(«Зиян али йиз кIвак кучуз хай шулин…») душевные муки влюбленного героя, крайняя сте-пень его отчаяния передаются через яркие и реалистичные по своей жестокости («Раст даришри Кьибла, иман агъдру кас, / Гаф апIруган, ужуб-харжиб аьгъдру кас») [5, с. 19] и т. д.


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.
1


Маллалиев Гюлахмед Нуралиевич

научный сотрудник

Институт языка, литературы и искусства

ФГБУН ©Дагестанский научный центр

им. Г. Цадасыª РАН

г.

Махачкала, Р
еспублика Дагестан

ЖАНР ГАЗЕЛИ В ТАБАСА
РАНСКОЙ ПОЭЗИИ

Аннотация
:
в статье рассматриваются образцы газельного жанра в
табасаранской поэзии на материале художественных текстов К.

Рамазанова,
А.

Ханмагомедова и Э.

Ашурбековой.

Ключевы
е слова
:
газель, табасаранская поэзия, редиф, тема любви, лю-
бовные страдания, бейт, жанровый канон, традиционные мотивы.

Первым

из

табасарански
х

авторо
в

к

жанру

газели

о
братился

К
.

Рамазанов.

В

его

сборник
е

©
С

доброй

надеждой
ª

[
4]

представлены

более

50

газелей,

в

ко-
торых

он

стремится

к

соблюдению

основных

требований

жанра
,

за

исключени-
ем

упоминания

в

последнем

бейте

поэтического

имени

(тахаллуса)

автора
.

Га-
зели

К.

Рамазанова

состоят

из

7

бейтов;

их

преимущественная

тема



воспева-
ние

люби
мой;

нередко

используется

редиф;

основные

мотивы



традиционные

газельные
:



страдания

возлюбленного,

воспевание

красоты

любимой,

жалобы

героя

на

свой

незавидный

удел

и

т. д.

Так
,

в

газели

©
Трогать

мое

раненое

сердце

разве

можно…ª

(
©
Зиян

али

йиз

к
I
вак

кучуз

хай

шулин…ª
)

д
ушевные

муки

влюбленного

героя,

крайняя

сте-
пень

его

отчаяния

переда
ются

через

яркие

и

реалистичные

по

своей

жестокости

гиперболические

образы

терзаемого

фи
зического

тела:

сердце

с

открытой

ра-
ной

(
©
зиян

али

юк
I
в
ª
)
,

броса
ть

живьем

в

горящее

пламя

(
©
жан

илмиди

дерниъ

итуб
ª
)
,

тело,

как

мясо,

кипящее

в

злом

казане

(
©
беден

йиккси

убхьурайи

пис

гъазникк
ª
),

пар

от

скорбн
ых

вздох
ов

[
возлюбленного
]

закрывает

солнце

(
©
йиз

ухьтналан

гьябгъюрайи

илнахьди

багьалу

ригъ

ккебкуз

гъитуз
ª
)

и

др

[
4,

с.

27
]
.

2


Редиф

разве

можно?

(
©
хай

шулин?ª)

подчеркивает

жестокосердность

воз-
любленной
,

играющей
,

как

кошка

с

мышкой
,

с

душой

лирического

героя

и

без

повода

обижающей

его:

Трогать

мое

с

сердце

с

раной

разве

можно,

/

В

горя-
щую

смолу

бросать

меня

разве

можно?

(
©
З
иян

али

йиз

к
I
вак

кучуз

хай

шулин,

/

Убхьру

гъирик

узу

китуз

ха
й

шулин?
ª)
;

С

моей

душой,

что

кошка

с

мышкой

вытворяет,

/

Вытворяя,

счастливые

дни

губить

разве

можно?

(
©
Йиз

рюг
ьня-
кан

гатди

кьюлкан

a
п
I
p
удар

/
Ап
I
ури

шад

йигъар

ккут
I
уз

хай

шулин?
ª)

[4,

с.

27
]
.

В

сборник

©
Свет

и

тени
ª

К.Рамазанов,

помимо

опубликованных

в

преды-
дуще
й

книге

г
азелей,

включил

новый

цикл

из

18

стихотворений
.

По

проблема-
тике

и

своей

тональности

они

качествен
но

отличаются

от

первого

цикла:

лю-
бимая

становится

объектом

воспевания

только

в

двух

газелях:

©
Дрожишь,

когда

любимая

тревожится
ª

(
©
Гук
I
ни

шулу,

ярик

гъалаб

гъабшиган
ª
),

©
По

небу

ле-
таю

ради

твоей

любви
ª

(
©
Завариан

т
I
ирхура
за

яв

аьшкьназ…ª),

а

л
юбовные

терзания

лирического

героя

в

новом

цикле

уступают

место

душевным

мукам

и

страданиям,

вызван
н
ы
м

несовершенством

мира

и

царящей

в

нем

несправедли-
вост
ью
,

отсутствием

гармонии

в

устоявшемся

порядке

вещей
.

Акцент

в

газелях

перенесе
н

с

любовной

темы

на

социально
-
философскую:

©
Запутались

дела,

начало

мира

невозможно

найти…ª

(
©
Гъяхьна

ляхнар,

дюн‱яйин

к
I
ул

бихъур-
дар
ª
)
;

©
Почему

мир

безжалостно

стал

упрям…ª

(Дюн‱я

гьап
I
уз

инсафсузди

дубхьна

терс…ª)

и

др.

Н
есправедливо
е

устройство

мира,

утрата

им

гармоничной

цельности,

нарушение

нравственного

порядка

переданы

через

образы,

отражающие

разные

аспекты

о
бщественной

жизни
:

Мало

осталось

радостных

голосов

детей

(
©
Ц
I
ибт
I
ан

имдар

биц
I
идарин

шаду

сес
ª
);

Новые

обжоры

появились

на

свете,

/

Чью

мерзкую

жадность

не

утолить

ничем
.

(
©
Ц
I
ийи

жадлар

удуч
I
вна

дюн‱йиз

/

Сабдиканна

адрабц
I
рудар

мурдал

нефс
ª
);

Да

н
и

встретится

не

знающий

Каа-
бу,

веру

человек,

/

Когда

разговаривает,

хорошее
-
плохое

не

знающий

человек
.

(
©
Раст

даришри

Кьибла
,

иман

агъдру

кас,

/

Гаф

ап
I
руг
ан,

ужуб
-
харжиб

аьгъдру

кас
ª
)

[5,

с.

19
]

и

т. д.

3


В

состоянии

смятения

пребывает

и

лирическ
ий

геро
й
,

с

прискорбием

наблюдающ
ий

все

это:

Легкого

для

сердца

ни

единого

дня

не

имея,

/

Скорбью

полон

вот

мой

двор.

(
©
Рягьят

йигъ

к
I
ваз

гьич

сабк
ь
ана

адарди

/

Хажалатну

абц
I
на

магьа

йиз

гьяят
ª
);

Будто

в

горле

кость,

(тяжело)

идет

/

Окрашенный

скорбью

в

черный

цвет

каждый

вдох
.

(
©
Дюднигъ

кIураб

гъяйиганси

гъюрайиз,

/

Гъамру

кIару

рангнак

кипну

гьар

нефес
ª
)

[5,

с.

16
]
.

Исцеляющей

силе

слова,

его

созидательному

началу

посвящена

газель

©
Хоть

и

(
живут
)

на

земле,

почему
,

не

знают

люди…ª

(
©
Жил‱ин

алшра
,

инсана-
риз

аьгъдар

гьаз…ª),

в

кото
рой

автор

призывает

внимательно

обращаться

к

словам,

разумно

пользоваться

ими.

Семантически



как

антоним



соотнесена

с

нею

другая

газель

©
Ломкого

человека

замораживающие

слова…ª

(
©
У
ьргъру

инсан

аргъурайи

гафари
ª
)
.

Посредством

эпитетов

и

метафор



тысячи

душ

ло-
мающие

слова

(
©
агъзур

рюгьяр

уьргъюрайи

гафари
ª
)
,

где

попало

бегающ
и
е

слова

[то

есть

произносимые

там
,

где

не

следует]

(
©
к
кабхъу

йишвахь

жаргъурайи

гафари
ª
);

из

грязного

сердца

идущие

слова

(
©
чиркин

к
I
ваан

гъягъюрайи

гафари
ª
);

с

зазубринами


/

Л
ица

народов

раздирающие

слова.




сарс

алди,

/

Халкьдин

машар

ч
I
яргъюрайи

гафари
ª
),

з
дравые

намерения

разру-
шающие

слова

(
©
Сагъ

ниятар

ч
I
юргъюрайи

гафари
ª
)

[5,

с.

22
]

и

др.



автор

пе-
реда
е
т

разрушительную

силу

слов.

Таким

образом,

в

газельном

творчестве

К.Рамазанов
а

прослеживается

эво-
люция

жанровой

тематики:

от

традиционной

любовной

темы

он

переходит

к

художественному

осмыслению

в

рамках

жанра

социально
-
нравственных

и

фи-
лософских

проблем.

Более

ощутимые

новации

в

традиционный

восточный

жанр

при
вносит

русскоязычный

табасаранский

по
эт

А
.

Ханмагомедов
.

П
омимо

газелей

в

чи-
стом

виде

(
©
Русская

газель
ª
,

©
Газель
ª
)

им

созданы

нов
ые

жанры



газельные

восьмистишья

и

газельный

сонет.

В

©
Русской

газели
ª
,

посвященной

березе,

А.Ханмагомедов

пытается

сов-
местить

две

поэтические

традиции



восточну
ю

и

русскую:

Берёза,

о

тебе

не

сложены

доселе

4


на

русском

языке

певучие

газели.

Запали

в

душу

мне

и

твой

прощальный

взгляд,

и

белоснежный

стан,

и

лиственные

трели.

Ах,

без

тебя,

увы,

берёзовость

сама

возможна

лишь

в

мечтах,

а

не

на

самом

деле.

Как

робкая

л
иства,

впервые

о

тебе

газельные

слова

во

мне

зашелестели.

Чтоб

ты

смогла

понять

восточные

стихи,

они

сложились

так,

как

будто

обрусели

[
6
,

с.

12
]

Для

раскрытия

образ
а

русской

березы

автор

использует

поэтик
у

восточно-
го

жанра
:

газельный

способ

рифмовки

(
аа

ba

ca

da

ea
)
;

типичная

газельная

кол-
лизия



стремление

лирического

героя

слиться

с

предметом

своего

желания,

преодолеть

разделяющую

их

пропасть,

и

невозможность

его

осуществления

(
запавший

в

душу

©
прощальный

взгляд
ª

березы,

©
березовость
ª
,

что

©
возможна

лишь

в

мечтах,

а

не

на

самом

деле
ª
);

имплицитно

присутствующие

в

тексте

ха-
рактерные

газельные

мотивы



воспевание

возлюбленной,

противопоставление

лирического

героя

и

героини
.

Береза

в

русской

поэзии

ассоциируется

с

девуш-
кой/невесткой,

поэт
ому

эпитеты

березовость
,

белоснежный

стан,

лиственные

трели



это,

по

сути,

те

же

самые

традиционные

газельные

эпитеты,

использу-
емые

для

описания

красавицы,

но

адаптированные

к

русской

поэзии

(
©
как

буд-
то

обрусели
ª
).

В

то

же

время

отклонени
е
м

от

жанрового

канона

можно

считать

наличие

в

©
Русской

газели
ª

некой

тематической

©
сюжетности
ª
,

тогда

как

бейты

в

газели

©
обладают

автономностью…

при

этом

господствует

ассоциативная

свобода

со-
четания

бейтов,

представляющих

собой

разные

мотивы
ª

[
6,

с.

194]
.

Аналогичное

линейное

развитие

темы

можно

проследить

и

в

©
Газели
ª

А.

Ханмагомедова.

Описание

встречи

с

возлюбленной



так

называемый

газал,

который

подразумевает

соответствующую



высокую

или

сокровенную



то-
нальность,

автор

заменяет

фривольной

сценой

в

цирю
льне,

где

женский

парик-
махер,

с

которым

©
не

всякой

особе

доступно

общенье
ª
,

проводит

кистью

©
по

5


чутким

ресницам,

по

хрупким

ногтям

вдохновенно
ª
,

карандашным

взмахом

©
темнит

золотистые

брови
ª

клиентки,

бреет

©
в

угоду

красотке

подмышки
ª

и

даже

опускается

©
до

сути

ее

основной
ª
,

но

получает

звонкую

©
оплеуху
ª
.

Субъ-
ектом

действия

здесь

вместо

страдающего

героя,

влюбленного

в

недоступную

красавицу,

выступает

ловелас
-
цирюльник,

главной

целью

которого

является

не

воссоединение

с

любимой,

а

переживание

прекрасных

мгн
овений:

©
Прощайте,

богиня,

не

пачкайте

пальцы

о

деньги,

/

мне,

кроме

мгновений,

не

надобно

пла-
ты

иной
ª

[6
,

с.

7
]
.

Таким

образом,

в

©
Газели
ª

А.

Ханмагомедова

поэтика

восточной

газели

подвергается

пародированию:

романтическое

преклонение

перед

объектом

любви

о
грубляется

до

эротизма;

страдающий

влюбленный

заменен

сладо-
страстным

и

готовым

на

риск

цирюльником;

стремление

к

телесно
му

воссоеди-
нени
ю

с

возлюбленной



желанием

получить

эстетическое

наслаждение

через

переживание

прекрасных

мгновений
.

В

газел
ьном

жанре

в

2000
-
ые

годы

пробует

свои

силы

и

Э
.
Ашурбекова.

Главная

тема

ее

газелей



страдания

лирической

героини,

вызванные

холодно-
стью

возлюбленного.

То

есть

в

плане

субъектной

организации

ее

газели

отли-
чаются

от

классических:

традиционный

лирический

герой,

страд
ающий

от

любви

к

красавице,

заменен

лирической

героиней.

Однако

это

нельзя

считать

нарушением

жанрового

канона,

так

как

подобная

©
замена
ª

ролей

в

газелях

су-
ществовала

еще

в

ХV

веке,

когда

появились

тюркские

поэтессы,

творившие

в

жанре

газели,

как
-
то:

Михр
и
-
хатун

(ок.

145
6

1
512),

азербайджанская

поэтесса

Натаван

(183
0

1
897)

и

другие
ª

[3].

Интенсивность

душевных

и

физических

терзаний

героини

автор

пере
дает

гиперболическими

образами
,

а

также

уподоблениями

в

русле

фольклорной

поэ-
тики:

Из
-
за

скорби

волдыри

выскочили

на

моих

губах,

/

Из
-
за

плача

оранжевый

окрас

приобрели

мои

черты.

(
©
Дердну

кIафнар

утIурччвнайиз

кIвантIариз,

/

Ишбу

диркьи

ранг

йивнайиз

кIалбариз
ª
);

Как

зверь

в

капкане,

пребывая

в

тре-
воге,

/

Благодатный

дух

мой

превратился

в

рану.

(
©
Р
укьариъ

нахширси,

гъалаб-
наъ

абхъну,

/

Баркаван

рюгь

илтIибкIнайиз

зийнариз
ª
);

Мягкая

постель

моя

6


стала

скалой

с

острыми

краями

/

Для

истончившихся,

как

стекло,

снов.

(
©
Гъюдли

ахин

мурзар

али

гъарз

дубхьна

/

Гюзгюси

чIилли

духьнайи

нивкIариз
ª
)

и

др

[
1,

с.

43
].

Классическая

для

газельного

жанра

ситуация

в

6

бейте

неожиданно

осо-
временивается:

Один

твой

голос

обрадовал

бы

меня,

/

Сколько

же

мне

ждать

твоего

[телефонного]

звонка?

(
©
Саб

яв

сесну

апIидийзу

къутармиш,

/

Фукьан

ккилигуза

увхьан

зенгариз?
ª)

[1,

с.

43
].

Ж
естокости

возлюбленного,

губ
ящего

любовь

героини,

посвящена

газель

©
Что

ж

я

такого

тебе

сделала…ª

(
©
Гьадмукьан

аьхюб

ву

гъап
I
ну

узу

увуз…ª),

в

развитии

лирической

темы

которой

отчетливо

выделяю
тся

несколько

фаз.

В

первых

двух

бейтах

ге
роиня

вопрошает

возлюбленного,

чем

она

провинилась
,

что

он

так

бездушен

и

жесток

с

ней;

в

третьем

и

четвертом

подчеркивается

сила

любви

к

нему



Мои

мысли,

сердце,

дыханье

полны

тобой
.

(
©
Йиз

фикрар,

юкIв,

нефес

увухьди

ацIна
ª
),

из
-
за

которого

ее

печаль

ста
ла

скорбной

тайной,

кото-
рую

ни

решить

нельзя,

ни

бросит
ь

(
©
Духьна

увкан

йиз

перишан

гьамлу

сир

/

Я

гьял

ап
I
уз

даршлуб,

ясан

ккат
I
абхьуз
ª
).

В

пятом

и

шестом

бейтах

измученная

героиня

мечтает

забыть

о

своей

страсти:

А
х,

если

бы

можно

было

скорбные

мысли

с

души,

/

Ка
к

скорлупу

с

ореха,

скинуть.

/

Или

ж

можно

было

тебя

из

моего

с
лепого

сердца,

/Как

косточку

из

вишни,

вынуть

(
©
Пагь

шуйишки

дердлу

фикрар

йиз

к
I
валан.

/

Хифралан

гьаркв

алдап
I
руси,

алдауз.

/

Вая

шуйиш

уву

йиз

сакъур

кIваан,

/
Беълийин

гил

адабгъруси,

адагъуз
ª
)

[1,

с.

44
]
.

Однако

в

замыкающем

композиционное

кольцо

финальном

бейте

героиня

отметает

свои

надежды

и

признает

невозможность

их

осуществления
,

и

этим

самим

соблюд
ается

жанров
ое

требовани
е

газели



невозможность

разрешения

любовной

ко
ллизии:

©
Моя

душа

привыкла

к

твоей

душе,

/

И

я

уже

ничего

не

могу

сделать
ª

(
©
Йиз

рюгь

яв

рюгьниин

гъабхьну

дадалмиш,

/

Сарун

шулдар

узхьан

фукIара

ап
I
уз
ª

[1,

с.

44
]
.

Проведенный

анализ

показал,

что

табасаранские

авторы

успешно

осваива-
ют

новый

для

национальной

литературы

жанр

поэзии.

В

своих

образцах

они,

с

одной

стороны,

стремятся

соблюдать

основные

жанровые

требования,

предъяв-
7


ляемые

к

поэтике

и

формальной

структуре

газели,

с

другой

стороны,

пытаются

осовременить

ее

содержание

и

внести

новшества

в

субъектную

структуру

жан-
ра.

Список литературы

1.

Ашурбекова Э. Дай мне место в сердце своем.



Махачкала:
Дагестан-
ское книжное издательство, 2010.



304 с.

2.

Бройтман

С.Н.

Теория литературы: Учеб. пособие для студентов фи
-
лол.
фак. высш. учеб. заведений: в 2 т. / под ред. Н.Д.

Тамарченко.



Т.

2: Бройт-
ман

С.Н.

Историческая поэтика.


3
-
е изд., стер. изд.


М.: А
кадемия, 2008.



368 с.

3.

Попова М. ©На губах твоих, горящих подобно берегам с саранками…ª.
Особенности якутских жанровых форм, заимствованных из восточной поэзии
(на материале творчества современных поэтов // Историко
-
географический,
культурологический журн
ал ©Илинª.


№2 (49), 2006

г. [Электронный ре-
сурс].



Режим доступа: http://ilin.sakhaopenworld.org/2006

2/80.htm

4.

Рамазанов К.С доброй надеждой.



Махачкала: Дагестанское книжное
издательство, 1990.



112 с.

5.

Рамазанов К. Свет и тени.



Махачкала: Дагестанс
кое книжное изда-
тельство, 1998.



212 с.

6.

Ханмагомедов А. Иная акварель: стихи.



Дербент: Юпитер, 1995.



31 с.


Приложенные файлы

  • pdf 14910912
    Размер файла: 372 kB Загрузок: 4

Добавить комментарий