из победного 1945-го, когда советские войска в ходе Берлинской операции добили Мы требовали безоговорочной капитуляции войск Берлинского гарнизона.


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.

Перед вами, уважаемый читатель, яркие документы из победного 1945
-
го,
когда советские войска в ходе Берлинской операции добили фашистского зверя в
его логове и принесли всем нам Великую Побе
ду. Это заметки живых участников
сражения за Берлин, их
воспомина
ния без купюр.


Как брали
З
ееловские высоты



Встречи с Маршалом Советского Союза Г. К.
Жуковым

Генерал
-
полковник в отставке Анатолий
Григорьевич Мережко (службу он завершил в
должности заместителя начальника штаба
Объединенных Вооруженных Сил
Государств
-

Участников Варшав
ского Договора) прошел всю
Великую Отечественную войну. На фронт попал
заместителем командира курсантской роты 2
-
го
Орджоникид
-
зевского военного пехотного училища,
под Сталинград, а закончил ее офицером связи штаба
62
-
й (8
-
й
гвардейской) армии, которой коман
довал
легендарный Василий Чуйков, в Берлине. Как офицеру
связи ему пришлось встречаться со многими видными
советскими воена
чальниками. В этих заметках А. Г. Мережко рассказывает о
встречах с маршалом Г. К. Жуковым.


-

ЗАКЛ
ЮЧИТЕЛЬНЫЕ
сраже
ния за Зееловские высоты и сам Берлин
врезались в память фанати
ческим упорством немцев, несмотря на колоссальные
потери и беспер
спективность сопротивления, и ге
-

роическими подвигами наших офи
церов и солдат, ведущих последний бой,
котор
ый, как известно "трудный самый".

В ходе тех боев мне довелось встречаться с Маршалом Советско
-

го Союза Г. К. Жуковым дважды, вер
нее, трижды. Особенно рельефно врезалась
в память встреча его в ночь накануне Берлинской операции и днем 16 апреля в ходе ее.

Дело было так. 15 апреля часа в 22
-
23 мне командарм В. И. Чуйков ставит задачу
выехать за реку Одер на восток километров на десять и втакой
-
то точке встретить
маршала и сопровождающих его лиц и прово
дить их на передовой командный пункт
(ПКП) армии. Ты, д
ескать, уже имел опыт встречи маршала на Маг
-
нушевском
плацдарме, не ударь ли
цом в грязь и на этот раз.

Встретил колонку из нескольких "Виллисов". Все они шли с зажженны
ми
фарами. При подъезде к мосту че
рез Одер попросил маршала дать ко
манду на
выключе
ние фар, т. к. район моста периодически обстреливается дальнобойной
артиллерией немцев, и дважды немцы пытались разрушить мост ракетами Фау
-
2.

Маршал на это ответил, что "ско
ро мы им так засветим, что станет тошно". При
выезде из населенного пункта Рейнтв
ейн вновь попросил выключить фары. В ответ
раздались недовольные голоса моей настойчи
вости с соседних автомашин. В от
вет я
резко сказал: "Я отвечаю за ва
шу безопасность!" Но, как только го
ловные машины
выехали из городка, немцы произвели артналет. Все
мо
ментально выключили фары.
Обош
лось без жертв.

Проводив колонку до горы Рейн
твейн, на вершине которой был обо
рудован
ПКП Чуйкова и с которого прекрасно просматривались пойма Одера и Зееловские
высоты, отпра
вился пару часиков вздремнуть, т. к. давало
знать нервное напряжение
последних двух часов и то, что перед началом операции офицеры штаба работали
несколько суток без сна и отдыха, в том числе расставляя зе
нитные прожектора на
позициях.

Часов в 9 утра меня срочно вызы
вают на ПКП. По ступенькам быст
ро вбегаю на
вершину кургана. В щели стоят маршал Г. К. Жуков и коман
дарм В. И. Чуйков,
который пред
ставляет меня маршалу как старого сталинградца и начальника направ
-
ления на 29
-
й гвардейский стрелко
вый корпус. Он, мол, будет выпол
нять ваше
поручение.

Маршал гроз
ным голосом, отрывистыми, чекан
ными фразами ставит
задачу: "Ра
зыскать командира корпуса (фами
лию его называть не буду, это заслу
-
женный генерал, которого вскоре заменил генерал Г. И. Хетагуров.
-

А. Мережко) и
передать ему мой при
каз
-

орг
анизовать штурм Зеелов
-
ских высот и к 15 часам
овладеть ими. В случае не выполнения прика
за он будет разжалован до ефрейто
ра и
лишен звания Героя Советского

Союза. От него с таким же приказом побывать у командиров 82
-
й и 47
-
й
гвардейских дивизий (генерал
ов и Героев Советского Союза) Дуки и Шеменкова. С их
пунктов управле
ния связываться со мной по телефо
ну. Ясно, повторите!" Я начал
повто
рять приказ, пропуская наиболее "колоритные" выражения. Маршал прерывает
меня и, обращаясь к Чуй
кову, говорит: "Васи
лий Иванович, откуда ты взял такого
деликатного сталинградца". Командарм вырази
тельно посмотрел на меня и по
-
чуй
-
ковски сделал "внушение". Я четко и дословно повторил приказ и, что на
зывается,
кубарем, слетел с верши
ны кургана. Абсолютно не обращая вним
ания на рвавшиеся
вокруг сна
ряды и мины, свист пуль, не останав
ливаясь перед переполненными во
дой
канальчиками и болотцами, ри
нулся разыскивать в сумятице боя командиров корпуса
и дивизий. Об их реакции на услышанное от меня, говорить не буду, все и та
к ясно.

Однако, они в один голос заявили о том, что главный рубеж обороны немцев
находится на обратных, за
падных скатах высот. Его занимают главные силы
обороняющихся, эти позиции не подавлены ни нашей ар
тиллерией, ни авиацией. Как
только наши подразделе
ния пытаются пе
ревалить через хребет высот, немцы
кинжальным огнем пулеметов, ору
дий прямой наводки и фаустпатро
нами все
"сбривают". К тому же, вдоль высот курсирует немецкий бронепоезд и наносит
фланговые огневые удары по прорвавшимся на
шим группам. Д
оложи, что без пов
-
торного мощного удара артиллери
ей и авиацией армии и фронта, вы
соты не взять.
Связаться по телефо
ну и доложить маршалу я не смог, связь не работала.

Возвратился на ПКП армии, мар
шала там уже не было. Он отдал при
каз о вводе
в сражен
ие 1
-
й и 2
-
й гвардейских танковых армий и убыл на КП фронта.

В книге А. Исаева "Георгий Жу
ков" есть такие слова: "Нелегкая до
ля "кризис
-
менеджера" наложила свой отпечаток на стилистику руко
водства Г. К. Жукова... Для
сталин
ской эпохи вообще была характ
ерна определенная "гиперкритичность"
приказов и распоряжений. Это был своеобразный управленческий при
ем
подстегивания подчиненных пси
хологическими методами..., не поз
воляющими
расслабиться и почи
вать на лаврах".

В ту пору на фронте каждый от начальнико
в больших рангов до сол
дат знали
высокую требователь
ность маршала Г. К. Жукова. Его су
ровую сухость в обращении,
катего
ричность приказов и жестокий кон
троль за их выполнением. В то же время
знали и другое: "Там, где Жу
ков
-

там победа".

Действительно

только после мощных ударов артиллерии и авиа
ции по позициям
противника на об
ратных скатах сопок, войсками ар
мии удалось овладеть Зееловскими
высотами 17 апреля.

Хочу особо подчеркнуть, что эта встреча с Маршалом Советского Со
юза Г. К.
Жуковым
состоялась в са
мый критический момент боев за ов
ладение Зееловскими
высотами. Этим фактом объясняется его такая категоричная требовательность к ко
-
мандирам соединений, от которых во многом зависит успех операции.

Да, маршал Г. К. Жуков был весь
ма требов
ательным. Он в своих ме
муарах сам
признает это. Но в то
-
грозное для Родины время нельзя было быть иным. К великому
сожа
лению, многие историки не только зарубежные, но и наши "перестроеч
ные" и
"шибко демократичные", а попросту злопыхатели, раздувают эту

черту характера
Георгия Кон
стантиновича до невероятных раз
меров. Абсолютно забывая о том, какие
результаты приносила эта тре
бовательность и о главном
-

боль
шом полководческом
искусстве маршала.

Вопреки этим односторонним исследователям, серьезный, бес
пристрастный, но
глубокий аналитик полководческой деятельности Г. К. Жукова англичанин, военный
исто
рик Гаррисон Э. Сомбери так пишет в заключение своего труда:

"...Жуков
-

человек, возможно, наиболее замечательной военной карьеры XX
века. На Западе, мож
ет быть, более известны имена таких полководцев, как
Монтгомери, Ром
мель, Гудериан, Де Голль, Эйзенхау
эр, Макартур или Паттон. Но
когда история завершит скрупулезную и мучительную работу по оценке ис
тинных
заслуг, имя Жукова, искусно
го мастера ведения
массовых войн XX века, будет стоять
выше всех наз
ванных. Он повернул ход истории в пользу СССР... С именем Жукова
связаны все крупнейшие сражения на русском фронте".

Об ожесточенных, кровопролит
ных боях и о буквальном прогрыза
-
нии мощных
многочисленных р
убе
жей обороны немцев от Одера до Берлина и о фанатическом
сопро
тивлении противника в самом горо
де, говорить не буду, они известны читателям
журнала.

Лишь два слова о конце Берлин
ского сражения. Нас сталинградцев
-
чуйковцев
переполнял гордостью тот факт
, что переговоры о прекра
щении боев в Берлине
ведутся на ко
мандном пункте В. И. Чуйкова. Почти 12
-
часовые переговоры с
начальни
ком генерального штаба сухопутных войск вермахта генералом Кребсом,
начатые по просьбе немецкой сто
роны, закончились безрезул
ьтатно. Мы требовали
безоговорочной капи
туляции войск Берлинского гарнизо
на. Кребс упорно твердил,
что он уполномочен Гебельсом и Борма
ном, т. к. Гитлер 30 апреля покончил
самоубийством, соглашаться только на временное прекращение огня. Ес
тественно,
на
ша сторона на такую проволочку времени пойти не могла. После мощного и хорошо
подготов
ленного артиллерийско
-
авиацион
-
ного удара по правительственным
кварталам и имперской канцелярии (над Рейхстагом уже развивалось Знамя Победы),
проведенных по указанию ма
ршала Жукова, на КП В. И. Чуйкова появился командую
-
щий обороной Берлина немецкий генерал Вейдлинг. Он сообщил о са
моубийстве
Гебельса и Кребса, поп
росил прекратить огонь и подписал приказ о безоговорочной
капитуля
ции всех войск Берлинского гарни
зона.
Мне офицеру
-
оператору дове
лось
быть в некоторой степени сви
детелем хода переговоров.

В заключение хочу подчеркнуть: глубоко символично то, что подвиг солдат
-
сталинградцев 62
-
й (8
-
й гвардейской) армии запечатлен в граните на Мамаевом
кургане в Вол
гограде

-

в образе В. И. Чуйкова и в бронзе в парке Тиргартен в Берлине
-

в образе солдата Н. Масалова, ко
торый, рискуя собственной жизнью, буквально в
последние минуты вой
ны спас от неминуемой смерти не
мецкую девочку,

На это способен лишь русский солдат.








Приложенные файлы

  • pdf 11551570
    Размер файла: 245 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий