
спе
циальном занятии, посвященном изучению лексического значения слов. Студентам сообщаем о
том, что в вЭтимологическом словаре чувашского языка» много места отведено произв
одным формам
в

пределах одного гнезда, образуемого заглавным словом, словар
ные статьи содержат вбогатейшее
собрание лексики
и
фразеоло
гии многочисленных живых и древних тюркских языков», которое дает
вотчетливое представление о тож
дестве или большой стр
уктурной
близости
чувашских производ
ных
единиц с
соответствующими
тюркскими единицами». Напри
мер: С. 485
. юмах

всказка».

Производные
формы:
йомах яр
џ

сказывать
сказки,
беседовать;
юмахла

џ

/ йомахла
-
/ й
Э
махла

џ

говорить,
разговаривать, бесе
довать; юма
х
–Э

/ йомах
–Э

џ

сказочиик (Ашм. Сл.
IV
, 335;
V
, 69).

Тюркские
соответствия:
юэрик., бар.
йомак

сказка; карТ.
йомах=йомак;

карТ.
йомахла

-
(
йомах+ла
)
рассказывать (Радл. Сл.
III
, 446); тат. диал.
йомак

загадка /ДСТЯ, 174/;
башк.,
йомак

загад
ка.

МарЛ.
йома
к
,
марГ.
ямак

сказка; марЛ.
йомаклаш

беседовать,
разговаривать; марЛ.
йомакзе
,
марГ.
ямаксы

сказочник;
словоохот
ливый (
< чув.) [Федотов:1996, 284].

При работе с вЭтимологическим словарем чувашского
языка» обращаем
внимание студентов
на то
,
что разные зн
ачения слова нумеруются, и перед толкованием
лексического
значения сло
ва,
используемых в определенных сферах, ставится определённая помета (например,
арх.

џ
архаическое,
аф.

џ
аффикс, грам.
џ
грам
матическое,
диал.

џ

диалектное,
перен.

џ

переносное,
устар
.

џ
уста
релое
и

т.п.), даны сокращения названия языков, диалектов, говоров, близких чувашскому языку, входящих
в группу тюркских
языков;
адыг.

џ

адыгейский,
алт.

џ
алтайский,
башк.

џ
башкирский,
калм.

џ

калмыцкий,
тат.

џ

татарский,
як.

џ
якутский.
С целью
зак
репления этих сведений студентам даются
такие задания: найдите в словаре несколько слов по данной помете; выпишите из словаря несколько
слов с
данной
пометой;
пользуясь
словарем, определите, какие пометы имеют данные слова
(например: в
ĕ
рен, п
ĕ
л, лар,
ир,
ĕ
нер, кил, парка, ака).

При
изучении
грамматического материала работа со
словарем
служит для закрепления умения
пользоваться
им, для воспитания потребности обращаться к словарю, для обогащения словарного запаса.
Основное внимание уделяется работе со сл
оварем над оп
ределением
значения,
происхождения и родства
слов, в котором он употреблен в тексте, выяснению
принадлежности
слова в той или иной сфере его
применения. На этом этапе студенты выполняют следующие лексические упражнения: 1) определите,
какие л
ек
сические значения, имеются у данного слова; 2) определите, какие

в этом тексте устаревшие и
диалектные слова

и т.п. Большую помощь оказывает словарь и при выполнении студентами заданий по
переводу текста с русского на чувашский и с чувашского на русски
й язык.

Многие ученые создание М.Р. Федотовым нового двухтомного вЭтимологического словаря
чувашского языка» считают втрудом воистину эпохального значения», в печати появились восторженные
отзывы и рецензии, в которых писали о внесении ученым большого вк
лада в чувашское языкознание.

В 1987 году М.Р. Федотов издал книгу вИсследователи чувашского зыка», второе издание
вышло в 2000 году. В этой работе М.Р. Федотов знакомит читателей со многими исследователями
чувашского языка, начиная с
XVIII
века. Эта книга
является ценным источником для ознакомления
студентов с историографией чувашского языкознания.


Литература

Егоров Н.И. Миры Михаила Романовича Федотова // Корифей чувашской тюркологии М.Р. Федотов / Под
ред. Л.П. Куракова.
џ
Чебоксары: Изд
-
во Чуваш. ун
-
т
а, 1999.

Историко
-
этимологическое изучение чувашского и алтайских языков: Материалы научной конференции,
посвященной 80
-
летию академика М.Р. Федотова.
џ
Чебоксары: Изд
-
во Чуваш. ун
-
та, 1999.

Корифей чувашской тюркологии М.Р. Федотов /под ред. Л.П. Кураков
а.
џ
Чебоксары: Изд
-
во Чуваш. ун
-
та,
1999.

Федотов М.Р. История чувашского языка: Звуки.
џ
Чебоксары: Изд
-
во Чуваш. ун
-
та, 1971.

Федотов М.Р. Этимологический словарь чувашского языка.
џ
Чебоксары: Изд
-
во Чуваш. ун
-
та, 1996.

Федотов М.Р. Чувашский язык: Ис
токи. Отношение к алтайским и финно
-
угорским языкам.
Историческая грамматика.
џ
Чебоксары: Чуваш. кн. изд
-
во, 1996.



47

ИеСЫКЗеЭ МЫВыМГыЙ МТЗМЭЫеЭЗЦ

(Г.

»СТАНА, МЕСПУЭЛИКА КАЗАХСТАН)


MOTI
VATION OF PROVERBS AND SAYINGS IN THE KAZAKH AND ENGLISH
LANGUAGES: THE LINGUACULTURAL ASPECT

[МОТИВАЦИЯ ПОСЛОВИЦ И ПОГОВОРОК В КАЗАХСКОМ И АНГЛИЙСКОМ
ЯЗЫКАХ: ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ]


Since Kazakhstan has become an independent state, the official
status of the Kazakh language required
e«tended study of its comparative and contrastive aspects. The Kazakh language continues to receive
the
wide
-
ranging study comparing with the languages, which have genetic and typological differences from
Kazakh. Thi
s research paper is dedicated to such a comparison.

It has been taken an attempt to define motivation of proverbs and sayings of the Kazakh and English
languages, which belong to unrelated groups of languages (Kazakh is Turkic language, English is Germ
an
l
anguage) with contrastive method in linguacultural aspect.

Linguistic term like
“motive²
or
“motivity²
is used to e«plain relation between sound mark and
meaning of word. Motive of word is supposed to be structural and semantic property of the word. Conc
ep
t of
motive can be understood ne«t way. Humans attach great significance to surroundings in the process o
f
cognition. We compare or identify main features of substances and phenomena. Developing common
features, humans name new concepts. Naming substance o
r phenomenon is various in different cultures, in
different languages. It certainly depends on national uniqueness of the culture and language. Any no
tion
appears due to public necessity. Concept results in that substances and phenomena are finally given
n
ames.
Name is considered within motives, which are bases of human cognition. Motivity is formed in languag
e due
to nominative features, on which name of substance or phenomenon are based.

There is every reason to suppose that linguistic theory of motivatio
n dates to those ancient times, when
the first names of substances and phenomena have been born by virtue of reasons from various sources
,
when the problems of language formation and the problems of the relation between language and though
t
have emerged. T
heory of motivation has been attracting more scientific interests and approaches since. For
e«ample, there is a new independent branch in linguistics
џ

study of motives
. It covers the issues of
motivation. It possesses its own apparatus criticus, its own s
cientific methods, and its own subject of inquiry.
With its objectives and goals, study of motivation is close to etymology. They both aim to define or
igin of
the language unit.

Study of motivation suggests that motivation is occurrence of one of the featu
res of substance or
phenomenon. It shows comple« relation between substance or phenomenon and its name. We rely upon
motivation to uncover that motive among others, which has mainly served as a basis for name of subst
ance
or phenomenon, and to prove it. It
allows us to make such conclusions. Motive is a main force for
linguacultural unit of language to be formed. Motivation is a criterion or a feature forcing linguac
ultural unit
of language to be formed. Motivity is a process of formation. Study of motivati
on and its function,
distinction between the form of motivation and meaning, its general typology, its relation with othe
r
linguistic structures are very important and interesting issues to study.

Kazakh and English are the languages of the two people with
significant differences regarding each
other. The Kazakhs and the Englishmen represent two different races
џ
Mongoloid and Caucasoid, practice
quite different religions
џ
Muslim and Christianity, perform absolutely different mentalities
џ
Eastern and
West
ern. Therefore it provokes much interest for me to contrastively study their proverbs and sayings.
Proverbs and sayings, which are also known as paremiological units, are considered to be linguacultu
ral units
of language. As the Kazakh scholar Serikkul Sat
enova states, proverbs and sayings are one of those units of
language, which play role of connecting link between “the great triple² of lingua
-
culturology
џ
language,
national culture and humanity [
С
ә
тенова
: 2003, 25]. Proverbs and sayings are the indicato
rs of national
color and ethnic flavor. They contain background knowledge on national culture. Paremiological stock
of any
language is like a big mirror of spiritual and material life of nation who speaks that language.

With respect to linguistic character
of proverb and saying, in the Kazakh language they differ quite
perceptibly. One of the Kazakh dictionaries of linguistic terms gives such e«planation for proverb:

Ма
қ
ал
џ

ауызекі тілдегі
қ
ыс
қ
а ж
ә
не т
ұ
ра
қ
ты ритмикалы
қ құ
рылысы бар, халы
қ
ты
ң ғ
асырлы
қ
т
ә
жірибесі
са
қ
тал
ғ
ан на
қ
ылды с
ө
йлем
² [
Сал
қ
ынбай, Аба
қ
ан:
1998,
141
], translated as “proverb is a sentence of
colloquial language with short and permanent rhythmic structu
re, containing words of wisdom resulted from
centuries
-
old e«perience of people². The same dictionary determines saying like this: “
М
ә
тел
џ

т
ұ
жырымды, бейнелі
ә
рі ы
қ
шам на
қ
ыл с
ө
з
² [
Сал
қ
ынбай, Аба
қ
ан:
1998,
1
68], translated as “saying is

48

words of wisdom wit
h concluded, figurative and short form“. Generally speaking, the Kazakh scholars claim
that the main difference of proverb from saying in Kazakh is in their syntactical structure.

Regarding the English proverbs and sayings, they are almost the same units o
f language.
Longman
dictionary
says
:

Proverb
џ
a short well
-
known statement that gives advice or e«presses something that is
generally true
²
[
Longman: 2003,
1319];

Saying
џ
a well
-
known short statement that e«presses an idea most
people believe is true a
nd wise
²
[
Longman: 2003,
1461].
Similar e«planation is also given by Macmillan
dictionary: “Proverb
џ
a short well
-
known statement that gives practical advice about life² [Macmillan:
2006, 1135]; “
Saying
џ
a well
-
known statement about what often happens in
life
²
[
Macmillan: 2006,
1262].

As it is viewed from the English dictionaries, proverb and saying are almost the same units. The Rus
sian
scholar A. Koonin has mentioned too that in the English and American linguistics there is no differe
ntiation
between pr
overb and saying

from the linguistic point of view
[Кунин
: 1970
, 251].

One of the components of proverb and saying plays a key role in the formation of the motive. By mean
s
of the motive proverb and saying provide content with national color, mentality and
culture. In order to
uncover this content etymology of proverb and saying should be firstly considered, and then their mo
tives
are to be defined. In both languages motives can be various: type, color, shape, place, odor, functi
on,
likening, quantity, qual
ity, volume, movement, etc.

Sources of origin for the English proverbs and sayings are similar to those of proverbs and sayings
in the
Kazakh language. The English proverbs and sayings have come from
the Bible
; have been based on w
ords of
wisdom said by po
ets, writers and other public figures
; have been borrowed from other languages. The
Kazakh proverbs and sayings have been partially o
riginated from Old Turkic languages
; have been b
orrowed

from other language
s; have been based on w
ords of wisdom said by po
ets, writers, public figures
and are
suggested to be o
wn native o
ne
s
.

The key component of proverb and saying that is a basis for motive can denote notions regarding huma
n
and his nature, traditions and customs, mythology and believes history and developme
nt, flora and fauna,
time, numerals, different measures, etc.

For e«ample,
Жал
ғ
ызды
ң қ
азды
ң үң
і шы
қ
пас, жал
ғ
ыз
қ
ызды
ң
м
ұң
ы шы
қ
пас.
This Kazakh proverb
relates to a young girl.
With a purpose of improving the well
-
being, parents had to marry their daughter
to
old but wealthy man in ancient times. A girl could not object, if she even did, no one lent an ear t
o her
complaints.

The English saying

Manners make the man
²
was formed in 14
th
century. In this period level of
culture was measured by good manners of m
an.

Саба
қ
ты ине с
ә
тімен
²

say the Kazakh people. It means
that a needle should be threaded in its own time. The saying has content with very figurative meanin
g. The
Englishmen say much simpler:
There is a time for everything
.

Summing up, there is a reason to cl
aim that proverbs and sayings in the Kazakh and the English
languages have meanings, which are shown on the various levels of motivity. During the long periods
of time
proverbs and sayings have been in permanent semantic evolution. There are basic similari
ties in motivation
of proverbs and sayings in the two unrelated languages, but also there are some differentiations. Th
e
differentiations can concern the very unique features of the national color. Occurrence of motivatio
n of the
proverbs and sayings in th
e Kazakh and the English languages is basically to phenomena of everyday life,
national economy and surrounding environment, to national mentality and language peculiarity. Genera
lly,
both the Kazakh and the English peoples’ lingual pictures of world are d
ifferent from the point of sources,
but their motivations are similar due to common human cognition.


Literature

Кунин А. В. Английская фразеология.
џ
М.: Высшая школа, 1970.
џ
344 с.

Сал
қ
ынбай А., Аба
қ
ан Е. Лингвистикалы
қ
т
ү
сіндірме с
ө
здік.
џ
Алматы: С
ө
здік
-
Словарь, 1998.

џ
304 б.

С
ә
тенова С. К. Лингвом
ә
дениеттану ж
ә
не лингвом
ә
дени бірліктер. // Жалпы ж
ә
не
сал
ғ
астыр
малы фразеологияны
ң ө
зекті м
ә
селелері.
Ғ
ылыми ма
қ
алалар жина
ғ
ы.
џ
Алматы:
Альянс
-
2, 2003.
џ
22
-
29 бб.

Longman Dictionary of Contemporary English, New edition, 2003.

Macmillan English Dictionary for Advanced Learners, International student edition, 2006.



Данная статья посвящена изучения сопоставительному анализу мотивации пословиц и
поговорок казахского и английского языков. Необходимость выбора английский языка для
сопоставления объясняется тем, что он давно уже приобрел статус мирового языка.
Актуальнейш
ие проблемы этнолингвокультурологических исследований в двух
неродственных языках включают выявление сходств и разли
ч
ий в плане их мотиваций и
определение факторов со спецификой в мотивационном плане.


205


Хлебникова Валентина Георгиевна




(г. Чебоксары)


ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ТВОРЧЕСКОГО НАСЛЕДИЯ М.
Р. ФЕДОТОВА В ПРЕПОДАВАНИИ
ЧУВАШСКОГО ЯЗЫКА НА НЕФИЛОЛОГИЧЕСКИХ ФАКУЛЬТЕТАХ


М.Р. Федотов
-
крупный ученый
-
лингвист, выдающийся исследователь истории тюркских и
финно
-
угорских языков. Многие исследователи считают, что Михаил Романович Федотов занимает
поч
етное место в отечественной тюркологической науке и в чувашской национальной культуре.

Михаила Романович вспоминал, что на серьезные научные исследования в области чувашской
филологии его натолкнул народный поэт Чувашии Васьлей Митта. Исследователи отмечаю
т, что
М.Р.

Федотов в конце 1950
-
х годов приступает к усиленному изучению тюркологической и
алтаистической литературы по основополагающим трудам русских и зарубежных компаративистов,
осваивает приемы и методы сравнительно
-
исторических исследований. В попо
лнении его творческого
багажа большую роль сыграли фундаментальные труды Н.И. Ашмарина, венгерского лингвиста Золтана
Гомбоца, финских ученых Хайкки Паасонена, Арво Мартти Октавиана Рясянена, исследовавших
чувашские заимствования в финно
-
угорских языках.[С
б. вКорифей: 1999, 3]. Н.И.

Егоров подчеркивает,
что вМ.Р. Федотов проявил себя как крупный исследователь истории чувашского языка, продолжатель
дела Н.И. Золотницкого, Н.И. Ашмарина, В.Г. Егорова» [Егоров: 1999, 7].

В 1971 году издана его книга вИстория
чувашского языка: Звуки», хотя со времени выхода этой
книги прошло более 35 лет, но она пользуется большим успехом у студентов университета. В этой работе

в историческом аспекте рассмотрены закономерности чувашско
-
тюркских и межтюркских фонетических
коррел
яций. вЭта небольшая по объему книга до сих пор является основополагающим пособием для всех
тех, кто хочет посвятить себя сравнительному и историческому изучению тюркских языков. В ней в
строго академическом порядке, но доступно систематизированы все основ
ные чувашско
-
тюркские
фонетические корреляции, раскрыты причины звуковых чередований, освещена историческая
последовательность фонетических изменений, начиная с древнейших времен» [Егоров: 1999, 61
-
62].

При подготовке к занятиям, оформлении рефератов и док
ладов к студенческой научной конференции
большую помощь оказывает монография
вЧувашский язык: Истоки. Отношение к алтайским и финно
-
угорским языкам. Историческая грамматика», получившая высокую оценку специалистов. Она была
удостоена Государственной премии
Чувашской Республики в области науки и техники за 1996 год.
Монография посвящена исследованию места чувашского языка в семье тюркских, монгольских и тунгусо
-
маньчжурских языков. В книге также уделено внимание взаимоотношениям чувашского и финно
-
угорских
языков. Автор рассматривает книгу М.З. Закиева вОбразование языка татарского народа» (Казань, 1977),
в
которой он пытается опровергнуть идею о близости татарского и чувашского языков. вМ.З. Закиев тщател
ьно
старается стереть в прямом и переносном смысле чу
вашско
-
булгарские соответствия на памятниках
XIII
-
XIV

вв. Более того, он считает невозможным причислить чувашский язык к булгарской группе» [Федотов: 1996
,
37]. М.Р.

Федотов рассматривает булгарские письменные памятники
-
эпитафии, сравнивает с древнетюркски
ми
словами, зафиксированными в вДревнетюркском словаре» (Л., 1969) и современными чувашскими словами.
Освещает сильные и слабые стороны в работах В.В. Радлова и Н.И. Ашмарина о происхождении чувашского
языка. Большой интерес вызывает глава вторая, в которо
й дается сравнительный анализ чувашских и
общетюркских звуков (гласные, согласные, ротацизм, ламбдаизм, протетические звуки в чувашском языке)
. Во
второй части книги рассмотрены именные словоизменения в чувашском языке, местоимения, числительные,
наречия,
имена прилагательные. В третьей части описано именное, глагольное словообразование в чувашском
языке, наклонения глагола, инфинитив. В книге на 9 страницах дана библиография на русском и иностран
ных
языках, которая поможет студентам в подборе литературы дл
я своих исследовательских работ.

Большую помощь студентам
оказывает

двухтомный вЭтимологический словарь чувашского языка».
Автор более 40 лет собирал материал для составления этого словаря, который является закономерным
продолжением его исследовательских
работ по сравнительно
-
историческому изучению фонетики, морфологии
и лексики чувашского, тюркских, алтайских и финно
-
угорских языков. Монография вЧувашский язык»
является теоретическим обоснованием и научной базой данного словаря.
Как отмечет автор, вслова
рь
рас
-
сказывает
о происхождении и родстве слов,
употребляющихся
в
современном
чувашском языке. При этом мы
имеем в виду не только литературную,
но
и
обширную
диалектную
лексику, зафиксированную главным
образом в в
Словаре
чувашского языка» Н.И. Ашмарина.

в
Этимологический словарь чувашского языка» получил высокую оценку научной общественности
республики и зарубежных специалистов. Автор удостоен высокой премии ЧГУ им. И.Н. Ульянова за

204

П
рошедшее многократное, которое в татарском языке имеет форму
џ
а торган иде
:
яза
торган
идем

-
в чувашском:

ыратт
Э
мчч
ĕ
в значении вя бывало писал».

Резюмируя вышесказанное, хочется заметить, что действительно в языке двух народов, живущих
более тысячи лет бок о бок и имеющих общие родственные корни хранится богатейший арсенал для
из
учения истории обоих языков.


Литература

1.

Левитская Л.С.
И
сторическая
морфология
чувашского языка.
џ
М.: Изд
-
во в
Н
аука», 1976.

2.

Сергеев В.И. Морфологические категориальные и некатегориальные формы в современном чувашском
языке.
џ
Чебоксары, 2002.

3.

Серебренник
ов Б.А. Система времен татарского глагола.
џ
Казань: Изд
-
во КГУ, 1963.

4.

Тумашева Д.Г. Татарский глагол.
џ
Казань: Изд
-
во КГУ, 1986.

5.

Хисамова Ф.М. Татар теле морфологиясе.
џ
Казан:

М
ә
гариф
² н
ә
шрияты, 2006.






49

Была предпринята попытка обосновать теор
е
тическую основ
у исследования по
данной теме познаниями мотивоведения, так называемого раздела лингвистики,
предпол
а
гающего изучение мотива и мотивированности.

Сопоставление английского как языка группы германских языков с казахским
џ
языком
группы тюркских языков вызыва
ет исключительный интерес и для других тюркских языков.
Англичане являются представителями противоположного казахам мира по расе, религии и
ментальности.

Проведены внутриязыковые разграничения с точки зрения лингвистической природы
пословицы и поговорки. О
пределены источники происхождения данных языковых единиц,
так как этимологическая наука тесно связана с мотивоведением. Мотив, побудивший
человеческий ум
к
заключению определенной мысли в таких образных языковых единицах
как пословицы и поговорки, проявляе
тся во внутренней семантике.

Я
зыковые картины мира казахов и англичан в пословицах и поговорках, возможно,
отражены и переданы разными формами, но у них одни и те же мотивации с точки зрения
общечеловеческого познания.












































50

ИЗЙЗСЗМ (МСЫМЫќК) ВЗСЫКЗИ КеСПНЭЗЦ,

(Г. УЕЭОКСАРЫ)


öРâВНИТéЛАН«é ИЗУЧéНИé –РéВНéТВРКöК«Й МИФ«Л«ГИЧéöК«Й

ЭТИКИ И ЧУВâШöК«Г« Ф«ЛАКЛ«Рâ (К П«öТâН«ВКé В«ПР«öâ)


1. Орхоно
-
енисейские рунические письмена (Большое и Малое письма Кюль
-
тегина),
вАлпамыш», вМ
анас», вМаспатша», вКунтугмыш», вСказания Деде Коркута», вКутадгу билиг»,
Дебет и Рустамхан, Шавкар и Яса в общих чертах
известны чувашским читателям по
учебникам литературы для
8, 9, 10 классов средних школ. К древним памятникам общетюркской
культуры в р
азное время обращались ученые
-
исследователи национального эпоса (В.Я.Канюков,
И.И.Одюков, А.К.Салмин, В.Г.Родионов, Е.С.Сидорова, И.В.Софронова), исторической лингвистики
(М.Р.Федотов, Н.И.Егоров, Г.Е. Корнилов) и др.

В отличие от тюркологической лингвист
ики тюркские параллели чувашского фольклора изучены
слабо. Известен один из первых популярных очерков видного тюрколога Н.И.Ашмарина вОтголоски
золотоордынской старины в народных верованиях чувашей» (1921). Пожалуй, это единственно
состоятельный труд нашей
литературно
-
культурологической тюркологии, от которого можно было бы
отталкиваться в дальнейших исследованиях тюрко
-
чувашского духовного наследия.

2. Следы чувашских предков идут от Закавказских Сабашту (Су+баш+ту = ввода»+ вначало»+
вгора»; ср. чув. в
Шуп
у=»: «Шупаш»: «Шупаш
-
кар) и
Урарту (в Чувашии топоним вУрар»
џ

гряда, ряд и вту»
-
гора), от двуречья Евфрата (по
-
чув. вАхрат»
-
крутой, бездонный, шумный речной
овраг) и Тигра (по
-
чув. в
Т.к.р»

-
встекло», спокойный, гладкий, тихий ), от Катманду (вкатма
н»
-

цельный, не битый, не колотый + вту»
-
гора) и уйгуро
-
китайских стен до Байкала и Тобола.
Предание гласит, что вдревнюю чувашскую книгу съела красная корова», т.е. она пропала в 544 году
при пожаре во время великого переселения народов. Более прозра
чны следы в среде гуннских
каганатов, на территориях Алтая и Семиречья, причерноморской Великой Болгарии и Камско
-
Волжского государства. Отголоски этого долгого пути исследованы историками, археологами,
лингвистами Н.И.Марром, В.Г.Егоровым, Д.П.Юманом,
Н.И.Никольским, Г.И.Комиссаровым,
В.Ф.Каховским, Н.И.Ашмариным,
М.Р.Федотовым, С.Р.Малютиным,
В.В.Николаевым,

Г. И.Тафаевым, Г.П.Егоровым. Н.И.Егоровым, А.П.Хузангаем и другими крупными учеными, но
специальных исследований материал
а чувашского музыкального, художественно
-
прикладного,
мифо
-
эпического, устно
-
поэтического фольклора как источника выявления древних корней
чувашско
-
тюркского различия или единства, нет.

3. Чувашская этнорелигия сардаш с 1722 по 1992 год была под табу и т
олько в ХХ
I
веке изданы
академические собрания вМифы, легенды, предания» (2004), вЧувашские благословения и
молитвословия» (2005), тексты которых дают обильный материал для сопоставительного анализа
наиболее устойчивых форм древнетюркской и чувашской тра
диционной философии. Массовое
крещение чувашей проходило в середине ХУШ века, вызвало сильнейший бунт и в дальнейшем
этнорелигия, оставленная без единого керема (храма) и служителей культа, была загнана на много
веков в глухое молчание. Тем не менее, деся
тки сельских общин в Чувашии, в Ульяновской,
Самарской, Пензенской, Тюменской, Кемеровской областях, в Татарстане, Башкортостане, Удмуртии
до сих пор придерживаются традиционной этнорелигии, умудряясь мирно ужиться с христианством и
мусульманством.

В чуваш
ском сардаше, в основе своей являющемся вариантом зороастризма, немного сходства с
тюрко
-
монгольским тенгрианством, но достаточно многочисленны совпадения в пантеоне, обычаях и
ритуалах, указывающих на наиболее древнее время происхождения.

4. Материалом д
ля компаративистики являются параллели в текстах древнетюркских и
древнечувашских письменных памятников (прежде всего
-
орхоно
-
онго
-
енисейских и камско
-
волжских надгробий), а также совпадения во многих эпических сказаниях тюркских народов и в
чувашских
сказаниях о великанах
-
батырах Улып и дастанах народного эпоса (См. вЧувашский
народный эпос: тексты».
-
Чебоксары, 2004.
-
382 с.; на чув. яз.).

Прежде всего в чувашских богатырских сказках, мифах, легендах, сказаниях в сравнении с
эпическими сказаниями Си
бири, Средней Азии, Востока (Олонхо, Алпамыш, Семетей, Идегей), в глаза
бросается обилие собственных имен и имен существительных, по значению и по звучанию полностью
совпадающих с чувашскии омонимами: Эксек
-
коджи
џ

Й.кс.к ху=а:
Аруз
џ

Ёрёс:
Эмен
-
Имен, Де
пе
-
Кез
џ

Т
\
пе ку=: Сары
-
Суган
-
Сар Сухан: Дюлек
-
Вуран _ Т
\
лек Мёран: Мамак
-
Мамок:
Дузан
-
Тусан:
(«Книга Коркута»):

Барчин
џ

Пур=ён: Калдыргач

Кёлтёркач:
Караджан
џ


203

При том исследователи чувашского языка совершенно справедливо, на наш взгляд, выделяют
аффикс
џ
а
как показатель времени, а элемент
џ
m

как остаточное явление вспомогательног
о глагола
турур~
т
ǎ
р~т
ǎ
ран
. В татарском языке этот вспомогательной глагол также то и дело проявляет себя в
функционировании настоящего времени на
а/
-

ә
. Например, в
III
-
лице единственного числа он
эпизодически употребляется в форме
џ
дыр/
-
дер
и выступает как
аффикс лица.
ул яза~ул яза
дыр
вон
(она) пишет»,
ул укый
~
ул

укый
дыр
вон (она) читает». А в западном (мишарском) диалекте аффикс
џ
дыр/
-
дер

в
III
-
лице является обязательным элементом:
ул
ә
т
ә
дер
,
ул с
ү
ли
дер

“он (она) говорит². А в
I

и
II
-
лиц
ах аффикс
џ
дыр/
-
д
ер
появляется в составе сложных (аналитических) временных форм:
мин
ә
йт
ә
идем
~
мин
ә
йт
ә
дер

идем
“я горил (обычно)²,
син
ә
йт
ә
иде
ң
~
син
ә
йт
ә
дер
иде
ң
“ты говорил
(обычно)² и др. Тот же вспомогательный глагол
торур
сохранился в восточном диалекте татарского
я
зыка (в языке сибирских татар) в третьем лице, в форме
џ
т
:
ул бара
т
“(он) идет²,
ә
йт
ә
т
“он
говорит²,
яза
т
“(он) пишет² и т.д.

Усеченная (разговорная) форма настоящего времени на
џ
а/
-
е
в чувашском языке

идентична
татарской (общетюркской) форме:


э
n
ĕ
n
ĕ
л
-
еn
(
п
ĕ
лет
ĕ
п)
мин бел
-
ә
-
м/
-
мен


э
с
ĕ
n
ĕ
л
-
е
-
н (
п
ĕ
лет
ĕ
н)
син бел
-
ә
-
се
ң (
диал. бел
-
ә
-
сен)


в
ǎ
л п
ĕ
л
-
е
-
m ул бел
-
ә
-
(бел
-
ә
-
дер)

В системе форм прошедших времен татарского и чувашского языков также много генетически
идентичных форм.

Общетюркская временная форма на
џ
ды/
-
де
, названная по семантике как прошедшее
категорическое или прошедшее очевидное, представлена в татарском языке также аффиксами
џ
ды/
-
де
(
-
ты/
-
те),
а в чувашском
џ
аффиксами
(
-
т,
-
т
Э/
-
т
ĕ
)
џ
после согласн
ых, аффиксами (
џ
р,

-
р
Э/
-
р
ĕ
), а
после сонорных
џ
аффиксами,
в, й, м, т
). К примеру:


Единственное число

Положительная форма



укы
-
~ вула





бел
-
~ п
ĕ
л


мин укы
ды
м ~ эп
ĕ
вула
р
Э
м




бел
де
м ~ п
ĕ
л
т
ĕ
м


син укы
ды
ң
~ эс
ĕ
вула
р
Э
н





бел
де
ң
~ п
ĕ
л
т
ĕ
н


ул укы
ды
~ в
Э
л
вула
р
ĕ





бел
де
~ п
ĕ
л
ч
ĕ


Мно
ж
ественное число

Положительная форма


укы
-
~ вула






бел
-
~ п
ĕ
л


без укы
ды
к ~ эпер вула
р
Э
м
Э
р



бел
де
к ~ п
ĕ
л
т
ем
ĕ
р


сез укы
ды
гыз ~ эсир вула
р
Э
р




бел
де
гез ~ п
ĕ
л
т
ĕ
р


алар укы
ды
лар ~ в
ĕ
сем вула
р
ĕ




бел
де
л
ә
р
~ п
ĕ
л
ч
ĕ



Как отмечают
исследователи, здес
ь
различия также только фонетические, т.е. проявляется
чередование:
д ~ з ~ р
; что касается употребления аффикса лица
џ
м
Э
р/
-
м
ĕ
р
, во множественном
числе
I
-
лица вместо представленного в татарском языке аффикса
џ

к,
следует отметить, чт
о в
средневековых письменных памятниках, в частности в образцах деловой письменности периода
Золотой Орды также спорадически встречается аффикс
џ
мыз/
-
мез
:
тедимез (дидек)
вмы сказали»
и т.д.

Сопоставимы также прошедшее неопределенное время, на
џ
ган/
-
г
ә
н
в
татарском, и временная
форма на
џ
н
Э/
-
н
ĕ
в чувашском языках, которые образованы на основе причастия прошедшего
времени на
џ
ган/
-
г
ә
н (
-
ан/
-
ен):

Единственное число

Положительная форма

кал
-
~ юл






башла
-
~ пу

ла

2.

мин кал
ган
мын ~ эп
ĕ




башла
ган
мын
~ эп
ĕ

3.

син кал
ган
сы
ң
~ эс
ĕ


юл
н
Э


башла
ган
сы
ң
~
эс
ĕ


пу

ла
н
Э

4.

ул кал
ган
~ в
Э
л




башла
ган
~ в
Э
л


Структурно и семантически совпадают также так называемые аналитические временные формы:
предпрошедшее
на

џ
ган/
-
г
ә
н
+ иде

џ
в татарском:
алган идем, бирг
ә
н идем
;
и форма на
џ
н
Э
чч
ĕ/


-
н
ĕ
чч
ĕ

џ
в чувашском:
илн
ĕ
чч
ĕ,
пан
Э
чч
ĕ
и др. вя брал (тогда
-
то)», вя отдал (тогда
-
то)».


202


РЗРЫЛНЭЫ ПЫВЗЛЫ ЗЗПВЫКЗеЭМЫ


(Г.

КАЗАНЬ)


ВЫРЗКЫеЭЫ âКЗжЫЭеСЫ ПеГНПНЭМЫ


(Г.

УЕЭОКСАРЫ)



ВРЕМЕННАЯ СИСТЕМА ГЛАГОЛ
А В СОВРЕМЕННОМ

ТАТАРСКОМ И ЧУВАШСКОМ ЯЗЫКАХ


Как известно, в типологическом плане временные формы глагола в тюркских языках как в
формально
-
структурном, так и в семантическом аспектах представляют из себя сложную и
разветвленную систему. Так в современных
грамматиках татарского языка представлено девять
временных форм, которые распределены следующим образом: одна форма настоящего времени, пять
форм прошедшего и три формы будущего времени. Кстати, эти девять форм впервые были
установлены в специальной моно
графии Б.А.Серебренникова вСистема времен татарского глагола»
(3
,
1963) после научной дискуссии по проблемам категории времени в тюркологическом масштабе. В
предыдущих же грамматических трудах приводились самые различные цифры
џ
начиная от трех до
восемнад
цати и двадцати четырех временных форм.

Сложность временной системы в тюркских языках, и в данном конкретном случае в татарском
языке, объясняется, как известно, отсутствием бинарной категории вида и функционированием
различных аналитических форм с модаль
ным и аспектуальным значениями. В своей монографии
вТатарский глагол», посвященной углубленному исследованию глагола Д.Г.Тумашева отмечает:
вФормы времени противопоставлены друг
-
другу не только по различному отношению к моменту
речи (одновременность
џ
пред
шествование
џ
следование), но в рамках одного времени они образуют
оппозиции по модальным (категоричность
џ
отсутствие категоричности, очевидность
џ

неочевидность) и аспектуальным (динамичность
џ
статичность, целостность
џ
процессуальность,
однократность
џ
многократность, локализованность
џ
нелокализованность) семам» ( 4.
џ
с.63).

Существование разногласия о составе и числе временных форм объясняется тем, что в татарском
языке действительно значительно больше представлены аналитические формы глагола, выр
ажающие
временные значения. К примеру, формы образованные при помощи вспомогательного глагола
бул

вбыть, стать» и модальных слов
бар
весть»,
юк
внет» также выражают временную семантику.
Например:
барган булган
входил (тогда то)»,
барганы бар
вв зн. он там
бывал» и др. Такие формы не
включаются непосредственно в состав грамматической категории времени, а интерпретируется как
темпоральные формы, составляющие функционально
-
семантическое поле
грамматической
категории времени.

Что касается чувашского языка, то в
работе В.И.Сергеева вМорфологические категориальные и
некатегориальные формы в современном чувашском языке» (2002), посвященной, как мы понимаем,
теоретическому исследованию вопросов морфологии,
анализир
уется также и специфика
функционирования временных ф
орм в чувашском языке. Здесь представлены два структурных типа
настоящего времени, будущее время, пять форм прошедшего времени (2.
џ
с.245
-
258). Аналогичная
по существу интерпретация о времени глагола имеет место и в трудах Н.И.Ашмарина, В.Г.Егорова,
М.Р.Ф
едотова и др. (Там же).

Можно констатировать, что общетюркская многокомпонентность и разветвленность категории
времени почти одинаково отражается как в чувашском, так и в татарском языках. Более углубленный
подход к сопоставлению этих грамматических явлени
й в двух близких, но внешне довольно сильно
различающихся языках дает возможность проследить, во
-
первых, что эта общность не только
внешняя, эти временные формы по сути восходят
к
одним и тем же тюркским архетипам; и во
-
вторых, системное сравнительное иссл
едование наших двух языков, (т.е. татарского и чувашского)
даст очень много полезного в изучении истории, прежде всего исторической
грамматики обоих языков.

Сопоставим
более подробно сопоставим некоторые временные формы двух языков.

Настоящее время глагола
на
а/е (
ә
),
к примеру, представлено в обоих языках, и оно восходит к
древнетюркскому архетипу на
*
-
а/е.
В татарском языке настоящее время образуется при помощи
аффикса
џ
а/
-
ә
после согласных,
яз
а
м
“пишу²,
кил
ә
м
“иду² и при помощи аффикса
џ
ый/
-
и
после
гласн
ых и в отрицательной форме:
сакл
ый
м
“берегу, охраняю²,
эшл
и
м
“работаю²,
барм
ый
м
“не пойду².

Как указано в грамматиках чувашского языка, настоящее время образуется при помощи аффикса
џ
ат/
-
ет
, после согласных и аффиксом
џ
т
после гласных и в отрицательной фор
ме:

ыра
т
ǎ
п
вя
пишу»,
кула
т
ǎ
n
вя смеюсь»,
сыхламас
m
ǎ
n
вне берегу, не охраняю» и др.


51

Хурачун, Ядгар
џ
Эткер
(вАлпамыш»);
Эсебей
-
Эссепе, Тохты
џ
Т
ёхти: Шаш: Шашкент

-

Шаш+
кар
:
Эстерек

Иштерек: тухлас
-
тёхлач: таргын
-
таркён: кутлу
-
хётлё: кеб
-
к.пе
:
тимер


тим.р: эмчек
-
.мк.ч
(казахские и каракалпакские «Сказания об Идегее»)
;
Алып
џ

Улёп
, Эрлик
џ

Эрл.х (дух горя и печали)
, Бэргэн
џ
перекен (стрелок), Сэлмэндээ
-
Сел
ьмендей,
Харуда
џ

Хёрата
, Нюргун
-
Бухаттыыр
џ

Н.рк.н пёхаттир
, Соорук Боллур
џ

Сурёх

Пултёр
, Маадай
-
Кара
џ
Хура Мадай (Мади), Кокюдей
џ

Кёвак Йытё
, Тимир Ыйыста Хара
џ

Тим.р Хёсан Хура
,
дархан (впочтенный, важный»)
џ
турхан, вабаасы»
-

алпастё: апёс

(якут
ский олонхо).
При сличении
следует помнить, что в названиях, именах, родственных обозначениях в чувашском фольклоре в
определенных случаях проявляется перевертыш значений: якутский вубай», тюркский вабай» (старший
брат) в чувашском
џ
старшая сестра, внамус
»
-
честь, в чувашском
џ
позор.

Перечень архаических слов и терминов, ритуалов и символов общего происхождения
(шаманство, семиярусное железное древо жизни с орлом на вершине, нижний и верхний миры)
больше всего наблюдается в якутском олонхо, хотя пути п
ереместившихся в разные стороны с
Прибайкалья якутов и чувашей теряются в неизведанной дали времен, а с другими тюркскими
народами Алтая и Саяна (алтайцами, хакасами, шорцами, тувинцами, бурятами) якуты разошлись
позднее
-
в начале первого тысячелетия н
ашей эры. Без сомнения следует утверждать, что чувашский
мифологический фольклор имеет глубочайшие корни, первоначальное генетическое единство с
тюркским эпосом, поскольку героико
-
архаический эпос олонхо является раздольно
-
повествовательным продуктом перво
го стадиального, природного, родово
-
догосударственного ряда, а
сохранившиеся отрывки древних чувашских сказаний идентичны с древнейшими формами якутского
эпоса. Именно древнейшие мифологические части алтайских эпосов и олонхо близки к чувашским
текстам. П
озднейшие виды эпических сказаний становились сжатыми, короткими по форме и
классовыми, динамичными, батальными по содержанию. В них уже появляются другие типы
мышления и мировидения, обозначается демифологизация образа врага, возникают жены
-
изменницы
и
сестры
-
предательницы, что в принципе чужды чувашским эпическим повествованиям.
Среднеазиатский вАлпамыш», алтайский вАлып
-
Манаш» В.М.Жирмунский не без основания считал
плодом прямой трансформации богатырской сказки, сложившейся в предгорьях Алтая в эпоху
т
юркского каганата. Отголоском этого периода в чувашском фольклоре является героическое сказание
об алыпах Мамыше, Таныше и Яныше. Десятки чувашских населенных пунктов в своих названиях
сохранили древнейшие значения: Адабай, Итакут, Сыбай, Чура, Эхвет являю
тся воинскими званиями
гуннской армии. Вряд ли кыпчаки или огузы (на них исследователи возложили миссию
распространения сказаний в бассейне Волги) занесли их в чувашский фольклор.

5
.
Не менее интересные выводы обещают сравнения древних обрядов и обычаев:
сохранившиеся
в висторизованных» богатырских и романических эпосах и дастанах ряда народов Средней Азии
(казахов: киргизов: узбеков: туркмен): Азербайджана: Кавказа (аварцев: адыгов: абхазцев:
карачаевцев: балкар
цев: ингушей: чеченцев: осетин).

Близкие по
этническим корням: языковым: культурным и историческим судьбам: многие народы
Сибири: Азии и Востока представляют родственную связь с предками чувашского народа
.

Фольклорное многовековое наследие
-
обрядовая поэзия: мифы: легенды: сказки: песни: эпически
е
сказания: поговорки и загадки
-
неопровержимо говорит об этом
.
Изучение общности: сходства и
различия эпических сказаний тюрко
-
монгольских народов непременно прольет новый свет на
древнюю историю чувашского этноса
.















52

ИЗЙЗУНПНЭ áеПНМСЗИ КТЙЗќ
МНЭЗЦ

(ФУПАшКАР ХУЛИ).


К.В. ИВâН«В+Н «НâРöПИ» П«ЭМИНЧИ –ИâЛéКТ ТâТâ Т/Н ö
+
МâХ/öéМ,

В/öéН ЛéКöИКâ П/ЛТéР/Ш/öéМ


Константин Васильевич Ивановён «Нарспи» поэмине Чёваш =.р

шыв.нче п.лмен
=ын та =ук та пул.
? 2008
-
м.ш =улта =ак поэма пипичетленсе тухнёранпа
100 =ул =итр.?

17 =улти Константин Васильевич «Нарспи» поэмёна =ырма пултарнинчен паянхи
кун та т.л.нетп.р? +амрёк автор этем пурнё=не ытла та т.р.с сёнласа кётартнё
-
=ке?
Кунта ачалёхпа ватлёх та: савёнё=па хурлёх та: телейпе инкек те: чухёнлёхпа пуянлёх
т
а: чунлёхпа чунсёрлёх та: ырёпа усал та: пурнё=па вил.м те тата ытти те
сёнарланнё?

Поэмёна чён чёвашла: чёваш сёмах.семпе =ырнё: п.р вырёс сёмах. те
=ук тата унта?

+апах та: хайлав вуланё май
ёраскал:

й.тет:

кёнтар
йышши сёмахсем пуррине
асёрхатён: в.сем
м.нле п.лтер.шл. пулнине т
\
рех ёнкарса илеймест.н?

Ыйту хы==ён ыйту =уралать%

_ «Нарспи» поэмёри сёмахсем: калёпёр:
маташ: эрлен: с.те
м.не п.лтере==.
-
ши$
+ак сёмахсем п.лтер.ш. м.нле
-
ши$ В.сем чёваш ч.лхине пир.нпе хурёнташлё тутар:
пушкёрт ч.лхинчен к.м
ен
-
ши$

+акён ев.р ыйтусем нумайёшне кёсёклантара==.? Поэмёна вулакан кашни сёмахён
п.лтер.шне ёнланасшён: вёл м.не кётартакан сёмахран тухнине тата чёваш ч.лхипе
хурёнташлё тутар: пушкёрт ч.лхисенче м.нле п.лтер.шл. пулнине п.лесш.н? +ак
туртёма шута илсе
: «Нарспи» поэмёра т.л пулакан хёш
-
п.р сёмахсем м.нле
п.лтер.шл. пулнине п.лес тер.м.р?

Палёртнё т.ллеве пурнё=лама хамёр ума =акнашкал задачёсем лартрёмёр%




поэмён лексикине (сёмах йышне) пёхса тухса тишкересси*




ёраскал:

й.тет:

кёнтар
йышши сёмахсен п.
лтер.ш.сене палёртасси: в.сене
тутарпа: пушкёрт ч.лхисенчи тив.=л. сёмахсемпе танлаштарса пёхасси*




тишкерме палёртнё сёмахсен пулёв.пе п.лтер.шне ёнлантарасси*

Эпир юратса вулакан «Нарспи» поэмёра тутарпа пушкёрт ч.лхинчен сёрхёнса к.н.
сёмахсем т.л пулн
ёран в.сен п.лтер.шне палёртни вырёнлё та актуаллё тетп.р:
м.нш.н тесен =ав сёмахсен п.лтер.ш.в.пе пулёвне туллин п.лсен кёна предложенисене:
тата поэмёри =авравсен т.п шухёшне те т
\
рех ёнланатпёр: вара тин хамёр шухёша
у=ёмлё татса калама пултаратпёр?

Чёв
аш поэзий.н классик. К?В? Иванов =уралнё Слакпу= ял историй. хёйне май
кёсёк? Слакпу= ялне пу=арса яракан.сем ку тёрёха хальхи Чёваш Республикинчи
Вёрмар районне к.рекен Кавал ял.нчен 18 .м.рте ку=са килн. тесе шутла==.?

Анчах в.сем кунта т
\
рех мар: тапхёр
ён
-
тапхёрён: вырёнтан
-
вырёна ку=са килн.?
Чёваш Енрен ку=са килнисем =умне ытти =.ртен тухнё чёвашсем те хутшённё? Т.рл.
енчи чёвашсем п.рле пурёнма пу=лани Слакпу= кала=ёв.нче хёйне ев.р й.р хёварнё?

Ку таврари =.рсем .л.крен
-
авалтан пушкёртсен шутланнё?
Ку=са килн. чёвашсем
пушкёртсенчен =.ре ук=алла сутён илн.? Кунта тутарсем те йышлё пурённё? +авна
пула та .нт. Слакпу= ял. тёрёх.нче п.р
-
п.ринпе хутшёнмалли ч.лхе тутар ч.лхи
шутланнё? +авёнпа .л.кхи чёвашсем тутарла кала=ма п.лн.? Пушкёрт
-
тутар
халёх.се
мпе к
\
рш.лл. пурённи: в.семпе суту
-
ил
\
туни: хутшённи Слакпу= кала=ёв.н
ч.лхине вит.м к
\
н.? Ял халёх пуплевне тутар
-
пушкёрт сёмах.сем к.рсе вырна==.?

Слакпу= кала=ёв. анатри диалекта к.рет? +ынсем пуплев.нче [о] сасё т.л пулмасть?

Иванов хайлавсене литерат
ура ч.лхип
е =ырнё? Вёл ч.лхене поэт И?
Я? Яковлев
шкул.нче в.ренн.?

Тутарсемпе тата пушкёртсемпе к
\
рш.лл. пурённипе Слакпу= чёваш.сем тутар:
пушкёрт сёмах.сене чылай йышённё тер.м.р? Йышённисенчен хёш
-
п.ри К? Иванов
произведений.сен ч.лхине те сёрхёнса к.н.
?
В.сене уйрёмён «Нарспи»
поэмёра
пёхса тухёпёр?

Ёрёскал
_
телей: шёпа? Тутарла ырыскал: пушкёртла ыры=кал: п.лтер.ш. пур
ч.лхере те п.рех?

+аплах вара:

Нарспи=.м:

+ук
-
ши манён ёрёскалём
?



201

Хисамов Олег Ришатович

(г.

Зеленодольск)


ТЮРКО
-
ТАТАРСКАЯ ТОПОНИМИЯ
ЗАПАДНОЙ СИБИРИ

(НА ПРИМЕРЕ
ТОПОНИМИИ ЯРКОВСКОГ
О РАЙОНА ТЮМЕНСКОЙ О
БЛАСТИ)


Издание осуществлено
при финансовой поддержке
РГНФ, проект№08
-
04
-
29404 а/в


В июне
-
июле 2008 года студенты и преподаватели факультета татарской филологии и истории
Казанского государственного университета бы
ли на диалектологической практик
е
в Ярковском
районе Тюменской области. Во время этой практики был собран очень богатый языковой и
фольклорный материал. Не осталось от внимания исследователей антропонимия и топонимия
региона. Были скрупулезно записаны исто
рии возникновения тех или иных названий местностей.
Позже эти наименования были проанализированы и сделаны соответствующие выводы.

Полный анализ будет представлен во время нашего выступления в конференции, а здесь же мы
предоставили только основные тезисы.

1.

Объектом нашего исследования стали микротопонимы деревень Новокаишкулево и Нерда
Ярковского района Тюменской области.

2.

Были проанализированы и сами названия этих деревень. Выяснилось, что у этих деревень
есть несколько названий, и они принадлежат нескольки
м языковым группам.

3.

Рассмотрели историю формирования этих деревень, а также народные этимологии их
названий. Сравнив, эти данные с данными других исследователей этого региона пришли к выводу об
их идентичности.

4.

Преобладающее большинство микротопонимов прин
адлежат тюрко
-
татарскому языку, и очень
малое количество относится другим языковым группам.

5.

В названиях географических объектов в местах проживания сибирских татар очень сильно
ощущается влияние сибирско
-
татарского диалекта, это заметно и в географических
терминах.
Влияние в основном касается фонетики и лексики.

6.

В образовании микротопонимов этого региона основную роль сыграла апеллятивная лексика.
А также фитонимы, зоонимы, этнонимы, термины родства, слова обозначающие цвет и форму
объекта и т.д.

7.

Наблюдали
большое количество географических терминов отличных от литературного языка.

Таковы основные выводы нашего исследования.


























200

бег
(см. также: [Джидалаев: 1990, 133]). Из азербайджанского языка в лезгинскую и табасаранскую
топонимию вошли слова
багъ
(всад»),
бахча
(всад, садик, цветник»),
баш
(ввершина г
оры, кургана,
холма, букв, голова»),
булах
(вродник, источник, ключ»),
гирве
(впереход, перевал»),
гуьне

(всолнечный склон, косогор, сторона»),
гуьней
(вкосогор, солнечная сторона, подъем»),
даг
(вгора»),
дере

(дара)
(вдолина, ущелье»),
даш
(вкамень, гора»
),
демир
(вжелеза», имя личное мужское),
гышлагъ
(взимовье, зимнее пастбище»),
къазма
(вхутар,виселок»),
къарасу
(вчерная вода, родниковая
вода, вода пригодная для 'питья»),
кент
(всело, квартал»),
къуру
(всухой, высохший, засохший»),
майдан
(вплощадь, отк
рытое место, ровное место»),
орта
(всредний»),
тала
(вполяна»),
оба

(вотселок, село»),
хандак
(вров»),
шиш
(востроконечный»),
юхары
(вверхний»),
яйлах
(влетнее
пастбище») и др.

Из этого списка характерными для агульской, рутульс
к
ой, цахурской топонимии явл
яется:
баш,
орта, юхары, къуру, къазма, дере, даг, тала,
для аварской
-

тала
[Ханмагомедов: 1996, 19.].

Таким образом, расселение и контактирование тюркских народов по топонимическим
свидетельствам можно рассматривать как историко
-
географический, этноге
ографический и
лингвогеографический факт и должно найти в освещении вопросов былого расселения и миграции из
народонаселения в тех или иных территориях.


Литература

Бандалиев И.С.
Топонимия Горного Ширвана Азербайджанской ССР:
л
Автореф. Дис. ...канд. геог
р.
наук.

џ

Баку, 1986.

Гмыря Л.Б.
Страна гуннов у Каспийских ворот: Прикаспийский Дагестан в эпоху Великого переселения
народов.
џ

Махачкала, 1995,

Джидалаев Н.С.
Тюркизмы в дагестанских языках. Опыт историко
-
этимологического анализа.
џ

М., 1990.

Ханмаг
омедов
X
.
Л.
Топонимия Дагестана. Топонимия территории со сложной географической средой и
этноязыковым составом населения.

џ

Красноярск: Изд
-
во Краснояр. ун
-
та, 1990.

Ханмагомедов
X
.
Л.
Расселение тюркских племен
абдал, базар, падар, карадагла
в Дагестане к
ак
этнографический факт (по данным топонимии) // Интеграция археологических и этнографических
исследований.
-
2: Мат
-
лы
IV

Всероссийского семинара, посвященного 60
-
летию со дня рождения
В.И.

Васил
ьева.
џ

Новосибирск
-
Омск, 1996.

Ханмагомедов
X
.
Л.
Топоним
ия территории со сложной географической средой и этноязыковым составом
населения (на материале Дагестана): Автореф. дис.
...
докт. геогр. наук.
џ

Баку, 1996.



53

Ёнтёл
_
туртён: талпён: ыткён? Тутарла омтыл: пушкёртла ымтыл:
п.лт
ер.ш. =авах?

Чипер ача Сенти пур

Инк.ш патне ёнтёлать

,тлен
_
.шен: ывён: тертлен? Тутарла: пушкёртла этлэ: п.лтер.ш. =авах?

Ака турём: .тлент.м:

Ёшём =унать =автерех

Й.тет
_
йёлёхтар: мин.рет: аптёрат: й.р.нтерсе =итер? Тутарла йодэт: пушкёртла
йозэт: п
.лтер.ш. =авах?

Туй килмест
-
и
-
ха тесе:

Текех к.р
\
й.тетет?

Кёнтар
_
=авёр: =ырлахтар: лёплантар:
\
к.те к.рт? Тутарла: пушкёртла к
\
ндер:
п.лтер.ш. =авах?

Атте
-
анне ухмах =ав:

М.н каласа кёнтарас;

Маташ
_
м.ш.лтет: =ёрёл: йёралан: аппалан? Тутарла: пушкёр
тла маташ:
п.лтер.ш. =авах?

Ларать старик т.пелте

+ёпатине сапласа:

Ват ал
-
ура й.ркипе

М.ш.л
-
м.ш.л маташса?

С.т
е _
хуш: хушса кала: хавхалантар? Тутарла остэ: пушкёртла о=тэ:
п.лтер.ш. =авах?

Маттур пуса каччисем

Вёйран тухса сике==.:

В.сен хы==ён х.р.сем

Такмак.пе с.те==.???

Эрлен
_
хурлан: к
\
рен? Тутарла эрлэн лайёхмарлан: пушкёртла эрле
\
пкеле: хурла?

Эрленсе
-
хурланса макёрса яч.:

Упёшки ум.нче йёванса кайр.?

Шеп

_
вёйлё: сел.м: лайёх: хитре? Тутарла: пушкёртла шэп хёвёрт: хытё: вёйлё:
лайёх: сел.м: хитр
е?

Атьёр шепрех туй тёвар!

Туй. ытла шеп иккен???

,ретлет
_ глагол: кил.рен килсе =
\
ре?

Карчёк яла .ретлет?

Асённё сёмахсем пурте Н?И? Ашмарин словар.нче т.л пула==.: анчах калас пулать:
Ашмарин словар. литература ч.лхи словар. мар? Литература ч.лхине ку
вырёнти
сёмахсем часах к.реймен? 1961 =улта тухнё «Чёвашла
-
вырёсла словарьте»

(М?Я? Сироткин редакцилен.)

к.=ке: ч.рей: й.тет
сёмахсем хёйсене тив.=л. вырён
тупнё% п.ррем.шне диалектизм: икк.м.шне кив. сёмах тесе палёртнё: ви==.м.шне
й
\
т
ет

сёмах =ине сулнё: ум.нхи словарьсенче
ёрёскал
панё пулсан: кунта
ёраскал
тесе
т
\
рлетн.?

К?В? Иванов «Нарспи» поэмёра чёваш халёх.н пурнё=не: ёс
-
хакёл.пе т.н .нен.вне
тата йёли
-
й.ркине анлё сёнланё? Ахальтен мар пул. чёваш халёх поэтч.

П?П? Хусанкай Иванов хайлавне «,л.кхи чёваш пурнё=.н энциклопедий.» тесе хакланё?

Поэмёра т.не к.мен чёваш туррисен яч.сем тата ч.лхе т.н.пе =ыхённё сёмахсем
т.л пула==.? Турё яч.сенче (теонимсенче) пур ырё усал та сёнланнё? В.сем чёваш
халёх.н чунне: т.н
че курёмне: шухёшлавне палёрта==.? Эпир в.сен п.лтер.ш.сене те
ёнлантарас тер.м.р?

+ётмах
_ рай; Вилн. =ынсем пурёнма пултарнё ырё вырён: тутлёх: телейл.:
савёнё=лё пурнё=?
Киремет

_
авалхи

чёвашсен .ненн. тёрёх: киремет усал чун та: =ав
чун пурённё вырё
нта пулнё? Вёл =илленсе ан тыттёр: усал ан тутёр тесе ёна т.рл.
парне к
\
н.? +ав парне киремете хывни пулнё?
Пир.шти
_
=ут =анталёк т.н.нчи ырё
турё: =ынна: кил_=урта сыхлакан ангел?
П
\
л.х(=.)
_
=
\
лти турёпа юнашар тёракан
ырё турё? +ынна т.рл. пурнё=: теле
йлине е телейс.ррине: п
\
рсе тёнё хёват?
Й.р.х

ёру тури?
+ут т.нче

_ эпир пурёнакан т.нче?
Хёрпан

_ =ут =анталёк т.н.нчи ырё
турё яч.?
Пихампар
_
килти выльёх турри?
Турё
_
т.нче тёвакан аслё вёй
-
хёват?
Калём

т.не к.мен чёвашсен =уркуннехи: ваттисене асёнса
ирттерн. кун.: юнкун пулнё?
+ин=е
т.не к.мен чёвашсен =улла «=.р п.т.леннине» хисеплесе ирттерн. уяв.? +ин=е
сёмах «=ие юлнё» (п.т.ленн.): «=ий.нче пур» (п.т. х.рарём) тен. сёмахсенчен тухса

54

кайнё пулмалла?
+им.к кун.
=ин=е хы==ён килн.: ваттисене асённ
ё к.=нерни уяв кун.
пулнё?
Шапатан
тухатмёш карчёк яч.? Н?И?Ашмарин ку сёмаха в.р
\
суру ч.лхинче
т.л пулакан Ашапатман карчёк яч.пе =ыхёнтарать?
Й.с пукан
асамлё усал вёй
к.летки?
Ар=ури
вёрман усал.: хёй вил.м.пе вилмен =ын =уррий.?
Учук (уй ч
\
к.)?

,л.к
авал т.не к.мен чёвашсем =ураки п.тсен: =ин=е уяв. пу=ланас ум.н: п.т.м ял
халёх.пе п.рле уйра хирте лаша е тиха: пёру: така: хур кёвакал пусса: яшкапа пётё
п.=ерсе ч
\
к тунё?
Ахёрсаман
а



т.нче п.тес чухнехи юлашки кунсем? «Нарспи»
поэмёра т.л пулакан
Пул
.х: Хёрпан: +ут Т.нче: Кёвак

Хуппи: +ут Х.вел

пурте т.не
к.мен чёваш туррисен яч.сем?

+апла вара: Слакпу= ял кала=ёв. анатри диалекта к.рет пулин те литература
ч.лхинчен уйрёлса тёрать? Эпир ку т.пчевре вырёнти тата чёваш т.н.нчи сёмахсен
лексика уйрёмлёх
.сене кёна пёхса тухрёмёр? К?В? Иванов
вНарспи»
поэмёна

сёмахлёх
пуянлёхне кётартма
ёраскал
:
ёнтёл
:
й.тет:

маташ
йышши сёмахсем к.ртн.? Уншён
поэта
\
пкелеме сёлтав =ук? Поэма ч.лхи кёмёла тыткёнлать: =авёнпа эпир ёна
чарёнаймасёр вулатпёр?

«Нарспи» поэ
мёри Слакпу= ял кала=ёв.н т.сл.х.сен п.лтер.ш.сене у=ёмлатнё
хы==ён =апла калама пултаратпёр% чёваш ч.лхине в.сем пир.нпе хурёнташлё тутарпа
пушкёрт ч.лхисенчен к.н.? К? В? Иванов в.сене «Нарспи» поэмёри ял халёх.н
пурнё=не: .=не х.лне: йёли й.ркине: культ
урине кётарма: т.п .=
-
пу= Слакпу= ял.нче
пулса иртнине палёртма усё курнё? Эпир геройсен кала=ёв. урлё в.сен чунне:
шухёшлавне: характерне ёнланма тата поэмёна хёйне лайёхрах ёнланма пултаратпёр?


Литература

Ашмарин Н? И? Чёваш сёмах.сен к.неки? 17 том? И
кк.м.ш кёларём?


Шупашкар:
1997_2000?

Иванов К? В? Сочиненисем? ЧАССР
государство издательстви
: 1940?

Федотов М? Р? Этимологический словарь чувашского языка? Т?
1
-
2.

џ

Чебоксары
: 1996?





























199


РЫМЛЫВНЛеГНЭ РЫМЛЫВНЛеГ КќжЗЛНЭЗЦ

áеАеЙНЭЫ АГЕЗАеЙе ИЫАЗеЭМЫ

ЗЫхЫЦеЭЫ МЫОЗќС ВЫИМТСГЗМНЭМЫ

(Г.

ИАХАЧКАЛА)


Т«П«НИМИЧéöК
Иé öВИ–éТéЛАöТВâ « Гé«ГРâФИИ И К«НТâКТИР«ВâНИИ

ТВРКöКИХ ПЛéМéН В РéöПУБЛИКé –âГéöТâН


В изучении этнической истории Российской Федерации ценный материал дают топонимы. Они
уникальные памятники истории, этноязыкового развития народов, дифференциации географ
ических
ландшафтов той или иной территории. Их возникновение связано с социосферой, с былым
расселением и миграцией этносов, производственными отношениями, контактированием тех или
иных народов, классов, структурой общества, укладом жизни населения и сложн
ыми процессами,
происходящими в экологической сфере географической оболочки. В этом отношении Дагестан может
служить топонимической моделью территорий со сложной географической средой и этноязыковым
составом населения.

Одними из ранних тюркских племен, зас
елившиеся в Дагестане являются древние гунны,
оставившие след в топонимике. Древнейшее упоминание об этом племени в Прикаспии относится ко
II

в. н.э. кочевали они в степных районах Западного Прикаспия вплоть до Дербентского прохода.
Нами обнаружена гуннска
я топонимия (с этнонимом гунн) в Табасаранском и Хивском районах. Это
такие как
Гъунарин
-
хутил
(впашня гуннов», пашни вблизи сел Ляхля и Уртиль Хивского и Ханаг
Табасаранского районов),
Гъунарии
-
йагьаг
(ввпадина гуннов», впадина у села Ляхля Хивского
район
а, букв. вкотел гуннов»),
Гунарин
-
рагъвар
(вмельница гуннов», местность недалеко от села
Хилипенджик Табасаранского района) [Ханмагомедов: 1996, 1 9]. Гунны заселяли не только
низменную часть Дагестана, но и горную.

Гунны
-
во
II
в. н.э. из
-
за своей малочи
сленности естественно ассимилировались с кумыками,
азербайджанцами, лакцами, лезгинами, даргинцами, рутульцами, табасаранцами, приняв язык,
традиции и обычаи последних.

Оставили след о своем пребывании в Дагестане огузские племена
падар, баят, карадаглы.
С

этнонимом
падар
связано одноименное название села Дербентского района, перенесенное из
Азербайджана. Падарцы [Бандалиев: 1986, 9] переселены в Азербайджан в
XIII
веке из Средней Азии
эльханидами. Может быть, в этот период они переселились и в Дагестан. С
этим же периодом можно
связать расселение в Дагестане племени
баят
(названии бывшего хутора Дербентского района),
Баятларкутан
(вхутор баятов»), колодца Ногайского района,
Баятакую
(вколодец баятов»), также в
названии Дербентских ворот Баятлар
-
капы (вворот
а баятов»).

Расселения кадараглинцев в Дагестане можно датироваться
XIV
-
XV

веками. Именно этим
народам обязаны надгробные памятники села Карадаглы Дербентского района. Указанное племя
оставило след в приведенном ойкониме [Ханмагомедов: 1996,105].

С
XIII
-
XI
V
веками связаны, по
-
видимому, расселение в Дагестане тюркских племен
кабар,
анджи, сухты, балта, тама, чуни.
Племя
кабар
нашло отражение в названии села Курахского района
Кабир.
Это племя было широко расселено в Армении, в Бейлаганском и Тертерском района
х и
Нагорном Карабахе Азербайджанской Республики. Племя
анжи
(варианты:
онджа, анча, инджи,
инча, инчхе
) нашло отражение в топонимах
Инчхеозенъ
(врека инчхинцев», река в Сергокалииском и
Каякентском районах),
Инчхе
(железнодорожная станция в Каякентском ра
йоне),
Инча
(село
Казбековского района). Кумыки иногда город Махачкала называют Анжикалой (вгородом
анджинцев»). Название племени
тама
запечатлено в ойкониме
Тама
(село Акушинского района),
сухты в названии села Табасаранского района
Цухты, чуни

-
в назван
ии села
Левашинского района Чуни.

В результате контактов кумыков, азербайджанцев, древних гуннов с аварцами, даргинцами,
лакцами, лезгинами, табасаранцами, агулами, рутульцами, цахурами в топонимии этих народов
возникли тюркские элементы. Так, на кумыкског
о и азербайджанского языков вошли в топонимию
дагестанских языков термин
къараул
(всторож, сторожевой»), (у аварцев
хъарааул
, даргинцев
--

хъарааул, къарал,
лезгин
--

къаравул,
табасаранцев
-

гъаравул
). Из азербайджанского языка в
дагестанские языки вошли
топонимические лексемы
хан
(вхан, вождь племени, властитель,
правитель, верховный правитель»),
ханум
(вханша, бариня, госпожа», имя личное женское).
Азербайджанское слово
бек
(вфеодальная знать») вошло кумыкскую лексику в форме
бий
, лакскую
баг
, аварскую,
даргинскую, лезгинскую, табасаранскую, рутульскую, цахурскую, агульскую форме

198

словообразование указанного диалекта обусловлено наличием в нем
архаического пласта
булгарского происхождения. Среди них
гьинта
вгазель,
лань». Здесь он, привлекая чувашскую основу
печева
вбечева» подтверждает
первичность кумыкского варианта
мече
в
-
печев,
где вставной
р

представлен,
в составе основы
мержиме
вподнос», вставной
р
может метатизироваться:
мержиме

-
межмеир
-
межмейыл,
причем последняя форма сохранилась в
кайтагском диалекте
кумыкского языка.

К.С. Кадыраджиев в своих исследованиях рас
сматривает ономастикон
булгарского
происхождения [Кадыраджиев: 1982, 1985]: фонетико
-
морфологически
е
и семантические особенности
фитонимов.

Г.А. Гейбуллаев [Гейбуллаев:1986, 34
-
36] правильно считает
чакар,
казан, кул, барсилы

названиями булгарских (болг
арских) племен. В настоящее время этноним вчакар» в ономастиконе
-

антропоним (имя личное женское). В
результате булгарско
-
дагестанских контактов в Республике
Дагестан возникли
этнотопонимы
Чантаркент
(село Сулейман
-
Стальского района),
Башлыкент

(село Каяк
ентского района),
Барсалияр
(гора в Акушинском районе),
Балхар

(село Акушинского
района), топонимы с лексемами
акай
(имя личное мужское),
эжек
(восел»),
керпю
(вмост»),
кеске

(вкороткий»),
гегем
(втерн»),
пилек

(вхребет»), букв. (впоясница»),
палчик
(вгряз
ь», вземля»),
сутан

(влук»),
терен,
дерин
(вглубокий»),
тут
(втут», втутовник»),
терек
(вдерево»),
хир
(вчалтычное
поле»),
чум
(вкизил»),
аьря, гьяри
(вмежа, огорода»), отмечаемые в Дагестане в
районах заселения
азербайджанцев, кумыков, лезгин, табасаранце
в, лакцев,
рутульцев, даргинцев в Акушинском,
Ахтынском, Дербентском, Кайтагском,
Каякентском, Левашинском, Магарамкентском, Рутульском.
Сулейман
-
Стальском, Хивском районах [Ханмагомедов:1996, 18; Ханмагомедов:2008. 62],
Н.С.
Джидалаев [Джидалаев: 1989, 31
] задает вопрос: были ли булгары в Дагестане и отвечает, что
собственно булгар, которые говорили на булгарском
языке, в Дагестане не был
о
. Он же на с. 56
указанной работы пишет: вязыковые
данные убедительно свидетельствуют о том, что булгары были
размещены
на
значительной территории современного Дагестана». Он в указанном
исследовании [Джидалаев:1989, 73,74] подчеркивает, что они в Дагестане окончательно осели и стали,
так сказать, местными жителями, уход их из всего Дагестана вв один прекрасный день» исклю
чает. По
нашему мнению, древние булгары естественно ассимилировались в местной Дагестанской среде,
приняв
традиции и обычаи населяющих народов. Возникновение булгарской
топонимической
лексики в Дагестане может быть отнесено к
I
в. н.э.
[Ханмагомедов:2000,4
0].


Литература

Баскаков Н.А. Введение в изучение тюркских языков.
џ

М, 1969.

Гейбулаев Г.А. Топонимия Азербайджана.
џ

Баку, 1986.

Джидалаев Н.С. Далекое
-
близкое.
џ

Махачкала, 1989.

Джидалаев Н.С. Тюркизмы в дагестанских языках: Опыт историко
-
этимоло
гического анализа.
-
М.,
1990.

Кадыраджиев К.С. Булгарский субстрат как один из различительных
д
иалектных признаков кумыкского
языка.
џ
Ч. 2.
џ

Нальчик, 1981.

Кадыраджиев К.С. О происхождении некоторых фитонимов в
дагестанских языках // Тюркско
-
дагестанск
ие
языковые контакты
(исследования и материалы): Сб. статей.
џ

М., 1982.

Кадыраджиев К.С. Булгарский ономастикон Дагестана // Тюркско
-
дагестанские языковые отношения:
Сб. статей.
џ

Махачкала, 1985.

Хакимзянов Ф.С. Булгарский язык // Лингвистический
энцикл
опедический словарь.
џ

М. 1990.

Ханмагомедов
X
.Л. Топонимия территории со сложной географической средой и этноязыковым составом
населения (на материале Дагестана): Дис...
докт. геогр. наук.
џ

Баку. 1996.

Ханмагомедов
X
.Л. Тюркская топонимия Дагестана: топ
онимическое
контактирование, этнотопонимы //
Культура и история тюркских народов:
тезисы Междунар. тюрк. Конф.
џ

Махачкала. 2000.

Ханмагомедов
X
.Л. Топонимия Северного Кавказа и Поволжья: вопросы
взаимосвязей, сходство и различие
топонимов соседних геокул
ътурных
пространств РФ // Ономастика Поволжья. Мат
-
лы
XI

медунар. науч.
конф.
Йошкар
-
Ола, 16
-
18 сентября 2008.
џ

Йошкар
-
Ола, 2008.





55

Никифорова Вера Николаевна

(Г.

УЕЭОКСАРЫ)


ЭСТЕТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ И ЭТИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ В КУЛЬТУРНОЙ

СЕМАНТИКЕ ЯЗЫКА



Каждый национальный язык имеет свой эстетический потенциал, определяемый особенностями
вместоразвития» и местопространства», характером национальной жизни, народной философии. Как
видим, типологизированные образы, характеры, сюжеты, слово, культурная семантика концепта во
многом зависят и от определенных черт мироощущения, культурных, исторических традиций народа,
от особенностей эстетических процессов в различные эпохи. Общеизвес
тно, каждый язык обладает
гибкой системой этических принципов, норм используемых в художественной речи.

Важная роль в рас
крытии реальной диалектики этики и эстетики принадлежит искусству, которое
А.И. Герцен назвал вэстетической школой нравственности». Лю
бое общественное яв
ление, поступок
или мотив челове
ческой деятельности обладают од
новременно эстетическим и этиче
ским значением
(ценностью) и мо
гут быть оценены, с одной сторо
ны, как прекрасное или безобраз
ное, с другой
стороны, как добро или зло. П
ри этом издавна в общест
венном и индивидуальном созна
нии
нравственное и прекрасное мыслятся как некое органическое единство, фиксируемое даже сло
весно
(напр., древиегреч. понятие вкалокагатия» означает одновре
менно и вдоброе» и 'прекрасное», а понятие
впрекрасное» в русском эпо
се и сказках применяется для обо
значения физического совершенства,
душевной силы и нравственной чистоты). Такое взаимопроникно
вение двух относительно самосто
-
ятельных понятий отражает важ
нейшую ценностную установку, выработанн
ую исторически разви
-
вающимся общественным сознани
ем; с гуманистической точки зрения пре
красным является то, что
нравст
венно, морально, что возвышает и облагораживает человека, а нрав
ственное не может быть
признано морально
-
добрый, если оно внут
ренне
не связано с прекрасным. Именно внутреннее родство,
сущ
ностное единство этической и эсте
тической сфер обусловили смысло
вую специфику понятий
ввозвышенное», внизменное», вгероиче
ское» и др., где этическая и эсте
тическая оценки явления или
поступка выст
упают нераздельно, слитно, Диалектика взаимоотноше
ний эстетического и этического,
однако, не исчерпыва
ется их единством.

При анализе произведения особо важен сравнительно
-
типологический подход, который позволяет
выявить общее и национально
-
специфическое
в родной и русской литературе.

Методологической основой учебников
-
хрестоматий, как и преподавания русской литературы в
любой (в русской или чувашской) аудитории, является философское положение о диалектике
ввсеобщего, особенного и отдельного». Это триедин
ство позволяет обосновать особенности подхода к
анализу текста художественного произведения, а также к особенностям преподавания русской
литературы в любой нерусской аудитории. Оно заключается в том, что в равной мере важны
общечеловеческое содержание рус
ской литературы, ее национальное своеобразие и воплощение в
индивидуальном творчестве писателя.

Данное положение можно рассмотреть на примере положения о разветвленной системе
интерпретаций
-
ответов на вопрос:
Что есть Красота? Что есть Истина? Что есть Д
обро
?

Ответы на него
от поколения к поколению будут
модифицироваться и множиться, образуя причудливое поле языковой
игры.
Иными словами, можно полагать, что внутри языка и культуры су
ществует место (вызов,
приглашение), и высказывания о красоте и
безобраз
ии являются ответными реакциями, создаваемыми
средства
ми же языка на такой вызов. Можно также утверждать, что существует
готовность языка и
культуры отвечать на вопрос:
Что
есть красота?
-
каждый раз обновляя, модифицируя, трансформи
руя
содержание ответо
в.

В данной статье рассмотрим названную выше проблему на примере культурной семантики
концепта КРАСОТА.

Как и большинство концептов идеалистического языка, например, понятие
красота
остается вечно дискуссионным. Его культурная семантика, так же, как и сема
нтика
концептов Истины и Добра, заключает в себе вопрос:
вЧто есть?». Красота
амбивалентна, что
свойственно многим культурным кон
цептам. Ответы могут выражать не только разные, но и
различающиеся позиции, например: (1)
-
До какой
-
то границы я с вами. Но Ле
в Николаевич говорит,
что
чем больше человек отдается красоте, тем больше отдаляется от добра.
л
А вы думаете, что
наоборот?
Мир спасет красота, мис
терии и тому подобное,
Розанов и Достоевский? (Борис
Пастернак.
Док
тор Живаго).
(2
) Обман и, может быть, ве
личайший из женских секретов... (...)
заключается в том, что
красота
кажется
этикеткой,
за которой спря
тано нечто неизмеримо большее,

56

нечто невыразимо более желан
ное, чем она сама, и она на него только
указывает,
тогда как на самом
деле за ней
ничего осо
бого нет... Золотая этикетка на пустой бутылке...
(В. Пелевин. Чапаев и
пустота).

Вместе с тем можно предположить, что существует определенная логика в развитии
концепта и в смене утверждений, касающихся красоты
. Возникают вопросы: Какие описания /
утвержд
ения попеременно заполняют всегда пустую
щее, всегда востребованное и посылающее свой
импульс
-
запрос место? Как можно оценить содержание ответов, формирующих в социуме
представление о красоте?

1.Образ красоты: метафорическое представление о космосе,
жизни,
свете.

Гречес
кое слово
космос
включает в себя такие смысловые компоненты как:
внаряд»,
вукрашение», вкраса». Их полный перечень имеет следу
ющий вид:
космос
л
впорядок»,
вупорядоченность»; встроение»,
устройство»; вгосударственный строй», вправовое устро
йство», внад
-
лежащая мера»; вмировой порядок», вмироздание», вмир»; внаряд»; вукрашение», вкраса» [Топоров
1992, с. 9]. Это показывает согласо
ванность
мирового порядка
и
красоты.
Ср. также следующие выска
-
зывания: древнегреческий
Космос
актуализирует идею

эстетически
отмеченного порядка
,
украшенности
[Топоров 1992, с. 9]; образ кра
соты [в мифологии Древней Греции.
л

В.Н.]
являл собой метафори
ческое
представление о космосе [Фрейденберг 1997, с. 220].

2.Красота как миф о творении

Миф о творении также соотн
осится с представлениями о
красоте.
Это соотношение обсуждается
в литературных текстах.
Устойчивые (стереотипные) словосочетания в современном русском
языке
красота и совершенство мира, природы. Вселенной...; красо
та земная, небесная.

3

расота как космич
еский по
рядок.

Таким образом, в разных типах дискурса
красота
семантически
объединена с
гармонией,
порядком
и противопоставлена
хаосу,
корре
лирующему с
деструкцией, дисгармонией, беспорядком.

4.Красота
џ
жизнь, уродство
-
смерть

В мифологии
красота связан
а с жизнью, уродство
л
со смер
тью. У
родство примета
хтоническая, и все его варианты имеют
одну и ту же семантику, отходя в комедию, фарс и
вреальные» жан
ры, рядом с преобладанием красоты в жанрах высоких [Фрейден
берг 1997,
с.

220].
Реактуализация
этих

пр
едставлений, в соотнесенности
кра
соты
и
жизни
прослеживается в
литературных текстах: в
Взгляните на эти деревья, на небо, отовсюду веет красо
тою
и жизнью; а
где красота и жизнь, там и поэзия»
(И. Тургенев.
Рудин).

Связь
красоты
и
жизни
подчеркивается т
акже противопоставлением
смерти
и
красоты.

5.Красота
-
свет
-
жизнь

Смысловые отношения между
красотой и космосом
обнаружива
ются также в характерной
для разных культур, в том числе и традици
онных, связи между
красотой и счетом, небесными
светилами
и в
первую
очередь главным светилом
л

солнцем.

В фольклорном дискурсе славян
красота
символически соотнесе
на с
красным, белым
и
золотым
цветами. Все эти цвета также сим
волизируют
солнце.
Это показано в работе
А.А.

Потебни [Потебня
1989], который проанализировал с
лавянские народные песни, ср.:
вКрасное солнце»
-
прежде
всего светлое, потом
л
прекрасное».
Лицо человеческое представляется
светлым, т. е. прекрасным, как солнце.

Основываясь на фольклорной образности, можно выстроить парал
лель:
красота
л

солнце,
солнеч
ный сеет.
Здесь также обнаруживает
ся импликативная цепочка:
красота
л
сеет
л

жизнь.

6.Олицетворение эстетической оценки. Образы красавиц.

Об
разы красивых женщин,
красавиц,
выступают как олицетворенная эс
тетическая оценка и
референциально связаны с вкос
мическим началом»
красоты.
Эстетическая оценка олицетворена в
образе космической красави
цы (вкосмической Афродиты»). Ее можно рассматривать как персони
-
фицированный образ
Вселенной.

7.Красота (красавица)
-
сила и власть.

Персонификация эстети
ческой оценк
и ведет к социализации и к более четкому обозначению
семантических отношений:
красота (красавица)
-
сила
и
власть.
Кон
цептуальная близость
красоты
и
власти
проявляется в семантической структуре
космоса,
в которой компоненты вгосударственный
строй», вправо
вое устройство» образуют общий ряд с вукрашением», внаря
дом», вкрасой».

Таким образом, эстетическая практика художественной прозы показывает, что писатели в своей
деятельности обращаются и к созданию типологизированных образов не только людей, но и
общест
венных ситуаций (Гулыга, 1987, с.179).

Многообразие конкрет
ных случаев несовпадения этического и эстетического, как правило,
является результа
том нарушения гармонии в отно
шениях между реальным и иде
альным, а также
природным и духовным, внутренним и вне
шним в самой че
ловеческой жизнедеятельности. В сфере
поведения личности и от
ношений между людьми это выра
жается в недооценке вформы» поступка или

197

РЫМЛЫВНЛеГНЭ РЫМЛЫВНЛеГ КќжЗЛНЭЗЦ

áеАеЙНЭЫ АГЕЗАеЙе ИЫАЗеЭМЫ

(Г.

ИАХАЧКАЛА)


БУЛГâРИЗМЫ В –âГéöТâНé КâК ЛИНГВ«Гé«ГРâФИЧéöКИЙ

И ЭТН«ГРâФИЧéöКИЙ ФâКТ ЗâöéЛéНИГ И ВЗâИМ««ТН«ШéНИГ

ИХ Н«öИТéЛéЙ Нâ öéВéРН«М КâВКâЗé


Дагестан не только горная страна, но и по образному выражению азербайджанского
путешественника Х
V

в. Мухаммеда Рафи и вгора языков». В
этой небольшой, самой южной,
территории РФ проживают представители
более ста национальн
остей нашей страны,
представленные, в основном,
индоевропейск
ой
, алтайск
ой
, северокавказск
ой
семьями языков.
Такого
сложного этноязыковою региона
на
просторах Евразии, можно сказать, единицы.
Одни народы
оставили глубокий след своим пребыванием той или ино
й
территории, другие естественно
ассимилировались в местной среде, оставив
лексику в языках аборигенов. К таким относ
я
тся древние
булгары в
Дагестане. Как пишет Н.С. Джидалаев [Джидалаев: 1990, 13], средневековая
история многих
современных народов Евразии,
включая башкир на востоке и
венгров, болгар (славян)
-
па западе, в
той или иной степени связана с
булгарским этноязыковым миром ви булгары имеют большее или
меньшее отношение к этногенезу почти всех народов, обитавших на северных склонах
Кавказского
хребт
а». Ф.С. Хакимзянов [Хакимзянов: 1990, 77] считает
булгарский язык одним из мертвых
тюркских языков. После распада
Великой Булгарии
VII

в. часть это
го
племени отошла на Дунай и
Среднее
Поволжье, значительная часть осталась в Приазовье, поэтому язык
и
этих п
лемен
стали
называть дунайско
-
волжско и кубанско
-
булгарскими. Выше
цитируемый автор здесь
подчеркивает, что сведения о языке древних булгар
весьма скудны и представлены в топонимах и
именах у автора
V
-
XIV

вв., в
угро
-
финских и славянских заимствованиях, бу
лгарском именнике
князей.

Данная работа есть продолжение наших исследований по проблеме
взаимоотношений народов
Дагестана в лин
г
вогеографическом и
этногеографическом отношениях, прежде всего, с тюркскими
народами. Нас,
в
данной р
а
боте интересует вопро
с о контактах дагестанских народов
(дагестаноязычных, тюркских) с древними булгарами:
были ли
они в Дагестане, какие следы
поставили в лексике народов этой территории. На основе
языкового материала Н.С. Джидалаев
[Джидалаев:1989,56] подчеркивает, что
дре
вние булгары были размешены на значительной части
территории
Дагестана. Наличие в кумыкском языке булгарских слов, а также топонимов,
которые
этимологизируются на булгарской основе подтверждают, что
до
прихода
огузов и кипчаков, на
равнинной и предгорно
й частях Дагестана жило булгарское население. На наличи
е
булгаризмов в
лакском, даргинском,
аварском и других горских дагестанских язык
ах
указывает на то, что булгары
жили в горах. Н.С. Джидалаев [Джидалаев: 1990,14
-
54], изучая булгаризмы в
лакском языке

выделяет три позиции этих лексем. В первой позиции слова
лакского языка,
характеризующиеся булгарскими фонетическими
особенностями. По его мнению, эти такие слова как
варансав
-
варансов, вивра
л
в
иураг
-
вира, вирен, къал, вирхху, виг, бюрни, лагъма
к
, во второй
позиции
слова лакского языка булгарской принадлежности, устанавливаемые путем
сопоставления с данными чувашского, венгерского и других языков. К таким
он относит лексемы
аьря, бися, бурки, тъулала, ккиж, ккири, ккаца. хъвата,
т!ащи, тилачу, ч
арсса, ччиххя, ч!апа,
щяпа, яхша
; в третей позиции слова в
лакском языке, которые могли проникнуть
непосредственно из булгарского
языка, это такие слова как къуш, буккан, пут бак
I
, бурса, мурц
I
у,
чанка, цулкъа, нулцу
бак
I
. Сравнение слов лакского языка со
словами чувашского языка
Н.С.

Джидалаев [Джидалаев: 1990,13] объясняет тем, что последний является одним
из булгарских
языков или по мнению многих исследователей, продолжением древнебулгарского языка. Как он
здесь отмечает, при квалификации булгарских
элем
ентов, не может безоговорочно ориентироваться
на чувашский язык, так
как современный чувашский язык не идентичен языку (диалекту)
булгарских
групп с которыми контактировали дагестанцы, потому, что за много веков
прошедших
после древнебулгарской эпохи, в
чувашском языке произошли
значительные изменение. Н.А. Баскаков
[
Баскаков: 1969, 273
]
допускает в языке
кумыков как огузский, так и булгарский компонент.
Цитируя К.С.
Кадыраджиева [Кадыраджиев: 1981, 362] отметим, что в своем развитии
кумыкский
язык прошел
два периода: булгарский (примерно со
II

в н. э. до
XI
-
XII
вв) и кипчакско
-
огузский (Х
II
џ
Х
III

вв.)
.

Н
а основе некоторых тематических
групп лексики кайтагского и других диалектов
кумыкского языка К.С.
Кадыраджиев [Кадыраджиев; 1981,363] делает вывод, что
ле
ксическое

196

И задача исследователей тюркских языков заключается в том, чтобы найти начало этого
своеобразного развития корней и основ и точку отсчета, которой
соответствует их пратюркское
состояние.

Корни и основы в
татарском языке, как и в других тюркских языках, в структурном отношении
характеризуются своей вариабельностью и изменчивостью звукового комплекса.
А
мплитуда
вариативных колебаний тюркского корня в целом происходит в пределах действия определенных
фономорф
ологических и семантических закономерностей. Главной причиной относительной
монолитности тюркских языков, при наличии подверженной изменениям корневой лексики, была и
остается генетическая общность тюркской основы, которая, вероятно, еще на раннем этапе св
оего
развития, до того как сформировались самостоятельные тюркские языки, пребывала в состоянии
фонологической корреляции.


Л
итератур
а


Ахметьянов Р.Г. Краткий историко
-
этимологический словарь татарского языка (на тат. языке).
џ
Казань,
2001.


Ә
хм
ә
ть
я
нов Р.Г
. Татар терминологиясене
ң
тарихи чыганаклары.
џ
Казан, 2003.
џ
174 б.


Баскаков Н.А. Введение в изучение тюркских языков. 2
-
е изд., испр. и доп.
џ
М., 1969.


Бертагаев Т.А. Об анлауте и некоторых этимологических наблюдениях в алтайских языках.
џ
М., 1971.


Иш
бердин Э.Ф. Историческое развитие лексики башкирского языка.
џ
М.: Наука, 1986.
џ
С.46
-
50.


Кайдаров А.Т. Структура односложных корней и основ.
џ
Алма
-
Ата, 1986.
џ
С.69
-
106.


Серебренников Б.А., Гаджиева Н.З. Сравнительно
-
историческая грамматика тюркских язы
ков: Учебное
пособие для ВУЗов.
џ
Баку, 1979.


Шайхулов А.Г. Структура и идеографическая парадигматика односложных корневых основ в кыпчакских
языках Урало
-
Поволжья (синопсис и таксономия когнитивной сферы “Природа (неживая и живая)² в
континууме межтюркско
й и общетюркской лексики).
џ
Уфа, 2000.
џ
486с.
































57

общения, которая может быть вежливой или грубой, изящной или вульгарной, либо, на
против, в
пренебрежении в
содер
жательной» стороной поведения и общения, что наиболее наглядно проявляется
и вчистых» формах этики и эстетики (этикет, мода.).

В
реальной жизни порок, пошлость,
духовная нищета и ограниченность нередко маскируют
свою подлин
ную сущность внешней крас
иво
стью формы, манер, слов
.
Поэтому отличие подлинной
красоты от красоты мнимой выявляется через ее отношение к добру, т. е. через установление ее
собственно человеческого содержания. Нравствен
ная оценка события, факта или поступка
органически входит в с
остав и структуру эстетической ха
рактеристики любого социального
явления и отражается в языке художественного произведения или речи говорящего.


Литература

Брагина Н.Г. Память в языке и культуре.
џ
М.: Языки славянских культур, 2007.

Бранко Тошович.
Экс
прессивный синтаксис глагола русского и
сербского/хорватского языков. 2006.
џ
560 с.

Топоров В.Н.
Из истории русской литературы. Т.
II
: Русская
литература второй половины
XVIII
века:
Исследования, ма
териалы, публикации. М. Н. Муравьев: Введение в творче
ское наследие.
Кн. 1. 2001.
џ
912 с.
Кн.

2.
2003.
џ
928с.

Топоров В.Н.
Исследования по этимологии и семантике.
Т.
I
: Теория и некоторые частные ее приложения.
2004.
џ

816 с.

Индоевропейские языки и индоевропеистика. Кн. 1.
2006.
џ
544 с.

Индоевропейские
языки и индоевропеистика. Кн. 2.
2006.
џ
728 с.

Трубачев О.Н.
Труды по этимологии: Слово. История. Культу
ра.
Т. 1. 2004.
џ
800 с.
Т. 2. 2005.
џ
664с.

Тупиков Н.М.
Словарь древнерусских личных собственных
имен: С прил. 2005.
џ
1032 с.

Успенский Б.А.
Част
ь и целое в русской грамматике.
2004.
џ

128 с.

Успенский Б.А. Историко
-
филологические очерки. 2004.
џ
176 с.

Чирков С.В.
Археография в творчестве русских ученых конца
XIX

л
начала
XX
века. 2005.
џ
320 с.

Федоров Г.И.Художественный мир чувашской прозы. Чеб
оксары, 1996.

Юхименко Е.М.
Старообрядческий центр за Рогожской заста
вою. 2005.
џ
240 с.

Ярхо Б.И.
Методология точного литературоведения: Избран
ные труды по теории литературы.
2006.

џ
927

с.



58

КЫЭКНЭ ВКЫГЗЛЗП ВЫРЗКЫеЭЗЦ,

(Г.

УЕЭОКСАРЫ)


öЛ«В««БРâЗ«ВâТéЛ
АНЫé âФФИКöЫ В ТУРéЦК«М ГЗЫКé


Способ словообразования имен существительных, т.е. различные виды словосложения, по
природе своей относятся к обоим основным разделам грамматики: и к синтаксису и к морфологии;
таким образом, словосложение является синтаксико
-
морфологическим типом словообразования
[1;124].

По характеру исходных основ и по синтаксическому соотношению частей выделяются несколько
основных типов сложных существительных. Первый тип: сочетание способом примыкания:

а) двух имен существительных, относ
ящиеся друг к другу как антонимы, которые в сложении
образуют новое слово. Примеры:
anababa

вродители» (вмать» от
baba
вотец»),
kar
ı
koca
всупруги» (от
kar
ı
вжена», от
koca
вмуж»),
al
ıФ
veri
Ф
вторговля» (от
al
ıФ
вкупля», от
veri
Ф
впродажа»),
geli
Ф
gidi
Ф

врей
с» (вприход, уход»),
gelen

ge

en
впрохожие» (вприходящий+уходящий2),
gelen

giden
вгости»
(вприходящий+уходящий») и др;

б) двух имен существительных различного значения, в сложении образующих новое слово.
Примеры:
kolordu

вкорпус» (от
kol
врука, отряд»;
ord
u
вармия»),
s
ё
tanne
вкормилица» (от
s
ё
t

вмолоко», от
anne
вмать»).

в) двух имен существительных, обозначающих два предмета, первому из которых уподобляется
предмет, названный вторым существительным: приложение+сущ = слово.
Пример:
ser

eparmak

вмизинец» (
se
r

e

вворобей»,
parmak
впалец»).

Второй тип: сочетание способом примыкания имени прилагательного или числительного к
имени существительному, дающее в сложении новую лексическую единицу.

Имя прилагательное + имя существительное

Примеры:
b
ё
y
ё
kanne
,
b
ё
u
ё
kva
lide
вбабушка» (от
b
ё
y
ё
k
вбольшой», от
anne
,
vailde
вмать»),
b
ё
y
ё
kbaba
,
b
ё
y
ё
kbaba
,
b
ё
y
ё
kpeder
вдед» (
baba
,
peder
вотец»),
incehastal
ı
k
вчахотка» (
ince
-
втонкая»,
hastal
ı
k
-
вболезнь»);
k
ı
z
ı
la
С
a

вольха» (
k
ı
z
ı
l
вкрасное»,
a
С
a

-
вдерево», и др.

Имя числительное
+ имя существительное

Примеры:
ё–
k
тФ
e
<ё–
џ

три
,
k
тФ
e

џ

угол втреугольник»,

d
т
rt

k
тФ
e

вчетырехугольник»
,
y
ё
zy
ı
l
<
y
ё
z

џ

сто,

y
ı
l

џ

год ввек, столетие» и т.д.

Числительное
bir
водин» довольно часто используется как словообразующий элемент. Примеры:
birka

внесколько» (от
bir
водин»,
ka

всколько»),
bir

ok
вдовольно много» (от
bir
водин»,

ok

вмного»),
biraz
внемного»(от
bir
водин»,
az
вмало»),
bir
Ф
ey
вкое
-
что, нечто» (от
bir
водин»,
Ф
ey

ввещь»),
birg
ё
n
воднажды» (
g
ё
n

-
день),
bir

ak
Ф
am
воднажды вечером» (
ak
Ф
am

-
вечер) и другие.

Третий тип: сочетание способом управления двух существительных, оба члена словосочетания
сохраняют свое ударение. Примеры:
ayakkab
ı
вобувь» (от
ayak
внога»,
kab
ı
впосуда»),
g
т
zya
Фı
вслеза»
(
g
т
z
-
глаз,
ya
Фı

-
влага),
g
т
zkapa
Сı
ввек
о» (от
g
т
z

-
глаз,
kapak

-
крышка),
koltukde
С
ne
С
l

вкостыль»
(подмышка + палка
-
ее),
yaprakd
т
k
ё
m
ё
влистопад» (лист + падение
-
его),
y
ё
rek

arp
ı
nt
ı
s
ı
всерцебиение»
(сердце + биение
-
его),
y
ё
zak
ı
вчесть, достоинство» (лицо + белизна
-
его),
y
ё
zkaras
ı
вбесчестие, по
зор»
(лицо + чернота
-
его),
s
т
zbirli
С
i
всогласие» (
s
т
z
-
слово,
birli
С
i

-
единство
-
его).

Четвертый тип: дополнение с причастием. Примеры:
dalgak
ı
ran
вволнорез» (от волну +
ломающий),
buzk
ı
ran
вледокол» (от лед +ломающий),
a
С
a

kakan

вдятел» (от дерево + ударяю
щий),
demirkapan
вмагнит» (от железо + хватающий),
top

eker
вканонерка» ( от лушку + тянущий).

В составе сложных имен существительных, означающих название лица, использовалось
причастие персидского глагола
perverden
ввоспитывать, кормить, питать»
-

perver
,
которое в турецком
языке было воспринято со значением влюбящий»:
vataperver
впатриот, родину любящий».

В последнее время это персидское причастие было калькировано с помощью турецкого
причастия
sever
влюбящий» (
sev
-
mek
влюбить»):
yurtsever
=
vatan

perve
r
впатриот» и служит для

195

памятниках:
йат
-
влежать, класть, расстилать»
џ

йа
δ
-
вразносить, распространять, раскладывать,
разливать»
џ

йаз
-
враспространять, раскладывать, расстилать»,
йаз
-
вразвязывать, распускать,
распускаться, растекаться»
џ

йар
-
врассекать, расщеплять»

џ

йас
-
враспускать, рассеивать,
устанавливать, спускать»
џ

йал
-
ввспыхивать, воспламеняться»
џ

йай
-
врассеивать, колебать, трясти,
полоскать».

Своеобразное отражение получило это фонетическое чередование в татарском языке:
йат
-

влежать»
џ

йаз
-
врасправлят
ь, выпрямлять»
џ

йар
-
врасколоть, расщеплять»
џ

йђй
-
(ѕђй
-
)
враскинуть,
расстилать, растекаться». Корень
йал
-
встречается в производных словах
йал
-
кын
впламя»,
йал
-
пак

вплоский, сплющенный»,
йал
-
кау
вленивый» <
йат
-
как
влюбящий лежать»;
йас
-
а
всооружать,
д
елать, устраивать».

Наиболее распространенным чередованием [й] является чередование
т ~ д ~ з ~ р ~ с ~ л ~ й
:
кат
-
ввбивать, забивать, обувать, остолбенеть, затвердевать»
џ

каз
-
вкопать»
џ

каз
-
а
-
ввтыкать»
џ

кай
-

всрезать»; корень
кал
-
вычленяется в слове

кал
-
к
-
вподниматься, вздыматься»,
кар
-
в
кар
-
лау

влопата для выкапывания кореньев или для очистки лемеха от глины» и т.д. Отдельными звеньями
этого чередования в современном татарском языке являются:
бат
-
впогружаться, тонуть,
вдавливаться»
џ

бас
-
встоят
ь, давить, нажимать»
џ

бай(ы)
-
взаходить, погружаться (о светилах)»;
с
ү
з
-
л
ә
ш
-
ввходить в словопрения, спорить»
џ

с
ө
й
-
л
ә
ш
-
вразговаривать»;

С
ү
т
-
враспороть, расплетать, распускать»
џ

с
у
з
-
впротягивать, растягивать»
џ

сџр
-
ввыдергивать,
рассучивать, распуска
ть»;

Т
ө
р
-
взавертывать, обматывать»
џ

т
ө
й
-
взавязывать» (
т
ө
йен
вузел, сверток») и др.

Таким образом, изменение фонетической структуры слова самым тесным образом связано с
семантическим содержанием слова, поэтому исследование важнейших исторических процессо
в в
фонетике татарского языка имеет прямое отношение к предмету исторической лексикологии. По
существу, влияние изменения фонетической структуры слова на его семантику является внутренней
флексией, но по отношению к тюркским языкам
џ
это внутренняя флексия
в историческом плане. При
изменении корневых звуков не все звенья в цепи развития и не все значения сохраняются в языке.

Соответствие [р~з], именуемое ротацизмом, как и ламбдаизм
џ
соответствие [л~ш], обычно
относятся к явлениям, свойственным современному
чувашскому и древнему
булгаро
-
хазарскому языкам.

Имеет ли место это явление среди других тюркских языков, в том числе языков древнетюркских
памятников? Пожалуй, имеет. Например, в татарском языке бытуют близки по значению слова
к
ү
р
-

ввидеть, смотреть» и
к
ү
з
вглаз» (от них произошли и такие слова, как
к
ө
зге
взеркало» и
г
ү
з
ә
л

впрекрасный»). Учитывая возможности незначительных отклонений в их семантике, можно,
пожалуй, признать их гомогенными вариантами, образованными на основе ротацизма [р~з]. Также
слово
чо
р
, употребляемое в значениях ввек, период, столетие» наряду с
й
ө
з
всто», напоминает о
возможности соответствия [р~з]. Многие из подобных фактов в тюркских языках сохранились в виде
реликтовых явлений, и их можно установить только путем этимологической реко
нструкции. Кстати,
такие попытки в тюркологии предпринимаются. Ученые также считают, что причиной образования в
татарском языке односложных синкретических пар может быть и чередование конечных [р~з],
которые вперемежку обозначают то глагольное, то именное
понятие. Например,
сыз
-
вчертить» и
сыр

вчерта, грань; резьба; резной узор», на основе которых в татарском других тюркских языках
образован целый ряд производных слов.

Новые варианты корней и основ образовывались не только в результате чередования [й], [р
~з],
[ш~л], но и на основе других чередований. Например таких, как:

к~у:
актар
-
врасшвырять, перерывать, перелистывать»
џ

аудар
-
внизвергать, сваливать, перевертывать». Эти
два слова, на первый взгляд ничем не связанные, являются исторически однокоренными;
сюда же относится
сак
-

восторожный, бдительный, бережливый»
џ

сау
вздоровый, целый».

с~ш:
се
ң
-
ввпитаться, уменьшаться»
џ

ши
ң
-
ввянуть». Эти слова можно объяснить тем, что когда
какое
-
либо растение увядает, оно уменьшается в размерах.

ч~с:
чал
-
врезать с
кот»
џ

сал
-
вположить». Перед тем как резать скот,
его обязательно
ложат на землю.

т~с:
кит
-
вделать зарубки»
џ

кис
-
врезать ножницами, выкраивать». Оба этих глагола обозначают
процесс выкраивания.

т~ч:
тек
-
вшить»
џ

чик
-
ввышивать». Оба эти действия: шить
е и
вышивание
џ
выполняются при
помощи иголки, поэтому их можно считать вариантами, образовавшимися в результате чередования
согласных.

Таким образом, историческое развитие структуры тюркских лексических единиц
характеризуются непрерывной цепью соответстви
й согласных, замыкающихся как бы в кольцо.


194

Теш
взуб» ~
тљш
вкосточка плода». И человеческий
зуб, и косточка плода
џ
это твердые
предметы, которые находятся внутри: зуб
џ
внутри рта, косточка
џ
внутри плода. В данном случае
произошло чередование е ~ љ;

Тын
-
взатихать; тихий, спокойный» ~
тон
-
взаложить уши, устояться»;

Тот
-
вдержать, хватать; удер
живать» ~
тый
-
взапрещать, воздерживать» (чередование о ~ ы).

К чередованиям гласных звуков относятся и сингармонические варианты, когда одно слово
выступает с гласным заднего, а его вариант
џ
переднего рядов. Чередование гласных, в свою очередь,
влияет на
качество согласных. Довольно часто при сингармоническом параллелизме наблюдается и
изменение значения слов:

Пыч
-
впилить» (древнетюрк.
быч
-
врезать») ~
печ
-
вкастрировать; кроить». В данном случае
гласный заднего ряда придает оттенок увеличения, а гласный
переднего
џ
уменьшения, то есть
пыч
-

впилить; действие разрезания предмета пилой». Пила по своим размерам бывает больше, чем нож
или ножницы в корне
печ
-
вкастрировать; кроить»;

Чукы
-
вклевать, выклевывать» ~
чџке
-
вотбивать, ковать». Эти моносиллабы, как
говорилось
выше, означают процесс выдалбливания по твердому предмету: чукы
џ
птица клювом и
чџке
џ
молотком;

Сук
-
вбить, ударять» ~
с
ү
к
-
вругать»;

Уп
-
впроглатывать; засасывать» ~
ү
п
-
вцеловать». При целовании происходит почти такое же
действие, как и зас
асывание, поэтому эти слова можно рассматривать как лексические единицы,
возникшие путем чередования гласного заднего ряда с гласным переднего ряда;

Бор
-
взакручивать, крутить» ~
б
ө
р
-
взатягивать, засучивать; делать складки, оборки». Складки
или оборки дел
ают при помощи закручивания ткани, поэтому можно судить о том, что корень
б
ө
р

џ

является сингармоническим вариантом
бор

-
;

Сыпыр
-
всмахивать, сметать; гладить» ~
себер
-
вподметать, мести». Оба этих корня означают
действия каким
-
нибудь предметом, в результа
те которого поверхность становится чистой и гладкой.

Рассмотренные нами слова являются примером вариантов корней и основ, образовавшихся в
результате чередования гласных звуков, амплитуда колебаний которых в структуре моносиллабов
татарского языка является
фактором образования новых лексических единиц. Исследуемые варианты
представляют собой единицы, отличающиеся друг от друга лишь по внешнему признаку, гомогенные
по своему происхождению. Они, в свою очередь, выступают рефлексом исторических и
межъязыковых
вариантов.

Вариантов корней и основ, образующихся в татарском языке на основе соответствий согласных
фонем, значительно больше, чем вариантов, возникающих на основе гласных фонем, что в первую
очередь связано с их количеством. Иначе говоря, согласных фонем
, отмеченных в Древнетюркском
словаре (Л., 1969), при комбинаторном сочетании дают 496 теоретически возможных соответствий
этих согласных. Из этого числа, по нашим данным, практически отмечается около 70
звукосоответствий в начальной и конечной позициях вс
ех типов лексических единиц в татарском
языке. Следовательно, все варианты моносиллабов на основе соответствий согласных реализуются в
пределах только этой возможности.

При внимательном рассмотрении нетрудно убедиться в том, что всевозможные варианты корне
й
и основ являются результатом не спонтанного, а вполне закономерного процесса развития
общетюркской базисной лексики в соответствии с фонологической структурой и исторически
сформировавшейся артикуляционной базой носителей каждого из тюркских языков. И ка
жущаяся, на
первый взгляд, беспорядочность их образования на самом деле представляет собой вполне стройные
и последовательные переходы, соразмерные колебания и рефлекторные отражения звуков и звуковых
изменений
(Кайдаров, 1986, 69)
. В их основе в конечном
счете лежит артикуляционная база как
исторически обусловленная система произносительных навыков, свойственная каждому этносу, а
через него
џ
каждому тюркскому языку, в том числе и татарскому.

Рассмотрим наиболее типичные для татарского языка варианты корне
й и основ, образующиеся в
результате чередования согласных звуков.

Варианты корней и основ, образующиеся в результате чередования согласного звука [й] широко
распространены в тюркских языках. С древнейших времен эти лексические единицы общего
происхождения
, но различной фонетической структуры могли иметь разное семантическое
содержание. Так, генетически общие глагольные корни
йат
-
~ й
а
δ
-
~ й
аї
-
~ йаз
-
~ йар
-
~ йас
-
~
йал

~ йай
-

в современных тюркских языках имеют широкое семантическое поле: влежать»
џ

врасп
ространять(ся)»
џ
врасширять(ся)»
џ
врасправлять»
џ
врастекаться»
џ
врасстилаться»
џ

врасширять(ся)»
џ
вустанавливать»
џ
встроить»
џ
всоздавать»
џ
врассекать»
џ
врасколоть»… На
древность чередования корневых звуков указывает его отражение в древнетюркских
письменных

59

образования новых слов.
Пример:
bar
ıФ
sever
всторонник мира» (мир + любящий),
hay
ı
rsever

вфилантроп» (добро + любящий).

К этому же типу сложных слов следует отнести образования с
формой на
-
(
y

c
ı
. Примеры:
hastabak
ı
c
ı
всанитар (к
а), сиделка», (за больным + смотрящий).

Пятый тип: сочетание дополнения и сказуемого, образующих в сложении новое слов: а)
сказуемое
-
личная форма глагола.
Примеры:
mirasyedi
вмот, расточитель» (наследство + проел),
serdenge

ti
всорвиголова»,
albeni
впр
ивлекательность» (возьми + меня),

a

ene

вболтун» (играй + на
челюсти),
unutmabeni
внезабудка» (не забудь + меня);
б) сказуемое
џ
отглагольное имя. Примеры:
hac
ı
yatmaz

вигрушка
џ
Ванька
-
встанька» (паломник + не ложится),
sinekkayd
ı в
гладко выбритый»
(мух
а + скользнула).

Этот тип сложных слов встречается довольно часто в названиях кушаний. Примеры:
imambay
ı
ld
ı

вкушанье из мяса и баклажанов»,
k
ё
lbast
ı
вмясо, жареное на рашпере» (зола + придавила),
h
ё
nk
â
rbe
С
endi
вмясное блюдо с баклажанами» (повелитель + дов
олен).

Седьмой тип: сочетание двух законченных форм глагола, дающих в сложении новое
слово.Примеры:
dedikodu
всплетни» (сказал + положил),
vurdumduymaz
вбесчувственный»
(
vurdum
<
vur
-
du
-
m
вя ударил»,
duy
-
maz
вон не слышет»).

Восьмой тип сочетание двух чистых
глагольных основ (=повелительное накл.2л.ед.ч). Примеры:
vurtut
вбрань, драка» (бей + хватай),
altum
(
karda
Ф
al
ı
k
)
вбеспорядок» (бери + хватай),
durdinlen
впокой,
спокойствие, отдых» (стой + отдыхай),

ekel
вкочерга для выгребания золы» (тяни + приходи).

Де
вятый тип сложного слова отличается от всех других перечисленных выше типов тем, что
первым компонентом словосложения являются слова:
ba
Ф,
ana
, т
n
, ё
st
,
ast
,
alt
,
i

и некоторые другие:
эти слова, в силу своего лексико
-
семантического значения
џ
они обознач
ают предмет и качество,
свойство, связанное с основным значением этого предмета:
ba
Ф
вголова» (главный);
ana

вмать»/основной и т.п.
-
превратились в словообразовательные именные морфемы, функционально
приближающиеся единому типу целые серии слов. к морфол
огическим средством словопроизводства,
образующим по единому типу целые серии слов.
Примеры:
ba
Ф
вголова, начало, главный,
генеральный»:
ba
Ф
doktor
вглавный врач»,
ba
Ф–
avu
Ф
вфельдфебель»,
ba
Ф
konsolos
вгенеральный
консул»,
ba
Ф
makale
впередовая

статья»,
ba
Ф
k
omutan

вглавнокомандующий»,

ba
Ф
kent

вглавный город,
столица»,
ba
Ф
bakan
впремьер
-
министр» и другие.
с
n
вперед, передняя часть»,
т
nayak
ввожак,
инициатор»,
тn
как словообразующий элемент используется преимущественно в неологизмах:
т
ns
т
z

впредисловие»,
т
nek

впрефикс»,
т
ng
ё
n
вканун»,
т
n
в составе искусственно созданного слова:
т
nder

ввождь».
Son
вконец, последник»:
sonbahar
восень» (
bahar

-
весна); в неологизмах, пример:
sons
т
z

взаключение, послесловие» (
son

-
последний,
s
т
z

-
слово),
sontak
ı
впослелог» (
son

-
последний,
заключительный,
tak

вцепление») и другие.
я
st
вверх, верхняя часть»;
ё
stba
Ф
вверхняя одежда»,
ё
styap
ı
внадстройка» и другие.
Alt
вниз, нижняя часть»; оно используется только в неологизмах:
asba
Ф
kan
ввице
-
председатель»,
asdirektor
ввице
-
директо
р»,
as
Ф
uur
вподсознание», и другие.
I


ввнутренность, внутренний»:
i

y
ё
z
всущность, дела, истинные намерения» (
y
ё
z

-
лицо),
i

kale

вцитадель» (
i

-
внутренняя часть,
kale

-
крепость) и некоторые другие.

К числу словообразовательных именных морфем следует от
нести также слова
kay
ı
n
,
ё
ver

внеродной, несобственный» (самостоятельно не употребляются), образующие имена
существительные означающие различные степени родства. Примеры:
kaynana
зувук
втеща, свекровь»
(от
peder
вотец»),
ё
veyana
вмачеха»,
ё
veybaba
вотчим»
(
baba
вотец»),
ё
veykarde
Ф
всводный брад»,
ё
veyk
ı
z
впадчерица» (
k
ı
z

-
дочь),
ё
veyo
С
ul
впасынок» (
o
С
u

l
-
сын).

Типы сложных слов в турецком языке не исчерпываются приведенными выше; есть еще
некоторое число сложных слов, которые, в силу их малого количеств
а, не могут быть отнесены к
определенному типу. Примеры:
uyurgezen
влунатик» (спящий + гуляющий),
birdirbir
вчехарда»,
olupbitenler
всобытия» и другие.

Семантико
-
синтаксическое развитие сложного слова в ряде случаев сопровождается его
фонетическим преобраз
ованием. Примеры:
Cumartesi

всуббота» (
Cuma

-
пятниц
a
,
ertesi

-


60

следующий),
pazartezi

впонедельник» (
Pazar

-
воскресенье,
ertesi

-
следующий),
bild
ı
r
(
bir

y
ı
ld
ı
r
)
впрошлый год» и другие.

В.Г.Егоров отмечает, сложным словом мы называем лексическую един
ицу, состоящую из двух,
редко трех устойчиво сочетавшихся слов, обозначающую одно определенное понятие, объединенную
одним главным ударением и имеющую одно общее окончание [2; 104].

Другим видом словосложения являются парные слова. Так называются устойчи
во сочетавшиеся
пары слов, связанные между собой по способу примыкания и относящиеся друг к другу как
синонимы, антонимы, или как часть к целому. Они широко распространены во всех тюркских языках
и в древних и в современных.

К сложным словам В.Г.Егоров от
носит и слова повторы. Древнейшей и самой простой формой
словосложения во многих языках мира является удвоение слова, т.е. повторение одного и того же
слова два раза. В турецком языке чаще всего словами
-
повторами являются прилагательные, пример:
kara
-
kar
a

g
т
zler
вчерные
-
пречерные глаза»,
k
ё–ё
k
-
k
ё–ё
k

taneler
вмалюсенькие зернышки» и т.д.

Большая группа слов
-
повторов образовалось из звукоподражательных и образоподражательных
слов, которыми весьма богаты тюркские языки, например:
t
ı
k

t
ı
k
втиканье часов»,
p
at

pat
встук
шагов»,
c
ı
v
ı
l

c
ı
v
ı
l
вчирканье птиц» и т.д.


Литература

1. Кононов А.Н. Грамматика современного турецкого литературного языка.
-
М.
-
Л.,1956
џ
569с.

2. Егоров В.Г. Словосложение в тюркских языках // Структура и история тю
ркских языков.
џ
М.,
1971
џ

95

џ
107с.

3. Серебренников Б.А. Гаджиева Н.З. Сравнительно
-
историческая грамматика тюркских языков.

џ
М.,
Наука,
1986
џ
301 с.

4. Щербак А.М. Очерки по сравнительной морфологии тюркских языков: Имя.
џ
Л.: Наука. 1977
џ
191с.
































193


Халиуллина Нурия Усмановна

(г. Уфа)


СЕМАНТИЧЕСКАЯ ЭКВИВА
ЛЕНТНОСТЬ ОДНОСЛОЖНЫ
Х КОРНЕВЫХ ОСНОВ

В ТАТАРСКОМ ЯЗЫКЕ


Развитие общества и человеческого познания ставит перед языком задачу постоянного
пополнения средств выражения мысли, в том числе номинации
новых познанных или созданных
элементов действительности. Природе слова вообще как знака свойственна фонологическая
неустойчивость и постоянное пребывание в состоянии изменений и колебаний составляющего их
звукового комплекса. Признавая праязык основой су
ществующего многообразия отпочковавшихся от
него языковых форм, ученые
-
лингвисты видят в качестве единого праязыка некий лексический
состав. В этой связи уместно привести высказывание А.М.Газова
-
Гинзберга: вКакие бы все более
сложные понятия ни появлялись
с развитием человеческого мышления и языка, слова для них
образуются из уже имеющегося в языке материала, от уже существующих корней. Поэтому среди
слов, обозначающих понятия любой сложности, можно найти немалый процент сохранивших следы
ономатопеи в своих
корнях…». Лексические единицы рассматриваются учеными
-
лингвистами в
разных аспектах: когнитивном, историческом, сравнительном, структурном и т.д. Влияние изменения
фонетической структуры корня на его семантику в татарском языкознании изучено
недостаточно
полно.

Развитие словарного богатства любого языка происходит, прежде всего, за счет внутренних
ресурсов. В современном татарском языке имеются лексические единицы, которые являются
рефлексами, то есть получили развитие от единой корневой основы. Несмотря н
а закономерные
фонетические колебания и смысловые оттенки в силу фонологических изменений такие рефлексы
воспринимаются носителями языка как разные лексические единицы. Параллельному употреблению
в татарском языке вариантов одной и той же корневой основы б
лагоприятствуют утрата между ними
этимологической связи, семантическая дифференциация в силу изменения их внешнего облика, также
употребление их только в структуре производных слов.

Вариативные изменения корней и основ в тюркских языках, в том числе и тата
рском, происходят
в результате чередования как гласных, так и согласных звуков. При этом в татарском языке амплитуда
колебаний гласных звуков в структуре моносиллабов является фактором образования новых
лексических единиц. При чередовании гласных изменяетс
я не только фонетическая структура слова,
но также происходят изменения в его семантике. Например,
тык
-
ввтыкать, затыкать; колоть;
прятать» ~
тик
всидячее положение; поставить в вертикальное положение» ~
тек
-
вшить; втыкать
иголку; стоять вертикально (Ахм
етьянов, 2003, 31)». Эти три корня по своей сути означают одно и то
же, лишь по истечении времени приобрели различные оттенки значения. Хотя значение второго
тик
-

этимологически может быть связано со словом
тиг
ә
н
ә
к
вколючка», где
тик
-
означает уже не
всидя
чее положение; поставить в вертикальное положение», а вколоть, втыкать». Это, по мнению
Б.А.Серебренникова и Н.З.Гаджиевой, объясняется тем, что некоторые слова в современных
тюркских языках, содержащие в своей основе [и] (или [э]), в прошлом возникли от г
ласного [ы]:
эш
вработа» из
ыш
,
пеш
-
всозревать; вариться, печься» из
пыш
-

(Ишбердин, 1986, 47). Хотя в
совремнном татарском языке сохранились оба варианта
пеш
-
и
пыш
-
, где
пыш
-
означает впотеть»
(
пышлыгырга
в1.

париться, запариться, вспотеть (в теплой оде
жде); 2. преть, сопреть (о коже)».

Также исторически связаны корни:
йар
-
вколоть (о дровах), разрывать» ~
йыр
-
впрорывать,
рвать», в которых произошло чередование [а] ~ [ы];

Коры
-
ввысыхать, засыхать» ~
кура
-
врассыхаться; стебель высохшего растения». От э
тих корней
путем диахронических изменений произошло название музыкального инструмента
курай
всухой,
полый стебель растения»;

Чокы
-

вковырять, копать, делать яму» ~
чукы
-
вклевать, выклевывать» ~
ч
ү
ке
-
вковать, отбивать»
(чередование о~у~
ү
). Эти моносиллабы
, в целом, обозначают процесс выдалбливания по твердому
предмету (
чукы
-
птицы клювом и
ч
ү
ке
џ

молотком) и, как результат, появление ямки, углубления
(также птицы при выклевывании делают отверствие
џ

чукы
-
и
чокы

џ
при копании тоже появляется
яма, отверстие
);

Тез
џ

ввыстраивать в ряд, нанизывать» ~
т
ө
з
џ
встроить; стройный, прямой, ровный».
Выстраивать в ряд
џ
значит строить колонну, цепочку. Этим объясняется то, что данные корни когда
-
то были однокоренными.


192

Глоба П.П. Учение древних ариев /П.П.Глоба.
џ

М.: ЭКСМО, ЯУЗА, 2007.
џ

752

с.

Коков Дж. Н. Кабардино
-
черкасские имена // Дж. Н. Коков, А.К.

Шагиров: Справочник личных имен
народов РСФСР/ Под р
ед. А.В.Суперанской (отв. ред.), Ю.М.Гусева. 3
-
е изд., испр
.
џ

М.: Русский язык, 1987.
џ
656

с.

Кусимова Т.Х., Бикколова С.А. Башкирские имена /Т.Х. Кусимова, С.А. Бикколова.
џ

Уфа; Китап, 2000.
џ

175

с.

Оранский И.М. Введение в иранскую филологию /И.М. Ора
нский.
џ

М.: Наука, 1988.
џ

389с.

Саттаров
џ
Мулилле Г. О чем говорят татарские имена? Полный толковый словарь татарских личных имен
/Г.Саттаров
џ
Мулилле.
џ

Казань: Раннур, 1998.
џ

487

с.

Теория и методика ономастических исследований.
џ

М.: Наука, 1986.
џ

256

с.

Хайдаров Ш. Частотный словарь антропонимии таджиков Аштского района /Ш. Хайдаров.
џ

Душанбе:
Дониш, 1986.

џ

227

с.

Хайдаров Ш. Инъикоси Навруз дар номгузории мардумй / Ш.Хайдаров. Статьи по антропонимии.

џ
Пермь:
Форвард
џ
С. 2001
.
џ

С.45
џ
50.

Хайд
аров Ш. Иранизмы в системе антропонимии тюркоязычных народов Поволжья/ Ш. Хайдаров. Статьи
по антропонимии.
џ

Пермь: Форвард
,
2001.
џ

С. 84
-
85.

Хайдаров Ш. Именник: Около 38000 имен ираноязычных народов/ / Ш.Хайдаров.

џ

Пермь
:
Форвард
-
С,
2003.

џ

280

с.

Хай
даров Ш. Накши Навруз дар номгузории мардуми / Ш.Хайдаров.
џ
Точикистон.
џ

2007
.
џ

№ 3
-
4.

џ

С. 16
-
17.

Хайдаров Ш. Частотный словарь антропонимии таджиков Хатлонской области/ Ш. Хайдаров.
џ

Душанбе:
Ирфон, 2007.

џ

473

с.


































61

Пантелеева Тамара Григорьевна

(г. Ижевск)


НАША ЧУВАШСКАЯ СЕСТРА


По имени и житие

Формула жития


в
По имени и житие». По этому поводу русский философ, священник Павел Флоренский
утверждал: вИмя и есть фокус нашей мысли»
1
. Или: вИмя предопределяе
т личность и намечает
идеальные границы её жизни»
2
. И далее продолжает свою мысль, что с данным именем можно быть
святым, можно быть обывателем, а можно
џ
и негодяем, даже извергом.

Если это соотнести с именем Елизаветы Федоровны Васильевой, то мы легко
убеждаемся, что в
её имени заключена магическая сила. Елизавета
џ
древнееврейское имя
Eliseba
вбог моя клятва»,
вбогом клянусь»; Фёдоровна
џ
Фёдор греческое слово
theos
вБог»,
daron
вдар», вбожий дар»;
Васильева
џ
Василий
џ
греческое слово
basileus
вцарь»
, вцарский». Как видим, имя, отчество,
фамилия Елизавете Федоровне несут позитивное начало. вОтчество подчеркивает в имени духовную
связь с отцом, фамилия
џ
с родом»
3
. И не удивительно, что она вцарственна», её фамилия обязывает к
этому, а как вбожий дар»
(Федоровна) она всегда готова прийти к любому, даже малознакомому
человеку, на помощь. Её не надо упрашивать об этом.

Е.Ф. Васильева чутка и внимательна, сама видит и замечает, кто в ней нуждается. Бескорыстна, за
своё участие в судьбе человека взамен н
е требует ничего. Елизавета Федоровна не клянется, но слово свое
всегда держит, она вхозяйка своему слову», никогда не разбрасывается им, надёжна во всем.

Таким удивительным человеком свела меня судьба. Впервые с Васильевой Е.Ф. встретилась в
Ижевске, ког
да они (Сосаева А.А., Фомин Э.В, Васильева Е.Ф.) приехали участвовать в
Республиканской научно
-
практической конференции по теме вПервая грамматика удмуртского языка
и развитие научного удмуртоведения» (2000 г.). Было любопытно узнать чувашей поближе, до эт
ого
непосредственного опыта общения с ними почти не было (
не учитывая русскоговорящих).
Алина
Аркадьевна
џ
высокая, статная, рыжеволосая красавица
џ
похожа на северных удмурток. Елизавета
Федоровна
џ
невысокая, аккуратная, черноволосая, черноглазая красави
ца
џ
не отличишь от южных
удмурток. Эдуард
џ
стройный юноша (
мы его приняли за сына и брата
), если бы не сказали, что он
чуваш, то можно было принять за наших парней. Гости вели себя свободно, уверенно, наверное, от
того, что были уже знакомы со многими на
шими учеными старшего поколения, в частности, с
И.В.

Таракановым и В.К. Кельмаковым. Они раньше встречались на других финно
-
угорских
конференциях. Чувствовалось: вПриехали к близким родственникам». Следует добавить, что в таком
составе они активно участвов
али во всех последующих конференциях, которые проходили в Ижевске.
Например, своими научными докладами обогатили работу
I
Х, Х, Х
II
Международного симпозиума по
теме вДиалекты и история пермских языков во взаимодействии с другими языками» (2002, 2004,
2008)
,
V
Международного симпозиума вФормирование и развитие литературных языков народов
Поволжья» (2003). Это были интересные встречи, наполненные свежими впечатлениями от живого
общения с учеными
-
тюркологами.

Е.Ф. Васильева удивляла кругозором научных интересо
в, она не ограничивалась только
чувашским языком, ей были интересны как тюркские языки (турецкий, казахский), так и финно
-
угорские, а также своей работоспособностью, желанием успеть сделать как можно больше в этой
жизни. В каждый приезд в Ижевск, обязатель
но привозила свои научные труды, посвященные
взаимодействию удмуртского и чувашского языков. Так в 2003 г. ею был опубликован вУдмурт
-
чуваш
кыллюкам» = вУдмуртско
-
чувашский словарь = Удмуртла
-
ч
Э
вашла словарь», посвященный
известному удмуртскому лингвисту,
ветерану Отечественной войны, Тамаре Ивановне Тепляшиной и
вСамоучитель чувашского языка». Несомненно, эти учебно
-
методические пособия стали для нас,
удмуртоведов, неоценимым подарком и помощником при изучении булгарских заимствований в
удмуртском языке. П
о существу это первый и удачный опыт составления удмуртско
-
чувашского
словаря. Он ценен и тем, что в первую очередь, отражает активную лексику современного
удмуртского и чувашского языков, тем самым пробуждает к ним интерес, как у студентов, так и у



1
Павел Флоренский. Имена// Малое собрание сочинений. В.
1. 1993. Изд
џ
во вКупина». С. 72.

2
Павел Флоренский. Имена// Малое собрание сочинений. В. 1. 1993. Изд
џ
во вКупина». С. 90.

3
Павел Флоренский. Имена// Малое собрание сочинений. В. 1. 1993. Изд
џ
во вКупина». С. 97.


62

широк
ого круга читателей. Для удобного использования словаря в работе, автор слова представил по
тематическим группам, разъяснил принцип построения словаря, привел краткий очерк об удмуртском
и чувашском языках. Например: удм. чебер, чув. чипер (красивый,
-
ая,
-
ое); уробо
џ
урапа (телега);
тушак
џ
тушек (перина); юбо
џ
юпа (столб); пукон
џ
пукан (стул); урам
џ
урам (улица); чибор
џ
чапар
(пестрый,
-
ая,
-
ое), пельнянь (
пельмен
џ
д.с.)

џ
пельмень (пельмени) и др.

вСамоучитель чувашского языка» также стал интересн
ым не только учёным, но и чувашской
диаспоре, проживающей в д. Благодатное Граховского района Удмуртской Республики. Жители
деревни Благодатное, а также все желающие теперь могут изучать свой родной чувашский язык (
до
этого у них не было учебников по чуваш
скому языку Т.П.
). Как утверждает председатель чувашского
национального центра в Удмуртии, Иголкин Анатолий Леонидович, и для него методические пособия,
вКазахско
-
чувашский словарь» (2007), вСловарь синонимов чувашского языка» (2008), составленные
Е.Ф. Ва
сильевой, стали неоценимым подарком и помощниками в его специфической работе. Эти
словари, безусловно, необходимы всем, кто интересуется взаимовлиянием, взаимопроникновением
родственных и неродственных языков.

Как вгениальный поэт обладает способностью над
елять свои творения именами, которые
выражают их и походят на них. Имя должно быть образом»
4
. Так и родители подсознательно
чувствуют и наделяют своих детей теми именами, которые их поведут по жизни, которые наделят их
теми качествами, какими бы их хотели
видеть они: счастливыми, умными, красивыми, здоровыми,
любимыми и т.д.

Елизавету Федоровну родители наделили всем: духовной чуткостью, умом, красотой, щедростью.
Все эти добрые качества человека испытала я на себе: она морально поддерживала меня, когда я
п
опадала в трудные жизненные ситуации. Как родная мать, заботилась обо мне, когда я приезжала в
Чебоксары и неделями жила у неё, делилась всем, что у неё есть. И так поступает она со всеми, кто
встречается на ее жизненном пути. Ей благодарны многие ученые
-
у
дмуртки. В свое время, да и
сейчас, её щедротой и кровом пользовались многие из них. Это по истине вселенский человек! От
имени всех их я благодарю, Вас Елизавета Федоровна: вТуж бад
У
ым тау чуваш сузэрмылы,
џ
ужапаймылы! С
Ь
зиськом юн тазалык, байлык, шудбур
! Т
Ь
ляд ужам ужъёсты дауръёсын
вунэтонтэм!» (Огромное спасибо нашей чувашской сестре, тёте! Желаем Вам крепкого здоровья,
счастья, благоденствия. Ваши труды бессмертны!)

5
.


Ум люкиське, ум люкиське, Не расстанемся, не расстанемся,

Ноку но ум л
юкиське, Никогда не расстанемся,

Куар ву пыдсы выйытозь но, Пока листья не потонут под водой,

Из ву вылэ л
ќ
птытозь. Пока камень не сплывёт над водой.

(удмуртская народная песня, поётся при проводах госте
й)








4
Павел Флоренский. Имена// Малое собрание
сочинений. В. 1. 1993. Изд
џ
во вКупина». С. 11.

5
В удмуртском языке вчужапай» означает сестра матери, самый любимый родственник.


191

Как отмечает Р.Г. Ахметьянов, татарские и древне
-
татарские имена подвергалис
ь сильному
фонетическому переоформлению у чувашей, в некоторой степени
-
у марийцев, в наименьшей
степени
џ
у удмуртов. Это объясняется, прежде всего, особенностями фонетического строя указанных
языков. Так, оглушение звонких согласных и тенденция к гаплол
огии в чувашском языке привели к
искажению ряда татарско
-
мусульманских имен до неузнаваемости: Тат. Галибай, Галимбай
џ
чув.
Кулипай (Кулибай), тат.Наурузбикэ девочка родившаяся в месяце Навруз, или девушка в костюме
весны во время праздника Навруза
џ
21
-
2
2 марта)
џ
чув. Нарспи, тат. Сэлимэбикэ, чув. Силпи и т.п.
В чувашском языке имеются и другие варианты
-
Нурас, Нарс, Норас, мар. диалект Нарыс, Нарыш.
[Ахметьянов, 1981: 66; 128].

В башкирском языке есть имена Науруз, Наурыз. Это имя распространено у н
ародов Средней
Азии. У башкир это имя сохранилось также в названии деревни Науруз и в фамилии Наурузов в
Учалинском районе ( Кусимова, 2000: 66).

В удмурдском антропонимиконе встречаются имена Навурус, Наурус [Атаманов, 1990: 262,265].

Узбекский антропоним
ист Э.А. Бегматов зафиксировал среди мужских имен узбеков следующие
варианты: Наврўз, Наврўзали, Наврўзбой, Наврўзжон, Наврўзхон, Наврўзхужа, Наврўз
қ
ул
.
Среди
женских имен узбечек: Наврўз, Наврўзмомо, Наврўзой. [Бегматов, 1991: 70;154].

В ногайском языке у
потребляется без изменения как Навруз [Баскаков, 1987: 133]. В кабардино
-
черкасском и абхазо
-
адыгейском
џ
Наурыз (Науруз) [Коков, 1987:331].

Среди ираноязычных народов, в том числе у таджиков, персов, афганцев, памирцев, ягнобцев

и т. д., имя Навруз у
потребляется в разных вариантах. Например, в мужских именах таджиков:
Наврўз, Наврўзал
ū,
Наврўзбой, Наврўззод, Наврўззода, Наврўз
ū,
Наврўзхон, Наврўзхоч
ֽ
а,
Наврўзшо
ҳ

и в составе женских имен:
Наврўза, Наврўзабону, Наврўзагул, Наврўзбиб
ū,
Наврўзгул, Наврўзх
он.
[Хайдаров, 2003: 48,188].

Частота употребления этих имен среди жителей регионов различна. Например, в
антропонимиконе таджиков Аштского района Согдийской области республики Таджикистан имя
Навруз за период 1920
-
1988 годы употреблялось 125 раз. В 1987 г
оду в столице Таджикистана,
Душанбе
џ
12 раз, а в Хатлонской области
џ
120 раз. Имя Наврузджон в Аштском районе за 1880
-
1988гг. употреблялось 56 раз. И только за один год
џ
1987 в г.Душанбе и Хатлонской области
џ
19 раз

[ Хайдаров,

2007: 122
-
123, 298, 386
, 406].

В фонде женской антропонимии таджиков Республики Таджикистан зафиксированы имена:
Наврўза, Наврўзб
ū,
Наврўзгул, Наврўзмо, Наврўзахон. Из перечисленных имён по частотности
активен Наврўза. За период 1880
-
1988 гг. в Аштском районе Согдийской области
Республики
Таджикистан зафиксирован 50 раз. Другие варианты перечисленных имён не очень активны.

В коллективной монографии вТеория и методика ономастических исследований» (1986: 131)
написано: вНациональные имена, как правило, отражают особенности национа
льной культуры, при
этом в одних именах культурно
-
исторический потенциал проявляется ярче, у других
-
менее
интенсивно, но едва ли найдётся хоть одно имя, не связанное так или иначе с культурой народа, его
создавшего или употребляющего».

Таким образом, этнок
ультурологическое, лингвогеографическое, типологическое, сравнительно
-
сопоставительное изучение антропонимии родственных и неродственных языков даёт для различных
наук ценные материалы и выводы.


Литература

Атаманов М. Г. Словарь личных имён удмуртов: окол
о 6800 имён /УИИЯЛ УрО АН ССР/ М. Г. Атаманов.
џ
Ижевск, 1990
.
џ

396 с.

Ахметьянов Р. Г. Общая лексика духовной культуры народов Среднего Поволжья /Р. Г. Ахметьянов.

џ
М.:
Наука, 1981.
џ

144 с.

Баскаков Н.А. Ногайские имена //Н.А.Баскаков. Справочник лич
ных имен народов РСФСР/ Под ред.

А.В. Суперанской (отв. ред.), Ю.М.Гусева.
џ
3
-
е изд., испр.

џ

М.: Русский язык, 1987.
џ

656 с.

Бегматов Э.А. Узбек исмлари / Э.А. Бегматов.

џ
Ташкент
.
џ

207

с.

Гафуров А. Имя и история: об именах арабов, персов, тадж
иков и тюрков: словарь /А. Гафуров.

џ
М.:
Наука, 1987.

џ

221 с.


190

Хайдаров
Шомат

Одегов Владислав

(г.

Кунгур)


ОТРАЖЕНИЕ НАЗВАНИЯ П
РАЗДНИКА НАВРУЗ В СИ
СТЕМЕ АНТРОПОНИМИИ

ИРАНОЯЗЫЧНЫХ И ТЮРКО
ЯЗЫЧНЫХ НАРОДОВ


С древнейших времён у многих племён и народов мира новорожденных нарекали в честь
праздников, названий года, месяца, дня не
дели, времён года и т.д.

Сравнительно
-
сопоставительный и типологический анализ антропонимии славяноязычных,
ираноязычных, тюркоязычных, семитоязычных и других народов показывает, что указанный мотив
выбора имён для новорождённых является одним из важных и
особых.

Известный ономатолог А.В. Суперанская пишет: вСобственные имена считают самыми общими
и самыми индивидуальными, самыми международными и самыми национальными словами.
Несмотря на кажущуюся парадоксальность этих определений, все они прекрасно сочетаю
тся в
онимической лексике. Невозможно назвать ни одного языка, собственные имена которого, состояли
бы из одних лишь национальных слов. Имена заимствованные, как правило, быстро адаптируются
под влиянием действия системы принимающего языка» (Теория и метод
ика… 1986: 25). Далее она
отмечает, что вВ любом случае современная онимия
џ
это результат длительной целенаправленной
культурной и языковой деятельности людей. Какими бы новыми и сверхсовременными ни казались
нам некоторые имена, они всё равно плод длител
ьной эволюции ономастических систем»

(там же: 26).

Известно, что в результате более чем тысячелетних ирано
-
тюркских
я
зыковых контактов
значительный слой иранской (преимущественно персидско
џ
таджикской) лексики
вошёл в тюркские
языки.

В слова
ре Г. Саттарова
-
Мулилле вО чём говорят татарские имена? Полный толковый словарь
татарских имён» (Казань: Раннур, 1998), по нашим подсчётам, из 15 тысяч татарских имён исконно
иранских (перси
дско
-
таджикских) заимствованных

џ
около тысячи. И это не считая ги
бридные имена:
ирано
-
тюркские, тюрко
-
иранские, ирано
-
арабские, арабо
-
иранские, ирано
-
русские и русско
-
иранские.

В этом докладе попытаемся в кратком изложении рассмотреть употребление и распространение
одного заимствованного из иранских языков имени Навруз,
Науруз и его варианты и серии в системе
антропонимии разных народов.

Навруз // Науруз, согласно древнему календарю ираноязычных народов, отмечает начало месяца
фарвардин (21
-
22 марта). Навруз
џ
это праздник Новый год, который отмечают все народы мира,
гов
орящие на иранских и тюркских языках.

Известный астролог и историк, президент Авестийской астрологии П.П.Глоба об этом пишет: в
началом года в зороастрийском календаре считается совершенно объективная космическое событие
џ

весеннее равноденствие, причем ка
ждый год начинается именно после того момента, как оно
совершается(по современному календарю зороастрийский Новый год приходится на 21 или 22 марта).
Сам праздник Нового года в персидской традиции получил название Ноуруз, что буквально означает
(новый день
), на который солнцепоклонники возлагали свои самые светлые чаяния и надежды»
(Глоба, 2007:401
-
402).

Слово Навруз состоит из двух компонентов:
нав
вновый» и
руз
вдень». Слова
руз
в древних
языках авестийском
џ
rаоса
h
, древнеперсидском
џ

r
а
u
са
h
, скифском
џ

r
а
u
ка,
r
а
u
са, среднеперсидском
џ

r
о
z
, согдийском
џ
rvc
, современном таджикском
џ

ruz
, современном персидском
џ

ruz
, осетинском
(дигорский диалект)
џ

rudzang
, афганском
џ

rvadz
, рушанский язык
џ

z
ū
z
, белуджский язык
џ

r
ос,
курдском (кирманджи)

џ

roz
, ягнобск
ом
џ

ru
са вдень», всвет», всветовое отверстие», вокно»
(Оранский,1988: 32
-
33).

Рассмотрим употребление различных вариантов этого имени в тюркских языках. В составе
мужских имен татар зафиксированы следующие:
Hay
руз (Навруз), Наурузбай (Наврузбай), Наурузб
ек
(Наврузбек), Наурузгали (Наврузгали), Наурузмухэммэт (Наврузмухаммет), Наурузхан (Наврузхан), и
в составе женских имен Наурузбикэ (Наврузбика) [Саттаров
џ
Мулилле, 1998:196;402].


63

КЫПжыЛЗеР АММЫ

(
Г. áАРшАВА, ЛОЛЬшА
)


ЧЕРЕДОВАНИЕ

j
~
ш
,
s

В БУЛГАРСКИХ ЯЗЫКАХ

(
НА БАЗЕ ЭТИМОЛОГИИ ЯЗЫКОВЫХ РЕЛИКТОВ В ИСТОРИЧЕСКИХ ИСТОЧНИКАХ
)


1. Некоторые исследователи истории тюркских языков датируют появление альтернаций
j
~
ш

(
орфография чу
вашская

)
в чувашском языке позднее
XIII
-
XIV
в
в
. Основание для этого мнения
представляют собой эпитафии волжских булгар
[
Хакимзянов:1978, 36
-
38
], где в начале слова
выступает арабский согласный
ң

(
ǯ

)
џ
там, где в современном чувашском языке произносится
мягкое
ш,
s

в хакасском и якутском языках,

а в большинстве тюркских языков
j

[
Тенишев, с. 356
-
3
79
]
.
Поддерживая мнение Ашмарина
[
Ашмарин 1902, 37
]
и Федотова
[
Федотов: 1985, 33
]
, что буква
джим

необязательно выражает согласную
ǯ

, в настоящем докладе пред
ставляю, какие согласные
ң

передает
в арабском, персидском и тюркских языках.

2. В аспекте тюркских заимствований в венгерском и в славянских языках
[
Parzymies
:

1994
,

Добродомов: 1974
]
гипотеза о позднем чередовании
j
~
ш

в чувашском представляется
неубеди
тельной. В этих языках находятся слова тюркского происхождения, в которых вместо
j
в
начале слова выступает согласный звук
s
. Конечно, нельзя доказать, что в первоисточнике
существовала мягкая согласна
ш
, но колебание между
s

и
š
в записи некоторых слов п
одсказывает
такую возможность.

3. Отражение альтернации
j
~ ш
,
s

в тюркских языковых реликтах, содержащихся в латинских,
греческих и старославянских исторических источниках, таких как титлы, имена
(
топонимы и
антропонимы
)
, названия культовых и бытовых пр
едметов, свидетельствует о том, что данная
альтернация представляет собой древное явление и по всей вероятности принадлежит к булгарским
языкам. Представленные реликты до сих пор не рассматривались как булгаризмы.


Литература

Хакимзянов Ф. Х.
.
Язык эпитафи
й волжских булгар
.
џ
Москва
,
1978
.

Ашмарин Н.И.
.
Болгары и чуваши
. ИОАИЭ, 1902.
-

Т. 18, вып. 1
џ
3
.


Федотов М. Р. Б. Мункачи о тюркских элементах в венгерском языке
//
Советская тюркология
.
џ
1985
.
-

1
.

Parzymies A. Jдzyk protobułgarski. Przyczynek do
rekonstrukcji na podstawie por«wnaо
turecko
-
słowiaоskich,
џ
Warszawa
,
1994
.

Добродомов И.Г. К вопросу о венгерском
sz
-

, соответствующем тюркскому
j
-

в старых булгаризмах
//

Тюркологические исследования
.
џ

Москва
,
1976
.

Сравнительно
-
историческая грамматик
а тюркских языков. Фонетика
/
ред. Э.Р. Тенишев
.
џ

Москва
,
1984
.

























64

КеСПНЭ КеНМЗГ КНПУЗПЫеЭЗЦ

(Шупашкар хули)


ПЁРТАС% ЭТНОНИМ ТАТА ТОПОНИМ


Тёван халёхёмёрён иртн. вёхёт с
ассилл. кун
-
=ул. пир.н канл.х шырама п.лмен
асаттем.рсенех кёсё
клантарнё? Акё: илсе пёхёр
-
ха чёваш халёх сёмахлёх.нчи катрам
-
катрам юмахсене: =ухалнё .м.тсемл. халапсене (с.м аваллёхпа =ыхённисем: паттёрлёх
(улёп) =инчен хывнисем: тёван халёхён тертл.
-
нушаллё пурнё=.н т.рл. ен.сене
сёнлаканнисем: этем шёпий.н пулни
-
ир
тний.: =.ршер паллё вырён яч.сем =инчен
калаканнисем???): салху кунсемл. легендёсене: вёхёт ин=еч.пе шурса
-
кёвакарса кайнё
истори преданий.сене! Интересл. сюжетсемпе п.рлех в.сенче м.н т.рл. тата м.нле
аваллёх с.мл. ята кёна т.л пулмастпёр% Ваттал: Велюк:
Ентимер: Ламан: Майрус:
Мерекке: Мухтар: Мыска: Сартун: Сикун: Эврел: Эткер: Якши: Яппар: Илтепи:
Ырёпи: Явра=???

«Истори преданий.сенчен п.ринче: сёмахран: авалхи чёвашсем Хура тин.спе
ин=етри тусен леш енчен килни: кайран монгол =ар.сем х.снине пула вёрм
ансене
тарса п.тни: унта вырёнти йёх
-
ёрусемпе п.рлешсе кайни =инчен каланё? +акё пир.н
халёх пурнё=.нче чён пулса иртн. историлл. факт» (В?Ф?Каховский? Чёвашсем? _
Шупашкар: 1984: 24 с?)? Тёван халёхён мён аслашш.сем хёйсен =ак анлё та аслё
т.нчен сипетл.
ыр шанчёкне п.р хыпарсёр =ухаласран
пире сёмахлёхёмёрта
.м.рл.хех
парса хёварнё?
Унён шухёш
-
.м.т: в.рент
\
тата ёспару калчилл. жанр.сем
ёслёлёх
.=чен.сене те: таврап.л
\
=.сене те: уйрём =ынсене те тётёш шухёшлаттара==.:
кала=тара==.: тавлаштара==. те? Пул
ас ёрусем вара ёна малашне те хёпартланса та
хавхаланса т.пчен. пул.чч.=?

Аваллёхён ч.нт.рл. .лккенл.хне ку=к.рет у=са кётартакансем шутне чи малтан
археологсене к.рте==.: м.нш.н тесен истори п.л.в.н шёнёр. чённипех археологи
(аваллёх =инчен: .л.кхи халёхс
ем =инчен: в.сен пурнё=.пе йёлисем: культури =инчен
авалхи т.рл. япаласем тёрёх в.рентекен наука) пулса тёрать? В.сем ятарласа чавса
тупнё аваллёх хат.р.сем +.р =инчи халёхсен кун
-
=ул.н тапхёр.сене сёнлаканнисем
шутлана==.: археологипе культура сий.сем пул
са тёра==.? +авсем =е= п.р
-
п.р халёхён
мён аслашш.сем ми=ем.ш .м.рсенче м.н
-
м.н .=лесе пурённине: т.рл. йышши .= тата
селем хат.р.семпе кулленхи пурнё=ра епле усё курнине: в.сен т.нчекурём.пе ёнланёвне:
пурлёх культурин элеменч.сене яр
-
у==ён кётартса пама
пултара==.? Шел пулин те:
чёваш халёх.пе =е= =ыхённё авалхи археологи палёк.сем пир.н сахал? Чёваш
Республикин территорий.нче «=авнашкал палёксем (пёлхар хулаш.семпе ял.сем: тём е
йывё= п
\
рч.семпе хуралтисен юлашкисем: авалхи масар.сем т? ыт? те) =.ре яхён

шутлана==.» (В?Ф?Каховский? +авёнтах: 22 с?)?

Кунсёр пу=не нес.лсен пурнё=не т.пчесе п.лме тёван ч.лхере те пуян: паха
материал самаях тупма пулать? Уйрёмах вёл шута халёхра паянхи кунчченех
упранакан п.р
-
п.р ял: шыв
-
шур: =ырма
-
=атра: =ын
-
тавраш: киремет
тата ытти т.рл.
паллё вырёнсен яч.сем к.ре==.? В.семпе =ыхённё историсемпе каларёшсем: т.рл.
сёнавсемпе асёрхаттарусем: халёх ёнлантарёв.семпе .нен.в.сем тем.н чухлех т.л
пула==.? Истори докуменч.сенче: кун
-
=ул =ырёв.сенче: =ул =
\
рев=.сен .=.сенче
XV
-
м.ш
.м.р.н 2
-
м.ш =урринчен пу=ласа =ав ятсен п.ч.к пай. =ырёнса юлма пу=ланё?
В.сенчен чылайёш.: ёруран ёрёва ку=са пырса: тёван ч.лхере хал. те упранать? Сёмах
май каласан: =авсене пу=тарса пир.н ч.лхе=.сем нумаях пулмасть уйрём к.неке туса
пичетлесе кёларни
пушшех савёнтарать: ёслёлёх диссертаций.сем малашне =ине
-
=ине
пуласси пирки шантарать? К.некин тулли яч. =апларах% «Прямой и инверсионный
словари комонимов Казанской губернии? (Сост? С?В?Колесникова: Г?Е?Корнилов:
А?А?Леонтьева? Чебоксары% Изд
-
во Чуваш? ун
-
та: 2004? _ 708 с?)»? 1897 =улта ирттерн.
перепи= материал.семпе усё курса: Хусан к.п.рнине к.н. =ынсем пурёнакан т.рл. ял
-
сала яч.сене тата в.семпе п.решкел к
\
л.пе юханшыв тата шыв
-
шур
яч.сене к.ртн. кунта?

Пайёр =ын яч.сен: в.сен пулёв.пе тётёшлёхне: к
уллен усё кураслёхне кётартнё
ятарлё: «хулём»: пурне те тив.=терекен к.некесем пир.н паянхи кунчченех =ук? Чёваш
халёх ёс
-
хакёл.н хёйнеев.р
\
с.м

гормон.сем
пулма тив.=л. в.сем?
Хамёрён
Чёвашлёхёмёра
тытса тёраканнисем _ халл.хе сыхлавлёх =ир.п тымар.семл.
тёван
ч.лхем.р:
.л.крех чён пулнё
ятсемпе хушаматсем
тата «=.нелсе»: «улшёнса»: чи
лайёххисене упрама п.лмес.р =.н. .м.рте манса пыракан
йёла
-
й.рке
?


189

наклонения в азербайджанском, гагаузском и турецком языках.
Данные имена встречаются в словаре
М.Кашгари вДиване
-
лугат
-
ит тюрк».

Параллелизм просле
живается в именах образованных в процессе трансонимизации. Например,
имя
Булгар
образовано в процессе трансонимизации этнонима
булгар
. Как отмечает В.К. Магницкий,
данное имя встречается в вРевизских сказках» лишь один раз. В мужских личных именах
Иделе
й
(2295, 41),
Иделек
(2295, 41),
Иделкича
(2290, 41)
Идел+кича
впереходит» антропокомпонент
Идел

связан с гидронимом
Идел
. В татарской антропонимической системе имена с компонентом
Идел

появились лишь в начале
XX
века. При помощи этого компонента в татарс
кой антропонимике
образованы имена
Идел, Иделле, Иделхан.
Также отмечены имена
Казан, Казанбай
, которые
образованы от топонима Казан.

Генетически некоторые имена восходят корнями к арабо
-
персидским языкам. Следует отметить,
что мусульманская культура остав
ила отпечаток и в антропонимической системе чуваш. В словаре
В.Магницкого зафиксированы имена, связанные с именем Аллаха (
Алабирд
е
ала
вбог»+
бирде

вдал»); пророка Мухаммада, которые встречаются в нескольких фонетических вариантах
: Мамет

(4410, 56),
Мемет
(4110),
Мухамет
(4955, 60), с компонентом
дин
врелигия, вера» Яшькилдединъ
.
К
арабскому пласту имен относятся компоненты
мулла:

Илмолла
ил (т.) встрана» + мулла,
Ишмулла
иш (т.) + мулла,
Яшмулла
яшь (т.) + мулла.

Антропокомпонент персидского происхож
дения булат (п.) всталь; крепкий» встречается в именах
Тинбулат
тин впара»+булат вкрепкий»,
Бекбулат
бек вкнязь»+булат вкрепкий» и

т.п.
Антропокомпоненты мирза
-
морза, гузя
-
кузя
-
хужа вхозяин», яр вберег, половина», ян
-
жан вдуша»
относятся к персидскому плас
ту.

Таким образом, в словаре В.К. Магницкого вЧувашские языческие имена» прослеживаются
татарские и чувашские параллели в антропонимах с антропокомпонентами или антропоформантами,
связанными с физическими, психологическими, биологическими особенностями че
ловека,
цветообразуюшим значением, отглагольными компонентами, а также в именах образованных в
процессе трансонмизации. Употребление чувашами в
XVII
веке имен арабо
-
персидского
происхождения, в особенности использование чувашами компонентов, относящихся к
религиозной
лексико
-
тематической группе, говорит о непосредственном воздействии мусульманской культуры на
культуру чуваш, что отразилось в их антропонимической системе.


Литература


Магницкий В.К. Чувашские языческие имена.
џ
Казань: Тип. Им. Ун
-
та, 1905.
џ

101с.


Древнетюркский словарь.
џ
Л., 1969.
џ

569 с.


KaФgarlı M. DivanЦ lugat
-
it tЦrk.
џ
Ankara
,
2006. 3 cilt
.


Суперанская А.В. К проблеме типологии антропонимических основ // Оономастика. Типология.
Стратиграфия.
џ
М.: Наука.
џ
1988.
-

С
.

8





188


Хазиева Гузалия Сайфуллов²а,


(Г.

КАЗАНЬ)




ТâТâРöКИé И ЧУВâШöКИé ПâРâЛЛéЛИ В âНТР«П«НИМИЧéöК«Й öИöТéМé


(П« МâТéРИâЛâМ öЛ«ВâРГ В.К.

МâГНИЦК«Г« «ЧУВâШöКИé ГЗЫЧéöКИé ИМéНâ»)


Как известно, чувашский и татарский языки входят в тюркскую языковую сем
ью и относятся к
языкам агглютинативного строя. Однако татарский язык принадлежит к кыпчакской группе, а
чувашский
џ
к булгарской группе тюркской языковой семьи. Одним из результатов дифференциации
тюркских языков в древнетюркскую эпоху являются общие для
чувашского и татарского языков
антропонимы, которые сохранились ныне в виде фамилии, претерпев процесс трансонимизации.

В любой антропонимической системе есть имена, унаследованные из глубокой древности.
Актуальным делает их тот факт, что они отвечают всем
нормам и моделям, принятым и понятным в
настоящее время, хотя слагаемые этих моделей уходят своими корнями в далекое прошлое.
Ономастическ
ая
типологи
я
џ
сходство, которое может быть результатом заимствования, взаимного
влияния или следствия аналогичного с
амостоятельного развития. (
4
: 8). В антропонимической
системе привлекают внимание татарские и чувашские личные имена, где наблюдается
типологическое сходство в именах, образованных в эпоху язычества.

В данной статье мы рассмотрим типологию структурных и ле
ксико
-
семантических особенностей
татарских и чувашских личных имен, образованных от древнетюркских антропокомпонентов и
антропоформантов. Источником исследования личных имен послужил словарь В.К. Магницкого
вЧувашские языческие имена», составленый на осно
ве 1
-
ой ревизии населения. Как отмечает
Н.И.

Золотницкий, ву чуваш, как у других инородцев иногда, в особенности же когда дети не живут,
сверх имени, нарекаемого при крещении, даются имена, заимствованные из своего языка» (1: 11),
вплодь до
XVII
века в чув
ашской антропонимической системе бытовали древнетюркские личные
имена наряду с христианскими. Проанализировав чувашские языческие имена, мы выделили
следующие общие антропокомпоненты и антропоформанты.

Антропоформант
ай
происходят от древнетюркского, означ
ает влуна, месяц» (2: 54). В чувашском
языке зафиксированы антропонимы
Айбекей
(ай
-
луна+бек
-
князь+ей вумен.
-
ласкательное»;
луноподобный князь),
Айбулат
(ай
-
луна+булат

(п.)
-
сталь),
Айдуган
(ай
-
луна+дуган
-
туган врожден;
рожденный»; рожденный при луне);
Айтир
як
(ай
-
луна, тиряк
-
тополь)
.

Цветообозначающие антропоформанты являются общими для татарского и чувашского языков:
ала впегий», кара вчерный», ак вбелый», кызыл вкрасный», сары вжелтый». В антропонимической
системе эти антропоформанты с цветовым значением
имеют и переносное значение, которое
сформировалось в мировоззренческой философии культуры жизни у древних тюрков. В словаре
В.К.Магницкого отмечены такие имена, как
Акмурза
(270, 25) ак
-
белый+мурза (а.),
Аксубай
(240, 26)
ак
-
белый+субай (т.) солдат,
Акташ
(235, 26) ак
-
белый+таш
-
камень,
Алабай
(260, 26) ала
-
пестрый+бай
-
богатый,
Алакай
(260,26) ала
-
пегий+кай
-
умен.
-
ласк.окончание; пестренкий,
Карачура

(3525, 50), кара
-
черный+чура (т.),
Кызылбай
(4110, 54) кызыл
-
красный+бай
-
богатый.

В лексико
-
семантическом от
ношении нами выделены имена, выражающие физиологические,
биологические, психологические особенности человека:
Юванкей
юван
-
юан вполный»+
-
кей
умен.ласк. окончание;
Ювашмурза
юаш вскромный; кроткий»+мурза (п.),
Батыр
всмелый»,
Яман

вплохой; скверный»,
Яман
деряк
яман взлой»,
Яманчура
яман взлой»+чура (т.),
Яшмулла
яшь
вмолодой», мулла,
Яшкилде
яшь вмолодой»+килде впришел».

Характеризуются общие параллели в антропокомпонентах и антропоформантах, означающих
титулатурную терминологию:
Шайморза
вшаех
-
шай (а.)»;
Яшьмулл
а вмулла (а.)»;
Мурзакилде
вмурза
(а.) + килде впришел»;
Байгузя
-
Байгужа
вхужа (п.)».

Выделяются отглагольные антропонимы, которые чаще используются в постпозиции, реже в
препозиции:
Янгил
ян вдуша» + гил вприходи»,
Яшгилде
яш вмолодой»+гилде вприш
ел»,
Яштуган

яш вмолодой»+туган врожденный»,
Илбак
ил вродина; страна»+бак всмотри», в препозиции
Килдебэк
килде впришел» бэк вкнязь» (3690,5),
Килдемир
кил вприходи»+демир вжелезо» (3675, 5
),
Килбарс
кил вприходи»+барс вбарс» (3655, 51),
Сатмурза
сат впро
дай»+ мурза (а.).

В словаре В.Магницкого зафиксированы имена, огузские по происхождению:
Яваш
(9850, 96)
вмедленный»,
Севдик
(7105, 76) влюбимый»,
Савчак
(6450, 71);

Баймыш
бай вбогатый» +
мыш
окончание неопределенного прошедшего времени;
Алмыш
ввзятый».
-
мыш
является формой
причастия прошедшего времени и формой неопределенного прошедшего времени изъявительного

65

Атёлпа Кама тёрёх.нчи хёш
-
п.р халёхсен авалхи историй. паянхи кунччен те
у=ёмлё мар? Хал. пурёнакан чёвашс
ен: тутарсен: пушкёртсен: =армёссен тёхём.сене
тата .л.крех истори аталанёв.нче т.рл.рен й.р хёварнё халёхсен кун
-
=улне те пырса
тивет ку? В?Ф?Каховский паллё историк тата археолог хёй.н «Чёвашсем» (Шупашкар:
1984) к.некинче =апла каланё% «Уйрём топонимсем
йёх
-
ёру яч.сенчен те килме
пултарнё? ,л.к Ет.рне уес.нче: сёмахран: Пёртас: Пёртаскасси ял.сем пулнё: +.рп
\

уес.нче ви=. яла Пёртас тен.: С.ве уес.нче _ Пёртас: Анат Пёртас: Течч. уес.нче _
Хирти Пёртас: Мён Пёртаспа К.=.н Пёртас ял.сем пулнё? Уйрём топон
имсем халёхён
этникёллё составне те п.лтерн.% Вырёс Сурём: Чёваш Сурём: Вырёс Тимеш: Тутар
Тимеш.: Чёваш Тимеш: Тутар Сёкёч. т?ыт?те»? Эпир вара тах=ан .л.к
-
авал
буртас
(чёвашларах калас пулсассён:
пёртас
пулать пул.) ятпа пурённё халёх шёпи пирки
к.скен а
са илесш.н? «Пурённах
-
ши =ак халёх пир.н республика территорий.нче
?
» _
текен шухёш та пу=а килет? Ыйтёвне эпир кёшт каярах хуравлёпёр: малтан вара =ак
темёпа =ыхённё литературёпа к.скен паллашёпёр?

Буртас
этнонимпа =ыхённё ыйтусем т.пчев=.сене
XIX
.м.ртех
кёсёклантарнё
1
?
В.сенчен п.ри В?А?Сбоев профессор хёй.н .=.сенче чёвашсемпе буртассем
п.р халёхах

пулнё тесе ёнлантарнё? Т.пчев=. историпе этнографи тата топонимика материал.сене
т.пчен. хы==ён =ак шухёш патне пырса тухнё? Тата авалрах пурённё авторсем =ы
рса
панё тёрёх: пёртассем Атёлён сылтём =ыран.н талккёш.нче: хазарсемпе пёлхарсем
хушшинче пурённё? В.сем =ырса хёварнисемпе усё курса В?А?Сбоев
пёртас
халёх.
хальхи Саратовпа Ч.мп.р к.п.рнисен территорий.сенче пурёнса =.р .=лен. тата кайёка
=
\
рен. тесе па
лёртнё? Пёртассем араветянсемпе тата перссемпе суту
-
ил
\
тунине хальхи
чёваш ч.лхине к.рсе юлнё араб тата перс сёмах.сем урлё чённипех =ир.плетсе пама
пулать им.ш? Каярах В?А?Сбоев шухёшне А?Ф?Риттих т.пчев=. те малалла аталантарнё?

Апла пулин те В?А?Сбоев
профессор шухёш. ёслёлёхра =ир.пленсех =итеймен?
Наукёра паянхи кунчченех чёвашсем пёлхар тёхём.сен п.р ушкён. текен шухёш
аталанса пырать? Кёна .нт. историксем те: ч.лхе=.сем те =аплах ник.сле==.:
ёнлантара==. те?

Совет Союз. арканнё хы==ён тухма пёрахнё
«Советская тюркология» (Баку: 1990:
2№) журналта Ш?З?Бахтиевён «Буртасы и чуваши» статйи пичетленн.чч.? Автор
В?А?Сбоев пу=тарнё ыйтёва =.н.рен =.клет: пёртассемпе чёвашсене п.р тёван
халёхсемех тесе пёхать? +ак п.рл.хе вёл т.не к.мен чёвашсен (в.сене лит
ературёра
час
-
часах
=у чёвашсем
те==.) тата еврей халёх.н культуринче сыхланса юлнё
п.рпекл.хсемпе .нентерет? Унён шухёш.пе пёртас
-
чёваш =ыхёнёвне чёваш халёх.н
историй.нче пёлхар
-
хазар: финн
-
угор тата Вёта=.р Ази компоненч.сем пуррипе
=ир.плетсе пама пула
ть? Пёртассен ч.лхи хальхи чёваш ч.лхин авалхи п.р юппи
пулма пултарнине вёл огуз ч.лхинчи п.решкел т.сл.хсемпе =ир.плетет% азерб?
ин
²
к



чёв?
.не
(корова): азерб?
йолдаш


чёв?
юлташ
(товарищ) т?ыт?те? Кунашкал
п.рпекл.хсене чылай тупма пулать? Пир.н ч.лх
ере т.л пулакан огуз элеменч.сен
п.лтер.шне Л?С?Левитская хёй.н п.р статйинче ятарласа =ырса кётартнёчч.?

Пёртассен =.р.
-
шыв. IX
-
X .м.рсенче хёш т.лерех пулни те ёслёлёхра
халл.хе у=ёмлё мар? Паянхи Чёваш республикинче вырна=нё ялсен
п.решкел яч.сене
пёрта
с
халёх. пурённё вырёнсемпе =ыхёнтарма пёха==.?
Т.р.сех
-
ши =акё
?


Пёртас
топоним республикёра ви=. районта т.л пулать? П.ри вёл __ Вёрмар
район.н
Пёртас
ял.? Ку ял п.теспе п.рех: кунта хал. вырёссем пурёнакан 10
-
12
ху=алёх кёна тёрса юлнё?
Икк.м.ш. _ Елч.
к район.нчи Вырёскасси (
Полевые
Буртасы)
? Ви==.м.ш. _ Вёрнар район.нчи
Пёртас
ял.? Хал. вёл юнашарах
вырна=нё: чиккисемпе п.рлешсех кайнё ви=. яла п.рлештерсе тёрать%
Тулти

Пёртас
:
Шалти Пёртас
тата
Сурнар
(Энтриял.)?





1

Тата малараххи пирки =акна илсе кётартма пулать% «Арабские авторы (Кальби в 819: Ибн
-
Русте в 903: Истахри в 903
-
933: Масуди

в
946) место обитания буртасов («бурджасов»)
указывали на правобережье Волги на территории между
болгарами
и
хазарами
(междуречье
Верхнего Дона и Верхней Оки)? В 7
-
9 буртасы жили самостоятельно: с 9 в? подпали под
власть Хазарского каганата: затем
Волжской
Болгарии?
В 12
-
13 вв? ассимилированы болгарами
и другими народами Поволжья? В перод монголо
-
татарског нашествия продвинулись к северу и
утратили свои этнические особенности» (Чувашская Энциклопедия% В 4 т? Чебоксары% Чуваш?
кн? изд
-
во: 2006? _ Т? 1% А
-
Е? С
?265)?


66

Республика тулаш.нче те
Пёртас
ятлё я
лсем пур? Тутарстанри Камское Устье
район.нче ик. ял%
Большие

Буртасы
(тут? __ Олы Бортас) тата
Малые Буртасы

(тут?

__ Кече Бортас)? Кунта хал. тутарсем пурёна==.?
Мордва республикинчи
Темниково район.нче те тутарсемех пурёнакан
Буртасы
ял. вырна=нё?
XIX

.
м.р
варринче Пенза к.п.рнинче =акён пек ятлё ялсем 5 яхён шутланнё? 1908 =улта
Кострома вулёс.нче те Покша юхан шыв. х.рринче Буртасово текен ял пулнё?

Хёш
-
п.р т.пчев=.сем каланё тёрёх: асённё ял яч.сем пурте XVII .м.рчченех Атёл
тёрёх.нче пурённё
пёртас

ятлё халёх йёх.пе =ыхённё? +акёнпа п.рлех тата Мишер:
Ир=е: +армёскасси: Чёваш +армёс: Тутаркас: Вырёскас: Вырёс сали йышши ял яч.сене
те унта пурённё халёхпа =ыхёнтарни пир.н литературёра п.рре кёна мар т.л пулать?
Ет.рне район.нчи
Пушкёрт
(вырёсла __ Мал
ое Карачкино) ял. пирки вырёнти =ынсем
хушшинче =ак шухёшах сарёлнё? В?Д?Димитриев профессор вара =ак ял ятне
Пош

ятлё =ынпа =ыхёнтарать? Акё: м.н =ырать ял историне тишкерн. статйинче% «Кашни
чёваш хёй.н =.р. тавра карта тытнё? Сёмахран: =ав =.рсене Патти
картти: Шокка
карти??? тен.?
Пошкарды
ят та (
XIX
.м.рти архив м
атериал.сенче вёл =апла
=ырённё

__ Л?П?) Пош карти (Пош ятлё =ын карти) тенине п.лтерет пул.? +ав карта
тытнё =.р вырён.нче касс (=.н. ял) пулса кайнё курёнать? Каярах
Пош карти

вырённе Пошкёр
т теме тытённё» («Коммунизм ялав.»: 1990: декабрь: 16)? Апла
пулсассён: =ак ялён яч. пачах та
пушкёрт
халёх яч.пе =ыхёнман? Ир.кс.рех вара тата
теп.р хут =акнашкал ыйту =уралать% пурённах
-
ши =
\
лерех асённё пёртассем хамёр
республика территорий.нче
?


Чи мал
тан араб географ. Кальби
бурджас
ятлё халёха 819 =улта асёнать?
Каярахпа
буртассем
=инчен Ибн
-
Русте (903 =?) Истахри (903
-
933 ==?): Масуди

(946
-
947 ==?) араб =ул =
\
рев=исем =ырса хёварнё? Акё: в.сем асённё п.р т.сл.хе илсе
пёхар% «??? Пёртассен =.р
-
шы
в. хазартан 20 кун хушши кайнё хы==ён т.л пулать?
В.сен унта ик. хула __ Буртас тата Сиваръ? +ыннисем п
\
ртсенче х.лле кёна
пурёна==.? +.р .=ле==.: час
-
часах юнашар халёхсем =ине тапёна==.? +авён пекех
ухутана =
\
ресе чаплё тирш.н хура
-
хёмёр тил.сене тыта==.
? Пёртассем магометан т.нне
.нене==.? В.сен хёйсен ч.лхи пур???»

Киеври Святослав .мп
\
хазарсене Х .м.р пу=ламёш.нче аркатнё хы==ён пёртассем
=инчен асённи истории летопи=.сенче чылай вёхёт хушши т.л пулмасть?Чённипех
.ненме пулакан =ёлку=сем тёрёх
буртас
_ пёртас
этноним тата теп.р ик. .м.р иртн.
хы==ён документсенче курёнма пу=лать? 1236
-
1237 =улсенче Ылтён Урта хан.сем
бурдас
-
буртас ятлё халёха хир.= похода тухнё? Атёл тёрёх.нчи топонимсене шёпах =ак
халёх Мордва: Мещер тёрёхне килсе тухнипе =ыхёнтара==
.?

Т.пчев=.сем .нентерн. тёрёх: чёвашсем мён аслашш.сем хал. эпир пурёнакан
вырёна =апларах килсе тухнё? Малтан в.сем С.ве юхан шыв. тёрёх анса Атёл =ине
тухнё? Атёлён сылтём =ыран.пе =
\
лелле хёпарса Эн.шпе +авал хушшинчи =.рсем
тёрёх саланнё? Хал. ку С.н
т.рвёрри: Куславкка: Вёрмар: +.рп
\
район.сен территорий.
шутланать? Ку=са килн. халёх ялсем й.ркелет: =.р .=лет: сунара =
\
рет: выльёх
-
ч.рл.х
.рчетет? 1552 =улта вырёс =ар. Йёван .мп
\
(Хаяр е +ил.лл. Иван) ертсе пынипе
Хусана илет те: Хусан ханстви арканать
? Чёвашсем хёйсен ир.к.пе .м.рл.хех вырёс
енне ку=а==.?

Вырёс =ар. Хусана илн. хы==ён
XVI
-
XVII
.м.рсенче патша правительстви
=апё=усенче палёрнё =ар =ыннисене: улпутсене чи лайёх =.рсене вале=се панё? Вёрмар
район.нчи Пёртас ял. те: малтан чёваш ял. пулнёс
кер: вырёс улпут аллине лекет:
=авён хы==ён кунта вырёссем пурёнма пу=ла==.? Ял. те май.пе вырёса =аврёнать?
Елч.к район.нчи
Полевые Буртасы
шёпах =ав вырёсланнё тапхёрта =акёнтан уйрёлса
тухса ларнё? Ахальтен мар унён чёвашла яч. __ Вырёскасси?

Хал. =ак я
лсен аталанёв. пирки кёштах чарёнса тёрёпёр? Чылай чухне ял
историне аса илме халёхра упранакан халапсем пулёша==.? В.сенчен п.рне илсе пёхар%
«Хальхи Вёрмар район.нчи Пёртас ялне п.ррехинче Арцыбашев е Верцелиус ёрат.нчи
=.р улпуч. пырса тухать? Ял куштан
.сене эрех .=терсе
\
с.ртет те вёкёр =е= выртмалёх
тесе =.р лаптёк. касса илме кала=са татёлать?
Лешсем: х.р.нк.скерсем: кил.шнипе
=ир.плетсе кирл. документ =ырса та хат.рле==.? +акён хы==ён =.р улпуч. вёкёра
пустарать: тирне ансёр хёю пек туса кастарать?
+
ак тем тёршш. пулса кайнё лентёпа
чи лайёх =.ре касса илет? Хёй.н теп.р ху=алёх.нчи хресченсене ку=арса килет? Малтан
чён
-
чён чёваш ял. пулнё Пёртас вырённе вырёс сали туса хурать?

К.=ех =ак халёхран
ук=а пу=тарса чирк
\
ларта==.»? Куратпёр .нт. ял епле выр
ёсланса кайни халапран яр
-
у==ён курёнать?


187

употребляется как
апеллятив и является элементом составных названий водных объектов: Кече
култык йылгасы
-
пр.р.Майна (Спас.), Култык куле
-
бас.р.Сюнь (Акт.), Култык инеш
-
пр.р.Свияга
(К.
-
Уст.) и др.

Рельеф и
геологическое сложение местности отражены в географических названиях Казанского
ханства. Более сорока сел имеют названия, связанные с той или иной особенностью
рельефа, с той или
иной характерной его чертой. Люди с давних
времен подмечали особенности повер
хности тех мест, в
которых они селились, и нередко их отмечали в названиях поселений. Так возникло название
д.Биектау (пуст.) на Алатской даруге. Слово тау с фонетическими вариантами представлено во всех
тюркских языках, в которых
употребляется в значении
вгора». Название от биек ввысокая»
+ тау
вгора» > ввысокая гора». Ныне есть р.ц.Биектау, д.Биектау, в Высокогорском, д.Биектау в Рыбно
-
Слободском, п.Биектау в Ютазинском районах. В РТ топонимы с орографическим термином тау
обильны.
В Свияжском уезде зафикс
ирована д.Ташкабак. Название
которой восходит к
орографическому термину таш вкамень» и вкабак» (букв, вбровь», ввеко»), вобрыв у реки,
надпойменную террасу, карниз у реки, оврага». Этот термин употребляется и в составе сложных
названий водных объектов РТ:
Кабак суы чишм
ә
се
-
бас. р.Метеска (Саб.), Кабак суы
џ
бас. р.Малый
Черемшан (Альк.), Кабак арты инеше
-
пр. р.Сюнь (Актан.), Ташкабак суы
-
пр. р.Утки (Куйбыш.). По
нашему
мнению, название д. Ташкабак в значении вкаменный обрыв у
реки», вкаменный высокий
б
ерег у реки». Ныне в РТ есть д.Ташкабак в Верхне
-
Услонском районе. Таким образом,
возникновение географических названий связано с человеком, с его практической хозяйственной
деятельностью. Наименования даются по названиям тех объектов, от которых зависело
существование населения.
Многие ойконимы Казанского ханства образованы
от географических
апеллятивов.


Литература


Древнетюркский словарь.
џ
Л.: Наука, 1969.


Донидзе Г.И. Гидронимические термины в тюркских языках.
џ
Ономастика.
џ
М.: Наука, 1968.
џ
С. 164
-
171
.


Износков И.А. Список населенных мест Казанского уезда с кратким их описанием.
џ
Казань, 1885.


Малолетко А.М. Палеотопонимика.
џ
Томск: Изд
-
во Томского ун
-
та, 1992.


Молчанова О.Т. Топонимический словарь Горного Алтая.
џ
Горно
-
Алтайск, 1979.


Мурзаев
Э.М. С
ловарь географических народных терминов
.
џ
М.: Мысль, 1984.


Отин Е.С. Топонимическая метонимия (вид связи вгидроним
џ
ойконим»).
џ
Перспективы развития
славянской ономастики.
џ
М.: Наука, 1980.
џ
С.106
-
121.


Писцовая книга Казанского уезда 1602
-
1603 годов. П
убликация текста.
џ
Изд
-
во Казанского ун
-
та, 1978.


Саттаров Г.Ф.Атамалар
д
ө
н
ь
ясына с
ә
ях
ә
т.
џ
Казан: Тат. кит. н
ә
шр.
, 1992
.


Татар телене
ң
а
ң
латмалы
с
ү
злеге.
џ
Казан
,
1

т.
џ
1979, 2

т.

џ
1981.


Хакимзянов Ф.С. Язык эпитафи
й
волжских булгар.
џ
М., 1978.






















186

Карак
ү
л на Алатск
ой даруге, ныне д.Каракул в Высокогорском и Нурлатском районах. Название
Карак
ү
л
означает кара вродниковое» + к
ү
л возеро» > возеро получающее
питание из
-
под земли, из
родника». Деревня
Иске Корса на Арской даруге образован от
гидронима. вУ деревни жо на ре
чке на
Корсе за служилым
новокрещеном и за ясачного чувашею вопче меленка мутовка»
[Писцовая книга:
1978, л.123 об.]
. вНаправе земля деревни Корсы
ясачные чюваши»
[Писцовая книга: 1978, л.124 об.]
. В
древнетюркском языке
guru
всохнуть», ввысыхать» [ДТС: 19
69, 469]
+ са врека». Корса
-
ввысыхающая
река», всохнушая река»
. Ныне в РТ реч. Курса и дд.Югары Корса,
Урта Корса, Т
ү
б
ә
н Корса, Корса
Почмак в Арском районе.
На Алатской даруге находилась д.
Ө
нс
ә.
В толковом словаре татарского языка
ө
н
/
-
ин , и
ңү
-
ввпадин
а», внизменность», вров», вовраг»
[ТТАС: 1979, 448]
+ са врека». Ныне д.
Ө
нс
ә
находится на территории Высокогорского района. Деревня
Ерыкса на Зюрейской даруге. В словаре
Э.М.Мурзаева
приведены следующие значения слова ерык: встарица», взалив», вглухой прот
ок»,
вмертвое русло, заливаемое вешними водами»; вглубокий проток, соединяющий озера»;
врукав
реки», вручей», вприток», вовраг»
[Мурзаев: 1984, 202]
.
В современном татарском языке ерык
џ
в
значении в
разрез». Название д.Ерыкса обозначает вприток реки». Ныне
в РТ
д.К
ө
ек
-
Ерыкса находится в
Мамадышском районе.

В Свияжском уезде зафиксирована д.Суыксу. Ныне д.Татар
Суыксуы в
Алеексеевском, д.Суксу в Высокогорском районе.
И.А.Износков пишет, что вназвание д.Суыксу получила
от ключа,
вытекающего из
-
под горы и имею
щего большую струю холодной
воды; над ним устроен крытый
резервуар»
[Износков: 1885, 7]
.
В Свияжском уезде была д.Шуширм
ә.
Г.Ф.Саттаров
возводит название
шу
-
су врека» + ширм
ә
к булгарскому слову
вглубокий овраг», врека»
[Саттаров: 1992, 8]
. Ныне
д.Шуширм
ә
(Шушерма) в Кайбицком районе РТ.

А.М.Малолетко отмечает, что гидронимы с термином су являются сравнительно молодыми.
Возраст их, очевидно, послемонгольский (после ХШ в.). По крайней мере, в более
ранних источниках
топонимы на су не известны. Похоже, что
появление такого рода гидронимов связано с резко
возросшим
влиянием кыпчакского языка в тюркской среде
[Малолетко: 1992, 81]
. В названиях
населенных пунктов Казанского ханства термин су выступает в составе сложных гидроойконимов.

С гидрологическим термином
елга врека» зафиксированы
дд.Зур Елга, Елга на Ногайской даруге
.
В
Свияжском уезде была д.Кушелга. Название д. Кушелга означает куш вдвойная», враздвоенная»,
вслитная» +елга врека». Ныне в РТ д.Олы Елга в Рыбно
-
Слободском районе, с.Куш елга в Заинском
рай
оне, дд.Алан
-
Елга в Сабинском,
Кама
-
Елга в Альметьевском, Якты Елга в Бавлинском районах,
в
Муслюмовском районе с.Елгабаш, в Мамадышском районе с.Елгабаш. Деревня Кулчык в Свияжском
уезде. В толковом словаре татарского языка кул вбалка с водой», вовражек»,
вречка, размытая водой»
[ТТАС: 1981, 186]
+
-
чык уменьшительный аффикс.

Географические объекты, окружающие человека, были для
него абстрактными понятиями и
обозначались они производными
терминами. Это иллюстрируется применением, по выражению
Э.М.Мурзаева
, анатомической лексики, когда названия
частей тела человека и животных использовались
для образования
нарицательных имен рек, устьев рек, гор, протоков, родников.
Например, тюрк, бас, баш,
пас ввершина (горы)», вначало (реки)»,
букв вголова»; агыз, авыз в
устье (реки)», букв, врот»; тамак вустье
реки», букв, вгорло»; култык взалив», вбухта», букв,
вподмышка» и т.д.

По мнению О.Т.Молчановой,
впервоначально ориентация
человека в окружающем мире осуществлялась с помощью частей его
собственного тела, поэтому и
природные объекты нередко получали те же названия, что и части
человеческого тела. При наименовании принималось во внимание сходство
по конфигурации, но это
наблюдение явилось уже в результате
достаточного ознакомления с окружающей средой»
[Молчанова:
1979
, 15]
. По своей природе метафорические
термины являются вторичными по отношению к
апеллятивной
лексике, теряющие свое первичное содержание. Переходя в
разряд ономастической
лексики, они приобретают собственное
значение в составе ойконимов, что является впо
лне
закономерным явлением, ибо метафора
џ
употребление слова
в переносном смысле для большей
образности, т.е. перенесение
на данный предмет характерных языков другого предмета. Семантика
метафоричных терминов разнообразна, и они в одном случае выступают ка
к гидрографические, в
другом
џ
как орографические термины.

На месте Рождественского на р.Меше Д.А.Кикин записал
две пустыши Укречь
-
Култук ву старого
татарского острога у большого кургана». Следовательно, во времена Казанского ханства здесь было
население г
ородского типа с укреплением военного характера, а на вражке был старый острог.
Култук

џ
вприток реки», взалив». В древнетюркском языке
goltig

-
вподмышка»
[ДТС: 1969, 454]
. В
толковом словаре татарского языка слово култык взалив моря, озера и др. типов во
доемов»
[ТТАС:
1981, 188]
. В тюркских языках употребляется в значениях: кум. и ног. колтык
-
взалив»,
влука»,
встарица»; узб. култик
-
взалив», вбухта»; азерб. голтук
-
вузкий, мелкий залив», встарица», вмелкое
зарастающее озеро»; турки голтук вбухта», вза
ливчик».
В гидронимической системе РТ култык

67

Канарка =ырми х.рринче вырна=нё: +.рп
\
уесне к.н.: XVI .м.р в.=нелле пулса
кайнё Пёртас ял.нче 1770 =улта 560 =ын пурённё? Архив материал.сем тёрёх =ак
ялтан уйрёлса тухса ларнё =.н. ялсем пулса кайни те паллё? А
кё в.сем% Ыхрасирма:
Емандаев: Саруй: Арнар: Курмурзин (орфографине сыхласа хёвартёмёр __ Л?П?)?
Емандаевпа Курмурзин яч.сем сыхланса юлайман? Ыттисем Вёрмар районне к.ре==.?
1859 =улта: сёмахран: Ыхра=ырминче 16 ху=алёх шутланнё: унта 132 ар=ын тата 133
х.рарём пурённё? Мён=урт х.рринчи Урнарта вара =ак =улах 114 ху=алёхра 322 ар=ын
тата 302 х.рарём пулнё? Вёрмар район.нчи Пёртасран уйрёлса тухса ларнё хир енчи
Вырёскассинче (хальхи Елч.к район.) 1770 =улта п.т.мпе те 26 т.не к.мен чёваш
пурённи паллё? Чё
ваш.сем те: вырёс.сем те Вёрмар район.нчен п.р вёхёталлах ку=са
килн. пулас? Ахальтен мар
XVIII
.м.р в.=нелле хат.рлен. «Экономика
асёрхаттарёв.сем» (вырёсла «Экономические примечания») .=ре =акён пек цифрёсем
курма пулать% т.не к.н. чёвашсен ху=алёх. _ 14
: ар=ынсем _ 55: х.рарёмсем _ 69*
вырёссен ху=алёх.

2: ар=ынсем _ 5: х.рарёмсем _ 8?

Вёрнар район.нчи Пёртас та Вёрмартанах (т.р.срех каласассён _ хальхи Вёрмар
район.н лаптёк.нчен) ку=са ларни паллё? Архив материал.сенче кун пирки =апла
=ырса хёварнине
асёрхама пулать% «Хальхи Вёрнар район.нчи Пёртас ялне Вёрмар
район.нчи Пёртасран тухнё йёхсем ку=са ларнё? В.сем ун чухне Ет.рне уес.нчи Тукай
(1796 =улта Ет.рне уес.нче 14 вулёс шутланнё: анчах та унта Турай вулёс. пулни
паллё _ Л?П?) вулёс.нчи Янибек Ян
ц(ч)урин ятлё =.рп
\
ушкённе к.н.»? Ку=са
килекенсем К.=.н тата Вётам +авал тёрёх.сене аван п.лн.: =акёнти чётлёх вёрмансене
ухутана =
\
рен.? Йывё= хёвёл.сенче пыл пу=тарнё? Кунта =итиех ку=са килме сёлтав.
те пулнё? Час
-
часах тыр
-
пул пулманнипе нушаланакан
халёх пысёк куланай т
\
лен.?
+ак куланайран епле те пулсан: вёхётлёха та пулин: хётёлмалла пулнё? Ку __
п.ррем.ш сёлтав? Тепри вёл т.не к.мен чёваш халёхне ир.кс.рлесе тен. пек Христос
т.нне йышёнтарни? Ют т.не йышёнассинчен хёраса ял =ыннисем ушкён.
-
ушкён
.пе:
тёван.
-
п.тен.семпе т.рл. =.ре ку=са ларнё? Ку=са килекенсем т.не к.мен чёвашсем
пулнё? В.сем киремете парне панё: ч
\
к тунё? +ав вырёнсем паянхи кунчченех халёхра
упрана==.? Ялти ватёсем каланё тёрёх: Пёртасран ин=ех мар: +авал Леш енчи Тёхёр
п
\
рт =ырм
инче (=ырма яч. хёех малтанласа тёхёр =емье ку=са килнине п.лтермест
-
ши
?
)
+.рп
\
енчи чёвашсен XIX .м.р в.=нелле те =.р пулнё?

Архив материал.сенче Вёрнар район.нчи Пёртас ял. пирки асённи п.ррем.ш хут
1764 =улта т.л пулать? Эпир шутланё тёрёх: ёна ник.слен
.ренпе п.р 2010 =улсем
т.лнелле 500 =ул та =итет пул.: м.нш.н тесен

XVII

.м.р варринеллех Пёртас
пысёк ялах пулса кайни паллё? Ку вёхётсенчех Тулти Пёртасран Шалти Пёртас тата
Сурнар уйрёлса тухса ларнё? Ял ятне Сурнар юхан шыв х.ррине ку=са ларнёран
=апла
каланё? Пулёв. енчен илес пулсан
Сурнар
гидронима хамёр ч.лхере ниепле те
ёнлантарса пама май =ук? К
\
рш.лле =армёс ч.лхинче
сур
сёмах «сарё»: «кёвак»
п.лтер.шпе =
\
рет:
нар
вара «=ыр»: «юхан шыв» тенине п.лтерет? Апла пулсан: Сурнар
юхан шыв яч. =ыранён т.
сне (
сарё хёйёрлё =ыран
) каланипе пулса кайнё? Чёваш ен
территорий.нче юхан шыв яч.сем ял ятне ку=нё т.сл.хсем тем.н чухлех? «Хамёр
ялсен» =ур=.р х.вел анё= район.сенчи топонимикёна та чылай чухне =армёс ч.лхи
урлё =е= ёнлантарса пама пулать: м.нш.н тесен
ку тёрёхра чёвашсен мён аслашш.сем
киличчен =армёссем =
\
рен.: пурённё?

Хал. .нт. Пёртас ял.сем
пёртас
ятлё халёхпа =ыхёнманнине куртёмёр? Анчах ыйту
кунпа кёна в.=ленмест
-
ха? Республика тулаш.нчи ял яч.сен пулёв. халл.хе у=ёмлах
мар? +апах та эпир
Пёртас

ят .л.к
-
авал йёх пу=.н яч. пулнине =ир.плетсех калама
пултаратпёр?
Пёртас
ятён пулёвне чёваш ч.лхинчи сёмахсем урлё ёнлантарма май
килмест? Вёл хёй п.лтер.шл. ик. сёмахран тёрать пулас%
бурт (фурт)
тата
ас
?
П.ррем.ш сёмах. Иран ч.лхинче «ывёл» п.лтер.шпе =
\
рет:
ас
сёмах алан халёх.сен
п.рл.хне п.лтерет? Н?И?Егоров ч.лхе=. вара
Пёртаса

Прут
юхан шыв. =инчи
ассем

тесе ёнлантарать? Урёхларах шухёшлакансем те пур? Ку .нт. йёх (ар=ын) яч. чи
авалхисенчен п.ри шутланнёран та килет
-
т.р?









68

КеЦМЗЙНЭ ЙКеВ ГЭЫМН
ЭЗЦ

(Г.

УЕЭОКСАРЫ)


«БУЧéНИé ö«öТâВЛéНИВ ЧУВâШöК«Г« ТéКöТâ

РУööК«ГЗЫЧНЫ
Х
öТУ–éНТ
«В


Основная цель обучения языку
џ
привитие студентам умений и навыков изложения мыслей и
чувств в устной и письменной формах. Эта работа сливается с обучением составлению текс
та, так как
только в составе текста выявляются значения и функции языковых средств как материал для
выражения. Невелико значение аналитической работы над отдельными словами и предложениями
вне текста.

Необходимо исподволь приучать студентов видеть каждое
языковое явление в составе текста,
выявлять их роль в выполнении задачи речевого общения. Затем составляется собственный текст с
использованием изученного грамматического материала.

В

анализе текста идем от содержания к форме. В первую очередь необходи
мо уяснить вопрос "О
ком (о чем) сказано?" В большинстве случаев уже по названию можно догадаться о чем будет сказано
в тексте. Используя словарь после текста и запомнившийся материал из ранее изученного студент
стремится усвоить содержание текста в основн
ом, старается ответить на вопрос "Что сказано?"

На первых порах студент пересказывает прочитанный (прослушанный) текст на русском языке.
Другими словами, аналитическая работа происходит на уровне аудирования (слушание и
понимание). При кратком пересказе
с учебником не надо пользоваться, при выборочном и полном
пересказе нужно разрешить пользоваться текстом. С целью прочного усвоения мелких деталей
содержания текста можно работать с вопросами рассудительного характера
почему? с какой целью? зачем?

Значите
льно облегчает учебную работу наличие написанного текста

перед глазами. В то же время
необходимо учить и слушанию и пониманию воспринятого на слух. С этой целью на первых порах
обучаем восприятию выразительной речи учителя. В дальнейшем переходим на схему
"студент
-

студент". После научения аудированию речи сверстников переходим на магнитофонные записи.
Вначале студенты научаются понимать речь своего преподавателя, затем
-
своих товарищей, а в
последующем
-
речь диктора
-
артиста.

Обучение пересказыванию пр
очитанного (услышанного) начинается с научения полного ответа
на грамматические вопросы по тексту (кто? что? что делает? с кем? когда? где? и т.п.). Студенты
должны четко уяснить себе, что в любом произведении есть: 1. Действующее лицо (действующие
лица).
2. Время действия. 3. Место действия. 4.Определенный порядок действия.
При работе над
текстом освещаем
вышеназванные вопросы.

После того как студенты научаются раскрывать 4 момента содержания текста, переходим к
деталям. Посредством перевода текста с исоль
зованием словаря по отдельным словам и
предложениям они все глубже и глубже вникают в содержание. Первичное обобщенное понимание
содержания текста включает в сознании механизм догадки. Раскрывая с помощью словаря значение
каждого слова, он уясняет точно
сть или неточность предварительной догадки, усваивает то, что
каждая единица языка в тексте связывается с другими тысячами невидимых нитей. Кроме того,
подобный порядок работы (от общего представления содержания текста к анализу формы) позволяет
предостер
ечь студента от однообразной нудной работы, повышает его заинтересованность.

Говорение
-
продуктивный вид речевой деятельности.
Обучение творческому говорению
начинается с выполнения репродуктивных упражнений. На первых порах пересказывается
содержание тек
ста полно.

Для облегчения работы можно предьявлять план текста. Пусть по каждому вопросу
разговаривают по одному. После этого другой обучаемый составляет цельный рассказ. Обращается
внимание на сознательное использование грамматических средств в своей речи
. На начальном этапе
содержание текста пересказывается устно, на продвинутом этапе переходим на письмо. Постепенно

185


РЫГЗеЭЫ áТКЫУЗќ éЫЛЗКНЭМЫ

(Г.

КАЗАНЬ)


Гé«ГРâФИЧéöКИé ТéРМИНЫ В «ЙК«НИМâХ

ПéРИ«–â

КâЗâНöК«Г« ХâНöТВâ


В жизни наших предков природная среда имела огромное значение. Выбирая благоприятные
места для своих жилищ, люди размещались чаще всего около лесов, гор или рек. Поэтому за столь
важными природными объектами первоначально закреплялись
названия в виде имен нарицательных
-
географических терминов, которые впоследствии превратились в названия географических
объектов.

Наименования населенных мест подвергаются большому
влиянию со стороны географических
терминов, как и другие категории географи
ческих названий
-
гидронимы, оронимы, имеющие прямое
отношение к семантике естественных объектов. Только в ойконимах могут преломляться в своей
совокупности и типы ландшафтов, и различные элементы рельефа и гидрографии, и почвенно
-
растительного покрова мес
тности, что продиктовано самим процессом зарождения населенных
пунктов. В момент возникновения населенных пунктов люди находились в тесном контакте с
природой и в
большой от нее зависимости, что не могло не отразиться на их
названиях. Поэтому
вследствие не
посредственного общения человека с природой, когда он еще не располагал другими
источниками для образования топонимов, в названиях населенных пунктов закреплялись
существенные признаки естественно
-
географических объектов, часть которых уже
прекратила свое
существование, а часть существует и поныне.
Например, в названии древнебулгарского города
Җ
ү
к
ә
тау, в ойконимах Киндерле, Тарлы был отражен элемент растительного мира, окружающей
среды, а в ойконимах Б
ө
реле, Биектау
џ
элемент рельефа. Таким образом, благода
ря географическим
терминам ойконимы выражают свойства
естественно
-
географических объектов, их природу и
сущность.
Как показывают исследования ойконимического материала, многие наименования
образованы от названия географических объектов.

Реки, ключи, озера,
болота, а также их особенности, нашли отражение в многочисленных
наименованиях изучаемой территории. К гидроойконимам
относятся переносные собственные
названия различных видов
водных объектов.

По сравнению с другими географическими названиями гидронимы сч
итаются самыми древними.
Реки, водопои, родники имели важное значение для жизнедеятельности народа, поэтому народ
стремился строить свои жилища в наиболее благоприятных местах: вдоль берегов рек, озер и у
других водных источников. И местные жители создали
подробно разработанную систему
географических терминов для обозначения признаков гидрологических объектов. Лексика,
относящаяся к обозначению названия водных объектов, чрезвычайно разнообразна, разнородна.

В тюркской ойконимии отмечается широкое и разнопла
новое взаимодействие гидронимических
лексем с
наименованиями поселений. По наблюдениям исследователей
-
ономастов внередко ойконим
зеркально повторяет
сложившийся ранее гидроним или же, наоборот, в гидрониме
тождественно
отражается форма названия водного объ
екта. Это
происходит вследствие контактного переноса имен,
или топонимической метонимии гидроним
џ
ойконим»
[Отин: 1980,
106].

Среди названий значительную группу составляют ойконимы с компонентом су, с его
фонетическими вариантами. Гидрологический термин
су в форме
sub
ввода», врека»
был
зарегистрирован еще в древнетюркских памятниках
[ДТС: 1969, 512]
.
Он имеет очень широкое
распространение у тюркских народов и активно участвует в образовании географических названий.
Во всех тюркских языках данное слово
за
свидетельствовано в значении ввода», врека», впроток». Но
известно, что, кроме значений врека», вречка», в башкирском
и туркменском языках термин означает
еще и возеро», внебольшое озеро»
[Донидзе: 1968, 165]
.

Ф.С.Хакимзянов, расшифровав надпись в булгарск
ом памятнике [
Carisman

siuna

barsa

olti
]
-

(поехав (или пойдя) в
Черемсан (до
c
л. в воду Черемсана), умер), считает слово
siu
в
булгарском
памятнике означает не только воду в обычном понимании, но и реку. На основе семантического
сдвига в
сторону конкретиза
ции понятия, понятие ввода» дало понятие
врека»
[Хакимзянов: 1978, 86]
.
В тюркских языках термин су имеет следующие формы:
турк., узб., кум., ног., сув.; алт., кирг., суу; башк.
һ
ыу; чув. шыв;
шор., тув., североалт. диал. суг.

В ойконимии Казанского ханств
а отмечена д.Аксу (Акса) в Свияжском уезде. Ныне в РТ с.Аксу в
Буинском, д.Аксу в Сабинском, дд.Зур Аксу (Большая Акса), Кече Аксу (Малая Акса) в
Дрожжановском районах.
Лексема ак в названии д.Аксу имеет значение впроточная вода»
. Деревня

184

Количество статей

Количество статей

Рейтинг

Буква

абс.

в %

Рейтинг

Буква

абс.

в %

4

с

2294

8,32

22

я

305

1,11

5

х

1620

5,88

23

г

300

1,09

6

а

1456

5,28

24

о

267

0,97

7

м

1353

4,91

25

Э

264

0,96

8

ш

1235

4,48

26

ю

256

0,93

9



1219

4,42

27

ĕ

230

0,83

10

в

1191

4,32

28

ы

161

0,58

11

ч

1035

3,75

29

ÿ

127

0,46

12

л

987

3,58

30

е

121

0,44

13

й

643

2,33

31

з

1
11

0,40

14

у

623

2,26

32

ц

78

0,28

15

р

558

2,02

33

ж

36

0,13

16

и

508

1,84

34

щ

6

0,02

17

н

482

1,75

Всего


27561

100

18

э

440

1,60






Чувашские словари за три века их существования прошли путь от
нескольких десятков слов до
30

џ
55 тысяч, и им в
достаточной мере удалось описать лексическое богатство чувашского языка.

В настоящее время чувашская лексикография стоит на пороге качественных перемен. Для языков
с сильным синтаксическим методом номинации, каковым является чувашский, следует использоват
ь
словники, допускающие словосочетания.

Возможны разные подходы к формированию новых словников. Первый путь предполагает научно
обоснованное включение в словники устойчивых номинативных сочетаний, предполагающих
самостоятельные словарные статьи. Другой на
правлен на совмещение традиционного словника с
номинативными синтагмами, снабженными ссылками на однословные леммы, лишь при которых
даются исчерпывающие сведения о леммах
-
словосочетаниях.

Опыт подобных словарей уже имеется: чувашскими языковедами созданы
терминологические и
фразеологические словари, в которых словарными единицами выступают синтагмы.


Литература


Мечковская, Н. Б. Общее языкознание. Структурная и социальная типология языков : учеб. пособие /

Н. Б. Мечковская.
џ
2
-
е изд.
џ
М. : Изд
-
во
вФлинта»; Изд
-
во вНаука», 2001.
џ
312 с.


Сергеев, В.И. Хальхи ч
Э
ваш литература ч
ĕ
лхи: Лексика тата лексикологи. Семантика тата семасиологи :
в
ĕ
рен
ÿ
пособий
ĕ /
В. И. Сергеев ; Ч
Э
ваш патшал
Э
х университеч
ĕ.
џ
Шупашкар, 2000.
џ
159 с.


Сергеев, Л. П.
XVIII

ĕ
м
ĕ
рти ч
Э
ваш

ырул
Э
х
ĕ
н пал
Э
к
ĕ
сем : учебник
-
хрестомати / Л. П. Сергеев ; Ч
Э
ваш
патшал
Э
х педагогика институч
ĕ.
џ
Шупашкар, 2004.
џ
106 с.


Скворцов, М. И. вСловарь чувашского языка» / М. И. Скворцов // Краткая чувашская энциклопедия.
џ

Чебоксары, 2001.
џ
С. 377
џ
378.


Reverse

Dictionary

of

Mari
(
Cheremis
) =
Обратный

словарь

марийского

языка
/
complited

by

Jorma

Luutonen
,
Sirkka

Saarinen
,
Arto

Moisio
,
Oleg

Sergeyev
,
Lidiya

Matrosova
;
Soci
é
t
é
Finno
-
Ougrienne
.
џ

Helsinki
, 2002.
џ
446
s
.


Reverse

Dictionary

of

Mordvi
n
=
Обратный

словарь

мордовских

языков
/
complited

by

Jorma

Luutonen
,
Mikhail

Mosin
,
Valentina

Shchankina
;
Soci
é
t
é
Finno
-
Ougrienne
.
џ

Helsinki
, 2004.
џ
685
s
.
















69

вводим в практику творческие диктанты, различные виды изложений, простейшие сочинения (по
картине, опорным словам, по началу или концу и др.)
.

Как известно, обучение составлению текста предполагает работу над формированием и
развитием умений и навыков 4 групп: 1. Работа над содержанием текста (обучаем видеть и
чувствовать связь между названием и содержанием). 2. Работа над структурой текста (пр
ививаем
навыки видения взаимосвязи содержания и формы). 3.Работа над языковыми средствами (обучаем
уяснению роли и места языковых средств в раскрытии намеченного содержания, выражении мысли,
увязывании предложений и частей текста). 4. Работа над совершенст
вованием текста (прививаем
умения и навыки редактирования содержания и формы).

Работа над содержательно
-
смысловой стороной текста предусматривает развитие следующих
частных умений: понимать и запоминать содержание; наблюдать и замечать; раскрывать содержан
ие;
подчинить содержание теме; определить границы темы; подчинить содержание главной мысли.
Указанные умения реализуются упражнениями следующего характера: свободное рассказывание;
подробный пересказ; свободный диктант; подробное изложение; ответы на вопро
сы (по тексту, по
серии сюжетных картин, по теме); коллективное составление рассказа; наблюдение над природой;
выбор названия картины из нескольких данных; словесное рисование картин; нахождение "самых
нужных" слов; "стирание" в тексте "неглавных" слов; в
ыбор названия текста из нескольких данных;
отгадывание названия сказки (рассказа) по опорным словам; выписывание из текста опорных слов;
составление опорных слов по тексту (на заданную тему); нахождение в тексте лишних предложений;
группировка предложений
по нескольким темам; придумывание конца или начала текста;
письменные ответы на вопросы по тексту (по теме); описание природных явлений; подбор поговорок
и пословиц к тексту; письменный ответ на вопрос по тексту; сокращение количества предложений в
текст
е; краткий пересказ и краткое изложение; выборочное изложение; озаглавливание картины
(текста); подчеркивание (нахождение) главных слов, раскрывающих основную мысль; подбор
пословиц, выражающих главную мысль текста; сочинение по пословицам и др.

Работа над
структурой (построением) текста предполагает в первую очередь упражнения над
составлением плана, которые вводятся с опорой на сюжетные картинки. Обучение составлению плана
направлено на то, чтобы студенты научились предельному сжатию текстовой ткани, т.е.
составлению
краткого реферата текста вопросительными, повествовательными, назывными предложениями.
Широко практикуются упражнения: восстановление деформированного плана по серии сюжетных
картин (по тексту); словесное рисование по сюжетному тексту; делен
ие текста на части по сюжетным
картинам (плану); составление вопросов к тексту

Работа над языковыми средствами имеет задачу научить правильно строить предложения,
начинать и заканчивать текст, связывать соседние предложения и части текста соответствующими
языковыми средствами (в основном знаменательными частями речи с предметным значением).

Используются следующие упражнения и приемы: устное рассказывание по началу и концу;
трансформация речевых моделей; распространение грамматической основы; восстановление

деформированных предложений
(слова даются в начале необходимой грамматической
форме, затем
-
в начальной);
составление одного предложения из двух; нахождение слов
-
скрепов, связывающих соседние предложения (части текста); вставка скрепа к двум связным
пре
дложениям; подбор синонимов и антонимов.
На продвинутом этапе для закрепления
грамматических навыков предлагаются устные изложения с изменением лица
(рассказчика, действующих лиц), времени.


Работа над редактированием предполагает предельно чуткое внимание
преподавателя к
исправлению допущенных ошибок. Самое главное
џ
содержание, поэтому приходится "не замечать"
ошибки в плане формы. Из практики известно немало случаев, когда после исправления ошибки в
ходе рассказывания студент оказывается неспособным прод
олжить начатое высказывание.
Нетактичное преключение внимания с содержания на форму тормозит механизм упреждающего

70

синтеза. Для преодоления этого явления преподаватель фиксирует допущенные ошибки не
вмешиваясь в ответ студента. Работа над ошибками начинает
ся по завершении рассказывания. Можно
предложить вопрос: "Кто какие ошибки заметил в прослушанном ответе?" Для работы над
типичными вопросами целесообразно уделять на уроке определенное время. Каждое занятие
содержит конкретную цель в совер
-
шенстовании у
мений и навыков составления текста. Согласно
тому, что в создании текста участвуют все языковые и речевые умения и навыки, другие, не
выделенные как целевые, служат в качестве средства.

В речевом общении участвуют двое: говорящий и слушающий. В общении они
попеременно
меняются ролями: тот, кто говорил, становится слушающим и наоборот. Они организуют свою речь
исходя из целей общения. Наличие ситуации, одинаково знакомой обеим сторонам речевого общения,
позволяет избежать синтаксически осложненных конструкци
й. В диалоге преобладают усеченные
предложения, здесь много обращений, междометий. Очень часто диалогическая речь состоит из
простых предложений.

Нами замечено: на занятиях чувашского языка в диалог строится в основном по схеме
"преподаватель
-
студент".
Это не отвечает требованию повышения практической направленности
обучения. К работе над составлением диалога необходимо шире привлекать самих студентов.
Основными схемами общения должны быть: "студент
-
студент" и "студент
-
студенты". Организация
работы
по данным схемам выдвигает ряд трудностей, одна из которых
-
организация мотивационной
стороны высказывания. Стимул к ответной реакции заключается в первой реплике. Но для
стимуляции первой реплики приходится искать разнообразные приемы, как то: деловые и
гры "Пресс
-
конференция", "Журналист берет интервью" и т.п. Названные упражнения полезны и наиболее
приемлемы на продвинутом этапе. Здесь полезны диалоги
-
образцы по повседневным
ситуациям и темам.

Предлагаются диалогические единства в двух вариантах
-
эквивал
ентах на русском и чувашском
языках, которые служат своеобразным речевым образцом. Усваивая содержание диалога на русском
языке,студенты приучаются подменять их чувашским эквивалентом в соответствующих жизненных
ситуациях с определенной целью. После диалог
ов предлагаются подстановочные таблицы с заданием
заменить тот или иной элемент структуры. Таким образом получается речевое произведение,
обеспечивающее решение коммуникативной задачи. Многократное повторение диалогов с
изменением элементов структур реплик
с одной стороны обогащает словарный запас обучаемых, с
другой
-
является неплохим способом усвоения грамматических форм, с третьей
-
приучает
использованию речевых клише в жизненных ситуациях.

При ответе на вопросы порядок слов в предложених
-
ответах не
изменяется: повторяется
предыдущее предложение
-
реплика с замененным вопросительным словом. Например: Уртем
м
\
нле

выляма юратать?
-
Уртем
шашк=лла
выляма юратать. (Артем
во что
любит играть?
џ
Артем
в шашки

любит играть.)

Подобные упражнения применялись н
ами в собственной практике в студенческой аудитории.
Работа над диалогическим единством разделяется на 4 этапа: 1. Чтение и уяснение содержания текста
на русском и чувашском языках (про себя). 2. Чтение чувашского текста с соблюдением ударений в
словах, ло
гических ударений и пауз в предложениях, интонации). 3. Перевод ситуации в новые
жизненные условия и разыгрывание по ролям (с подстановкой вместо помеченных слов других,
указанных в таблицах).
На этом этапе частно
-
речевые умения начинают переходить на ур
овень
подсознания, зарождаются зачатки продуктивной речи (репродуктивная речь). 4. Запоминание
образцов диалогов с целью использования их в подобных ситуациях. Данную работу целесообразно
задавать для домашнего выполнения. Дома студент записывает образец
диалога в тетрадь, научается
к следующему уроку строить разговор на тему без использования письменного образца.


183



Название словаря

Объем,

в словах

Чебоксары, 1973.
џ
167 с.

16.

Ч
Э
вашла
-
выр
Э
сла словарь = Чувашско
-
русский
словарь / Чуваш. науч.
-
исслед. ин
-
т яз., лит.,
истории и экономики / И. А. Андреев, А. Е. Горшков, А. И. Иванов, В. И. Котлеев, И. П.
Павлов, Н. П. Петров, В. И. Сергеев, И. Т. Сергеев, М. И. Скворцов, А. С. Уськин, Г. И.
Федоров, Р. И. Цаплина ; под ред.
М. И. Скворцова.
џ
М. : Рус. яз., 1985.
џ
712 с.

27 тыс.

17.

Федотов, М. Р. Этимологический словарь чувашского языка / М. Р. Федотов : в 2
-
х т.
џ

Чебоксары, 1996.

2621

18.

Moisio, A.
Tšuvassilais
-
suomalainen

sanakirja
=
Ч
Э
вашла
-
финла

словарь
/ A.
Moisio
, E.
Fo
min
, J.
Luutonen
.
џ

Turku
, 2007.
џ
286 s.

8 тыс.

19.

Word Lists: Chuvash Word Lists compiled by P.V. Zheltov, E.V. Fomin and J. Luutonen. [
В

производстве
].

30526


Современным чувашским словарям характерна стабильность объемов. Общеязыковые словари
включают
в себя около 30 тысяч слов (см. пункты 16; 19 таблицы 1). Самостоятельные
терминологические словари чаще предполагают корпус в восемь
-
десять тысяч терминов. (Интересно
отметить, что практически все терминологические лексиконы русско
-
чувашские, т.е. интерфе
рентные
по определению). Этимологические словари содержат около двух
-
двух с половиной тысяч единиц
(см. пункты 9, 13, 17 таблицы 1). Для сравнения: в этимологическом словаре русского языка
М.

Фасмера около 18 тысяч слов. Показатели чувашского и русского эт
имологических словарей
одинаково соотносятся с общим объемом лексик, чувашские словари даже имеют некоторое
превосходство.

Вершину чувашской лексикографической практики составляет словарь Н.И. Ашмарина. По
данным М.И. Скворцова, тезаурус включает в себя 55
тысяч единиц [Скворцов 2001, с. 377].
Примерно такие же цифры были получены в результате нашего исследования. В таблице 2 приведены
количественные характеристики словаря Н.И. Ашмарина по каждому тому.


Таблица 2

Количество слов в вСловаре чувашского языка
» Н.И. Ашмарина


Том

Количество слов

Том

Количество слов

1

1640

10

2917

2

1612

11

3523

3

4127

12

2321

4

3263

13

2668

5

4141

14

2984

6

3386

15

3131

7

3534

16

3304

8

3780

17

3763

9

3680

Всего

53774


Самый популярный чувашский словарь наших дней
џ

вЧувашско
-
русский словарь», выпущенный
в Москве издательством вРусский язык» двумя изданиями в 1982 и 1985 гг. По уточненным данным,
объем словаря
џ
более 27 тысяч единиц. Расхождение с заявленными на титульном листе 40
тысячами, возможно, объясняется разл
ичием методик подсчетов. Вполне вероятно, что редакторами
учтены не только леммы, но и номинативные словосочетания внутри словарных статей.

В таблице 3 показано распределение словника вЧувашско
-
русского словаря» по начальным буквам.


Таблица 3

Распределен
ие словника вЧувашско
-
русского словаря» (М., 1985)


Количество статей

Количество статей

Рейтинг

Буква

абс.

в %

Рейтинг

Буква

абс.

в %

1

к

3251

11,80

19

ф

394

1,43

2

т

2758

10,01

20

б

364

1,32

3

п

2557

9,28

21

д

331

1,20


182

свидетельствующее об общем объеме словаря.

Современные же компьютерные технологии
позволяют в абсолютных цифрах легко выявить объемы лексиконов.

При скрупулезном подсчете неэлектронного словарного материала желательно учиты
вать ряд
обстоятельств. Во
-
первых, при возможности следует подвергать словари собственному изучению.
Опыт показывает, что объемы словарей нередко обозначаются весьма приблизительным числом. В
настоящей работе авторские подсчеты (см. документы 5; 9
џ
13; 16
, 17 таблицы 1) сочетаются со
сведениями, обнародованными другими исследователями, ибо часть словарей существует лишь в
виде малодоступных рукописей (см. словари 2
џ
4; 6; 7 таблицы 1). Во
-
вторых, количество
подвергаемых подсчетам словарных статей соответс
твует количеству лемм. В
-
третьих, объемы
больших словарей лучше указывать приблизительными цифрами, поскольку возможны расхождения
субъективных и истинных объемов на несколько десятков единиц. В
-
четвертых, в анализе объемов
словарей желателен дифференциров
анный подход. Например, в целях уточнения лексического
богатства чувашского языка анализу следует подвергать лишь академические словари, первый
компонент которых чувашский. В принципе, на чувашский язык можно перевести весь 17
-
томный
словарь русского языка
с его полумиллионным объемом. Но этот труд заведомо будет ложно
оценивать лексическое разнообразие чувашской речи. В то же время в описании истории чувашской
лексикографии важными становятся сведения по русско
-
чувашским словарям.

Таблица 1

Объемы чувашски
х словарей




Название словаря

Объем,

в словах

1.

Tabula

poliglotta
//
Strahlenberg

Ph
.
I
. Das Nord und

»stliche

Theil

von

Europa

und

Asia

џ

Stockholm, 1730.
џ
XXII, 438, XVI S.

28

2.

Русско
-
татарско
-
чувашско
-
мордовский словарь: рукопись на основе анкет
В.Н.

Татищева.
1737
џ
1738. Архив Санкт
-
Петербургского отделения Рос. АН, ф. 21, оп. 5, № 149, л. 92
џ
140.

520

3.

Русско
-
чувашско
-
марийско
-
мордовский словарь: рукопись на основе анкет В.Н.

Татищева.
џ

1737
џ
1738.

500

4.

Muller, G. F. Nachricht von dreien
im Gebiete der Stadt Kazan wohnhaften Heidnischen Völkern,
den Tscheremissen, Tschuwaschen, und Wotiacken / G. F. Muller // Sammlung Russischer
Geschichte.
џ
St.
-
Petersburg, 1758
џ
1759.
џ
Bd. 3.
џ
S. 305
џ
412.

313

5.

[Рожанский, Е. И.] Сочинения, принад
лежащие к грамматике чувашского языка /
Е.И.

Рожанский.
џ
[СПб. : Тип. Рос. АН, 1769].
џ
68 с.

1340

6.

Словарь языка чувашского : рукопись. Санкт
-
Петербургская библиотека им. М.Е.

Салтыкова
-
Щедрина. Ф. 885, собрание Эрмитажа, № 222.

2888

7.

Словарь языков
разных народов в Нижегородской епархии обитающих; именно: россиян,
татар, чувашей, мордвы и черемис. По высочайшему соизволению и повелению ее
императорского величества премудрой государыни, Екатерины Алексеевны, императрицы и
самодержицы всероссийской. П
о алфавиту российских слов расположенный и в
нижегородской семинарии от знающих оные языки священников и семинаристов, под
присмотром преосвященного Дамаскина епископа Нижегородского и Алатырского
сочиненный 1785
-
го года: Рукопись. Санкт
-
Петербургская библ
иотека им. М.Е. Салтыкова
-
Щедрина. Ф. 885, собрание Эрмитажа, № 223.

11 тыс.

8.

Вишневский, В. П. Начертание правил чувашского языка и словарь, составленный для
духовных училищ Казанской епархии / В. П. Вишневский.
џ
Казань : Тип. ун
-
та, 1836.
џ
248 с.

2736


9.

Золотницкий, Н. И. Корневой чувашско
-
русский словарь, сравненный с языками и наречиями
разных народов тюркского, финского и других племен / Н. И. Золотницкий.
џ
Казань, 1875.
џ

VII
+ 279
c
.

1978

10.

Никольский, Н. В. Русско
-
чувашский словарь / Н. В. Нико
льский ; Перевод. комиссия при
управлении Казан. учеб. округа.
џ
Казань : Центр. тип., 1909.
џ
640 с.

19 тыс.

11.

Никольский, Н. В. Краткий чувашско
-
русский словарь / Н. В. Никольский.
џ
Казань, 1919.
џ

336 с.

10 тыс.

12.

Ашмарин, Н. И. Ч
Э
ваш с
Э
мах
ĕ
сен к
ĕ
неки
= Словарь чувашского языка =
Thesaurus

lin
quae

tschuvaschorum
/ Н. И. Ашмарин.
џ
Казань
џ
Чебоксары, 1928
џ
1949.

54 тыс.

13.

Егоров, В. Г. Этимологический словарь чувашского языка / В. Г. Егоров.
џ
Чебоксары : Чуваш.
кн. изд
-
во, 1964.
џ
355 с.

2550

14.

Петров,
Н. П. Русско
-
чувашский словарь технических терминов.
џ
Чебоксары, 1971.
џ
190 с.

10 тыс.

15.

Скворцов, М. И. Русско
-
чувашский общественно
-
политический словарь / М. И. Скворцов.
џ

8 тыс.


71

Работа над составлением монологического текста рассматривается нами как средство
закрепления лексических единиц и грамматических форм в связно
й речи. Наиболее хорошо
запоминается то, над которым проделывается достаточное количество мыслительных операций.

Работая над текстом, усваиваются во первых валентные отношения и способность слов
связываться с другими в составе предложения и текста. Эта свя
зь осуществляется на уровнях
грамматики, лексики и логики. Таким образом, текст стягивает языковые средства в одно целое. Под
тем или иным названием сгруппированные в текст слова занимают определенное место в памяти. Как
видим, работа над составлением текс
та служит условием и средством облегчения работы памяти.

Наиболее меньшей формой текста мы считаем два связных предложения. Такое образование
(микротекст) обязательно должно иметь название, которое стягивает все элементы образования в одно
целое. Например:


Ручка.

Это ручка. Она лежит на столе.

В этом образовании наличествуют основные семантические признаки текста: предметность,
процессуальность, локальность. Эти признаки сосредоточены в вопросах:
1. О ком (о чем) сказано?
-

О ручке. 2.Что о ней сказано?
-

Она лежит. 3. Где
она лежит?

-
На столе.
Наличие основных типов
семантической связи (хотя и косвенно) позволяет нам отнести в учебных целях подобное образование
к микротексту.

Таким образом, работа над составлением отдельных предложений малозначительна в о
бучении
выражению собственных мыслей и чувств. Выработка частноречевых умений и навыков должна
осуществляться на материале, который входит неотьемлемой частью в состав текста.
















72

ККНРЙНЭЫ ЗЫПЗќ АКеЙРееЭМЫ

(Г. НЫКТЫВКАР)


АНАТОМИЧЕСКАЯ ЛЕКСИКА К
АК МУДРОСТЬ КОМИ НАРОДА


Культура народа передаётся через различные формы этнопедагогического наследия и осваивается
ребёнком как живой организм. Для ребёнка погрузиться в значение слова
џ
открыть новый мир
познания не только самого себя, но и совершить до
вольно сложную мыслительную операцию, а также
почувствовать удовлетворение, радость, восторг. В учебном пособии вОрдым» автора М.А.Плосковой
своеобразное место занимает анатомическая лексика. В условиях современной образовательной
практики по раскрытию эт
имологии слов с учащимися 7
-
9
-
х классов она будет иметь впредметный
смысл». Приведём примеры из учебного пособия.

У коми есть пословица (шусь
ö
г): вДасьт
ö
мторйыд
муст
ö
оз зырт!» (взапасы карманы не дерут!» в
буквальном смысле слов: вЗапасы
печень
не трут»).
С этим словом связаны ряд однокоренных слов:
муса
(любимый),
мусук
(любовник),
муслун
(любовь),
мусатор
(любимое),
мусм
ö
дны
(влюбить),
мусукасьны
(влюбляться) и т.д. Все они имеют общее значение врадейтны» (любить). (Надо сказать,
что слово врадейтны» в к
оми язык вошёл из русского языка
џ
врадеет», значение которого вуход,
ухаживание»). Слово
вмус»
(печень) появилось очень давно, до распада Уральского пранарода, во
II

џ

III
веках до нашей эры. Это слово звучит почти одинаково у финно
-
угорских народов и до
настоящего
времени: у коми
џ
в
мус
», у венгров вмай», у эстонцев
џ
вмакс», у мордвы
џ
вмакс
ö»,
у марийцев
вмокш», у удмуртов вмус» (с.179, В.И.Лыткин, Е.С.Гуляев. Краткий этимологический словарь коми
языка)
.
Появление слова вмуслун» (любовь) у древних финно
-
угорских народов было связано с
внутренним органом человека
џ
печенью. Оно и сейчас сохранило своё значение и звучание во
многих диалектах коми (Удорском, Верхневычегодском, Печорском). Когда детей очень любят,
ласкают, лейкуют, целуют, то употребляют сло
восочетания: вмус ёкмыль» (комочек печени), вменам
мустор» (моя частичка печени). Кроме того, существуют и такие словосочетания: вмуск
ö
й курд
i
с»
(печень прогоркла)
џ
меня это огорчило; вмуск
ö
дз йиджис» (до печени дошло)
џ
меня это разозлило;
вмусс
ö
оз зырт
» (печень не трёт)
џ
легко, без печали живётся; вбыдтор сылысь мусс
ö
зырт
ö» (
всё у
него печень трёт)
џ
всё ему в тягость; о ленивом человеке печорцы говорят вмусс
ö
п
ö
ж
ö» (
печень
печёт), удорцы
џ
вмусс
ö
личк
ö» (
печень давит), усть
-
куломцы
џ
вмус вылын куйл
ö
» (на печени
лежит). Значит чувства людей, духовные качества и начала у древних коми были связаны с
состоянием тела, организма, отдельных органов. Этот вывод исходит из анализа происхождения слов
в языках разных народов. В коми языке с очень распространённ
ым уменьшительно
-
ласкательным
суффиксом
џ
ук образовалось слово вмусук» (любимый человек, любовник). Произносить это слово
вслух юные коми девочки и девушки стеснялись
џ
ввежавидзисны». Слово ввежавидзны» обозначает
чувство человека и также связано с челове
ческим организмом. В коми языке очень часто можно
встретить словосочетание в
веж пет
ö
» (зелень выходит)
џ
завидно. Из разговоров можно слышать:
вНылыс сэтш
ö
м мичаа в
ö
чч
ö
ма, мый вежыд пет
ö
сы выл
ö» (
Девушка так красиво одета, что завидно).
Что же такое ввеж
петк
ö
д
ö
мыс»?
вВеж»
имеет также значение вжелчь». Словосочетание ввеж пет
ö»
характеризует состояние организма, означает, что у человека усиленно работает печень, выделяется
желчь. В известных случаях это состояние характерно для завистливых, злых людей. Ск
ромных,
стеснительных людей характеризует противоположный термин
ввежавидзысь»
(дословно
џ
вжелчь
берегущий»). Значит, такой человек может сдерживать процессы в организме, в частности,
регулировать выделение желчи.
вВежавидзт
ö
м морт» , с суффиксом
џ
т
ö
м
-

(наглый, злой,
завистливый, жадный человек)
џ
этому словосочетанию в коми языке есть синоним
џ

вяндысьт
ö
м
морт»
(бессовестный человек). В коми речи часто используется фразеологизм: вТал
ö
н яндзимыс
абу», дословно это звучит: ву него нет полового органа», и
означает: вЭтот человек не чувствует
стыда», не чувствует необходимости прикрыть
своё голое тело, как
-
будто родился без
полового органа.

Приведём ещё пример: вМенам вок
ö
й
вир
-
яйсьыс усь
ö
ма
» (У моего брата кровь и тело
истощились) означает, что брат заболел
, лишился здоровья. Действительно, больной человек может
сильно похудеть, могут также произойти изменения и в крови. А вот выражение
ввирыс пузис»


181

Фомин Эдуард Валентинович

(г. Чебоксары)


ЧУВАШСКАЯ ЛЕКСИКОГРАФИЯ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ


В качественной характеристике языков определения вбогатый» или вбедный» скорее неуместны.
Каждый язык богат настолько, насколько он востребован общ
еством в удовлетворении его
коммуникативных нужд.

Лексикографии еще не удавалось в абсолютных цифрах определить объективное богатство
чувашского языка. До последнего времени считалось, что тезаурус Н.И. Ашмарина содержит около
сорока
џ
сорока пяти тысяч сл
ов (см., например: Сергеев 2000, с. 87). На титульном листе чувашско
-
русского словаря (М., 1982; 1985) указан объем, равный примерно сорока тысячам единиц. Между
тем самые богатые языки мира обладают словарями в полмиллиона лексем. Следует ли из этого, что
в
чувашском языке количество слов ограничено 50 тысячами, и, следовательно, язык не столь богат в
традиционном восприятии? И насколько словари последовательны в регистрации чувашской лексики?

Количественные характеристики словарей складываются в результат
е действия такого внешнего
фактора, как развитость лексикографической практики, и внутреннего
џ
реального лексического
разнообразия самого языка. Притом внешний фактор важнее внутреннего. В любом случае язык даже
в свой бесписьменный период существования о
беспечит лексический минимум в десять тысяч
единиц [Мечковская 2001, с. 96].

Развитость чувашской лексикографии
безусловно оценивается как удовлетворительная.

Чувашское слово подвергается лексикографированию с начала
XVIII
в. За три столетия словарный
сост
ав чувашского языка описан на достаточном уровне (хотя и, как бы странным ни казалось,
немалое количество слов остается за пределами словарей; в этих условиях сама идея составления
словаря взабытых» слов, высказываемая в языковедческих кругах, выглядит вес
ьма привлекательно).
Более того, чувашская лексикография благодаря трудам Н.И. Золотницкого, Н.И. Ашмарина,
Н.В.

Никольского, В.Г. Егорова, М.Р. Федотова, М.И. Скворцова и др. в тюркологии заслуженно
признавалась одной из развитых.

Все многообразие чувашс
ких словарей, по данным указателей, выражается более чем 140
названиями [Петров 2001; Чувашское
II
2004, с. 10
џ
28]. Следует иметь в виду, что статистика
непоследовательно учитывает рукописные словари и словарные части грамматик дооктябрьского
периода. Чаще
всего незамеченными остаются такого рода документы
XVIII
в. (см.: Сергеев 2004). К
тому же корпус чувашских словарей постоянно увеличивается. Только в последние годы были изданы
словари чувашско
-
турецкий, чувашско
-
финский, чувашско
-
казахский, русско
-
чуваш
ско
-
английский,
иноязычных заимствований, социальной лексики и др.

Лексическое разнообразие чувашского языка
, казалось бы, должно иметь одинаковые
количественные выражения с другими функционально равноправными языками.

Согласно известному афоризму, в чува
шском языке сто тысяч слов. Афоризм соотносится с
реальностью. Принято считать, что лексикон современного письменного языка составляет примерно
130 тысяч слов [Мечковская 2001, с. 97]. Однако специфика словообразования, диктуемая
приоритетным синтаксически
м методом, значительно уменьшает объективный и словарный объемы
чувашской лексики. Ср.: в марийском литературном языке, согласно обратному словарю,
представляющему наиболее полный корпус современной марийской лексики, насчитывается почти 57
тысяч слов [
Rev
erse
2002, с.
XX
]; в эрзя
-
мордовском словаре 42 ты
сячи единиц, в мокша
-
мордовском

џ
40 тысяч слов [
Reverse
2004, с.
XIX
]. Аналогичный чувашский проект Сектора
исследования языков Поволжья университета г. Турку, Финляндия, основывается на материале чуть
бол
ее 30 тысяч слов.

В чувашском языке таятся большие словообразовательные возможности. Но потенциальная
лексика зачастую оказывается невостребованной. В случае необходимости номинации нового явления
носители языка выбирают заимствование или описательное слов
осочетание и очень редко
џ

собственно чувашский неологизм. Теоретически вся лексика интернационального происхождения без
эквивалентов в чувашском языке может быть признана его достоянием.

Методика подсчета лексического объема словарей имеет некоторые особе
нности. Традиционная
методика заключается в несложных операциях.
Вначале производится подсчет абсолютного
количества лемм, приходящихся на первый десяток страниц. Затем полученное число примеряется к
общему количеству страниц. Таким образом вычисляется кон
ечное число, достаточно надежно

180

Рассмотренная нами форма
-
ан
/

-
ен
в чувашском языке и форма
-
(й)а
н
/
-
(й)ен
в
огузских языках являются наиболее близкими по структуре и значению? В данных
языках они выполняют одновременно функцию словоизменения и словообразования? В
турецком: азербайджанском: гагаузском языках форма

-
(й)ан
/

-
(й)ен
относится к
причасти
ю настоящего времени (иногда служит в функции причастия прошедшего
времени): в туркменском же языке это причастие употребительно в форме прошедшего
времени: а в чувашском языке представленная форма выполняет функцию настоящего
и прошедшего времен? Следует
отметить: что причастие на
-
(й)ан
/

-
(й)ен
в огузских
языках и в настоящее время остается продуктивной формой: а в чувашском языке эта
форма относится к непродуктивным?


Литература

1? Гаджиева Н?З? Основные пути развития синтаксической структуры тюркских я
зыков? _
М?% Наука: 1973? _ 408 с?

2? Грамматика туркменского языка? _ Ч?
I
? Фонетика и морфология? _ Ашхабад% Изд
-
во
Ылым: 1970? _ 503 с?

3? Покровская Л?А? Грамматика гагаузского языка% Фонетика и морфология? _ М?% Наука:
1964? _ 289 с?




























73

(кровь вскипела) следует понимать иносказательно, ведь на самом деле кровь при этом не кипит;
когда человек в
ыходит из себя, крайне раздражён или рассержен, его сердце начинает биться с
большей силой, и кровь начинает быстро двигаться.

Мы можем сделать вывод о том, что древние люди проявляли общий интерес к животным, к
растениям, к окружающей природе, к тем форма
м реальности, которые имели устойчивую
практическую значимость для человека, и в результате этого зарождалась новая лексика.
Этнокультурологические знания, этнолексика в современных социокультурных условиях требует или
нуждается в методологической обоснов
анности для практического внедрения в школьную практику.



Литература


Лыткин В.И., Гуляев Е.С. Краткий
э
тимологический словарь коми языка.
џ

Сыктывкар: Коми кн. изд,
1999
.

џ
430 с.


Плоскова М.А. Ордым: Лексика.

џ

Сыктывкар: Коми неб
ö
г лэдзан
i
н, 2004.

-
2
88 л.б.
џ
Пер. загл.: Тропа:
Лексика. Учебное пособие для детей 7
-
9 классов.


Плоскова М.А. Сь
ö
л
ö
м
ö
чуксасяна кывъяс// Войвыв кодзув.

џ

Сыктывкар, 1997, № 10. Л.10
-
11. Пер.загл.:
В сердце проникающие слова. Об этимологии слов.





































Приложенные файлы

  • pdf 14723019
    Размер файла: 1 MB Загрузок: 0

Добавить комментарий